Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.11.2009 | Арт / Концерт / Литература

К вечности на ниточке

Завершается фестиваль памяти Дмитрия Александровича Пригова

В субботу, 28 ноября, акустическим перфомансом «Новая книга песен» с участием Владимира Мартынова и Владимира Тарасова в театре «Школа драматического искусства» завершится масштабный фестиваль памяти Д.А. Пригова. Программа его была подготовлена Государственным центром современного искусства. Куратором выступил Виталий Пацюков. Фестиваль замышлялся мультимедийным. Чтения и «круглые столы» с участием литераторов и исследователей современной культуры чередовались с выставками, концертами, превращающимися в шедевры перфомативного искусства. Центральное художественное событие фестиваля - выставка Omnibus Rebus («Обо всех вещах»). Она удивительно тонко зафиксировала специфическое присутствие Д.А. Пригова в культурном пространстве -- ему можно подобрать слово «неуловимый».

Поэт, философ, художник -- он постоянно пересекал границы жанров и текстов, ставил под сомнение правильность линейного дискурса в принципе, предпочитал стратегию ускользания, исчезновения.

Символично, что в центре зала выставки была установлена визуально-акустическая инсталляция Владимира Тарасова «Ноктюрн для бумаги». На прозрачной сетке разложены листочки бумаги. К каждому прикреплена палочка. Снизу дует специально приглашенный ветер. Листочки трепыхаются, танцуют. Вот этот бумажный ворох, шорох как предчувствие рождения великого текста и оказался принципиальным для понимания выставки. На нескольких экранах показывали фрагменты фильмов, в которых Д.А. Пригов буквально «кажется»; мелькнул и исчез: вот он военный врач в германовском «Хрусталев, машину!», а вот человек за пишущей машинкой в лунгинском «Такси-блюз». А на другой стене Олег Кулик демонстрирует теневую проекцию с неосуществленной акцией Д.А. Пригова, который должен был читать свои тексты в поднимаемом по лестнице шкафу. А в темном кинозале порхает мультипликационная бабочка Андрея Суздалева -- фильм-посвящение, в котором бабочка-анигма облетает слова, стихии и исчезает за линией горизонта.

Эту тему постоянного проявления-исчезновения, семиотических скольжений, ускользаний и странствий поддерживали и другие работы: графическая серия «Следы существования» Леонида Тишкова, дадаистский видеопарад нежданно встретившихся предметов Владислава Ефимова.

Конечно же виртуознейшей кодой фестиваля являются два последних концерта-закрытия. В понедельник Ансамбль ударных Марка Пекарского сперва исполнял изумительной красоты экологическую музыку Джона Лютера Адамса, а затем обратились к акустическому перфомансу Льва Рубинштейна и Владимира Мартынова «Появление героя». Музыканты вели диалог с поэтом. Помогали им в этом совсем не банальные инструменты, как то маримба, вибрафоны, глекеншпиль, яванские гонги, пластинчатые колокола, темпльгонги. Медитативный образ действа о вечном ученике почему-то срифмовался с темой средневековых мистерий. Тоже странничество, странные вопросы.

В субботу фестиваль завершится не менее замысловатым диалогом между Владимиром Мартыновым и Владимиром Тарасовым. Музицирование двух мэтров также превратится в театр, где бегут границ. Так ведь Д.А. Пригов завещал.



Источник: "Время новостей" № 219, 27.11.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.07.2020
Концерт

“Дальнобойщики” держатся маршрута

Песни челябинцев рассказывают о жизни провинциальных панков, откуда-то из центра России, зажатых между панельных домов под небом, задымленным заводами. Существуя в этих унылых урбанистических локациях, лирические герои не особо склонны тосковать по своей судьбе. Напротив, они “всегда молоды и вечно довольны”, лупят в дворовый футбол, носятся по улицам на великах и при первой возможности хватают рюкзаки, чтобы утопать в поход.

Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.