Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.12.2009 | Арт / Архитектура

«Знаменосец Потемкин»

Шедевр авангардной архитектуры Санкт-Петербурга превращен в артцентр

Много ли вы знаете зданий, что построили западные гуру мирового авангарда в России? Вариантов раз-два и обчелся. В Москве Ле Корбюзье (настоящее имя -- Шарль Жаннере) спроектировал дом Центросоюза. Потом, неудовлетворенный реализацией проекта, автором считать себя не захотел. А в Санкт-Петербурге место паломничества фанатов авангарда и конструктивизма -- бывшая трикотажная фабрика «Красное знамя», что на Петроградской стороне. Ее спроектировал в 20-е годы лидер мирового архитектурного экспрессионизма Эрих Мендельсон. Симптоматично, что в 30-е годы он, подобно Ле Корбюзье, тоже отказался от авторства фабрики, узнав, как обошлись с его проектом советские коллеги. Одна лишь построенная форма осталась аутентичной замыслам Мендельсона -- силовая подстанция, которую сам Мендельсон называл кораблем, влекущим все производство. Эта огромная башня действительно напоминает корпус корабля с несколькими этажами-платформами и своеобразной многоярусной капитанской рубкой. Точная благодаря пониманию закона экономии энергии форма, максимально выразительный силуэт, в чем-то рифмующийся с пластическими экспериментами школы рационалиста Николая Ладовского.

Пространство громадной котельной изнутри организовано Мендельсоном намного интереснее тиражируемых сегодня модненькими архитекторами навороченных компьютерных проектов, подражающих бессмысленным скринсейверским плазмам. У Мендельсона все по делу (как-никак именно эта станция обеспечивала всю фабрику светом и теплом), все встроено в сквозной ритм и цикл. Одновременно сопряжения разных форм, элементов, технических и архитектурных деталей создают пластику авангардной скульптуры. Конечно, такое здание надо беречь как зеницу ока. Неплохо, что новый владелец «Красного знамени» Игорь Бурдинский планирует открыть «новый центр культуры, ориентированный на современное искусство». Башню Мендельсона обещают бережно реставрировать, без грубых вмешательств и евроремонта.

В конце прошлой недели благодаря поддержке менеджерской организации «Проект ПРОЕКТ» в башне открылась первая выставка Ильи Трушевского «Точки света». Гигантский замороженный зал котельной не освещен почти никак. Зрители продираются сквозь завалы строительного мусора почти на ощупь. Реагируют на сигналы -- серебряные точки, что двигаются то тут то там. Эти светлячки на фоне черной громады труб, сводов и решетчатых окон, в которые смотрелось морозное ночное петербургское небо, вводили в транс, оцепенение. Вот чу... По вмонтированной в стену черной полусфере поплыла крохотная лунная дорожка. В вогнутом экране на полу с ней начали перемигиваться движущиеся пятна (то ли кошачьи глаза, то ли фары, которые потом вдруг рассыпались мириадами искр). В глубоком тоннеле видна серебряная точка, приближающаяся издалека. Потом вдруг оказывалось, что это надвигающийся на тебя поезд. Вот уже и рельсы сверкают. И неожиданно верхний фонарь этого поезда взмывал вверх и кометой улетал за границу экрана. В подвешенные к потолку котельной гигантские трубы надо было смотреть как в глазок трубы подзорной. Там были световые тоннели, источник света где-то жутко далеко, под потолком, распылял сияние. В неожиданные моменты благодаря скрытым механизмам трубы начинали вибрировать, и понимание природы этого света становилось совсем неверным, призрачным.

Такая практикуемая Трушевским работа с обморочными состояниями пространства и времени в случае с шедевром Мендельсона оказалась уместной во всех смыслах. Когда-то жившая в рабочем прагматичном ритме силовая станция теперь повод задуматься о том, что такое быть и казаться.

При этом ее нынешняя «кажимость» выстрадана былым реальным участием множества людей. Она не компьютерная ведь, а всамделишная. Так же и у Ильи: весь его гипнотический мир не смоделированное на компе видео, а реальная видеосъемка движущихся в ночи объектов, которые потом монтировались в фильмы. Так что флагманом станции-корабля «Красное знамя» господин Трушевский выбран неслучайно. Сегодня вверенный ему корабль уместно назвать «Знаменосец Потемкин».



Источник: "Время новостей", 23.12.2009 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика