Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.11.2009 | Кино

Святое сердце

Фильм Мартина Провоста с переменным успехом пытается реконструировать одновременно биографию и внутренний мир художницы

Бодрая старушка Луиза Серафина была открыта парижским критиком и коллекционером Вильгельмом Удэ: отдыхая в 1912 году в Санлисе, Удэ обнаружил на кухне соседей кусок обоев с психоделическим узором из цветов и трав.

Оказалось, что эта визионерская работа выполнена их служанкой.

Удэ тут же купил цветы за 12 франков, подарил Серафине мольберт, холсты, краски и раскрутил ее как звезду примитива (позже Серафина участвовала в знаменитой коллективной выставке «Святое сердце» вместе с Анри Руссо и Камилл Бомбуа).

Фильм Мартина Провоста с переменным успехом пытается реконструировать одновременно биографию и внутренний мир художницы. Первая половина снята как нескончаемый трип — труды и дни Серафины сливаются в одну непрерывную поденщину: начиная мыть пол в одной квартире, она немедленно, словно пройдя сквозь стены, перемещается в другую (это,видимо, должно показать сосредоточенность героини на творчестве). Есть и минусы. Своим личным обаянием Серафина была во многом обязана сохранившимся до старости веснушкам и веселым проказливым глазам. Играющая ее угрюмая Иоланда Моро лишена и того и другого.

И еще деталь: с возрастом Серафина все больше ударялась в католическую экзальтацию и вместо натюрмортов начала писать мощные абстракции по мотивам своих религиозных озарений (Кандинский рядом с ними кажется вялой бесчувственной мазней) — их в фильме, увы, нет.

Зато тут показано, как отличить настоящего художника от неизвестно кого: только поистине творческая личность, остановившись пописать, может заглядеться на игру света в кленовой листве.



Источник: TimeOut, 17 ноября 2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.12.2019
Кино

Восхитительная жестокость

В комнате заставленной жуткими куклами (будто родственниками Чакки) и заклеенной порнографическими постерами на грязной кровати с некогда белым бельем лежит труп женщины. Пригубив шнапса, безобразный герой приступает к разделке тела.

Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.