Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.06.2009 | Арт

В замках, казематах и на пляже

Петербургский фонд Про Арте отпраздновал десятилетие

Фото: Toine van Rijthoven

В пятницу в Петербурге отмечали десятилетие создания фонда Про Арте -- институции, последовательнее и активнее всех занимающейся современным искусством в этом городе. В честь юбилея на праздник, куда съехались приглашенные со всей России и из-за границы, в Петропавловской крепости, где живет фонд, с утра до вечера бурлило актуальное искусство всевозможных жанров и видов, от самого эстетского до самого популярного. Первым из десяти главных мероприятий стал полуденный выстрел из пушки -- в знак особого уважения символически пальнуть дали Елене Коловской, создателю и бессменному директору фонда. И с этого момента понеслось без перерывов.

В 12.05 Нарышкин бастион наполнился гулом и звоном «Симфонии гудков» -- это была электроакустическая реконструкция знаменитого произведения эпохи конструктивизма (ее  сочинил композитор и теоретик Арсений Аврамов, а реконстукцию сделал молодой петербургский композитор Сергей Хисматов), где в оригинале звучали заводские, паровозные и автомобильные гудки, сирены, артиллерия, авиация, пулеметы, колокола, духовые оркестры, хоры, а также специально изобретенный огромный музыкальный инструмент -- Магистраль, представляющий собой сеть настроенных паровых гудков.

Далее чего только не было: в Атриуме Комендантского дома -- видеопоказы китайской архитектуры и отечественных мультфильмов; на пляже крепости -- перфоманс Ксении Перетрухиной и Якова Каждана «Потеря памяти», где зрителям предлагалось написать палочкой на линии прибоя то, что хотелось бы забыть, а потом увидеть, как это смоет волна. В киногостиной Инженерного дома демонстрировали запись одного из самых знаменитых прошлых проектов Про Арте -- перфоманса «Хор жалобщиков», придуманного финскими художниками Теллерво Каллейнен и Оливером Кохта-Каллейнен. Три года назад для этого проекта со всего Петербурга собирали жалобы горожан (кто сетовал на низкую зарплату, кто на безответную любовь или отсутствие туалетной бумаги в офисных сортирах), а потом эти жалобы были превращены в очень жизнеутверждающее произведение для хора, которое пели сами жалобщики и волонтеры. На празднике в режиме нон-стоп кроме «Хора жалобщиков Петербурга», спетого в 2006 году на открытии фестиваля «Современное искусство в традиционном музее», показали и аналогичные хоры Бирмингема, Хельсинки и Вильгельмсбурга. В это же время в самом помещении фонда работала видеоинсталляция выпускницы проартовской программы «Современное искусство» Татьяны Ахметгалиевой «Колыбелька», где гигантские руки без конца трясли огромные уродливые погремушки якобы над младенцем. В потерне и каземате Государева бастиона открылась главная часть проекта «Видеопарад» -- видеоинсталляция Билла Виолы «Квинтет памяти», в фирменном замедленном ритме и без звука показывающая изменение лиц пятерых актеров от тихой печали к гневу и отчаянию, словно музыкальное произведение.

А самыми ударными событиями праздника были два перфоманса, сделанные специально для юбилея Про Арте. Во-первых, «Хор поздравляльщиков», где по технологии и в продолжение «Хора жалобщиков» собирались поздравления, пожелания и рассуждения о современном искусстве всех, когда-либо имевших дело с фондом, а потом ТПО «Композитор» сочинило из этого кантату, которую исполнил сводный хор волонтеров и выпускников Про Арте под аккомпанемент eNsemble прямо на площадях Петропавловки.

Ну и, наконец, перфоманс «Живые скульптуры в пространстве города». Венский хореограф Вилли Дорнер целую неделю по шесть часов занимался с юными волонтерами, и в результате на празднике Про Арте можно было увидеть самую удивительную экскурсию по крепости, которая здесь когда-либо бывала. Десяток молодых людей, одетых в разноцветные штаны и куртки с капюшонами, неслись по Петропавловке, увлекая за собой зрителей, и когда запыхавшаяся публика добиралась до очередной точки (всего было 25 скульптур), она видела живые объекты, составленные из одного, двух или нескольких человек. Разноцветные тела, свернувшись клубками, заполняли ниши в стенах, вытекали из водосточных труб, презирая законы тяготения, до самой крыши забивали узкие щели между церковными колоннами, бревнышками лежали на узком и длинном парапете, обматывали урны и вообще были всякой бочке затычкой. Участники традиционных экскурсий, в этот высокий туристский сезон заполняющих крепость, бросали своих экскурсоводов и неслись вслед за разноцветными ребятами, чтобы успеть сфотографировать живые скульптуры до того, как их закроет восхищенная толпа. Непосвященные включались сразу, стоило удивленной маме с ребенком услышать, что эти непонятные спортивные фигуры -- живые скульптуры, как она, подхватив радостно вопящего малыша, бежала вслед за всеми. Сбоку совсем незаметным перебегал Вилли Дорнер, каким-то тихим посвистом давая «скульптурам» знать, что пора рассыпаться и бежать дальше или подставляя плечо тому, кто залез уж очень высоко и неудобно.

Солнце сияло вовсю, на поклоны «живые скульптуры» выбегали к Неве, сбрасывая капюшоны, и догнавшая их толпа зрителей устраивала овацию. Петербуржцы с горделивым удивлением посматривали вокруг: «Какой у нас, оказывается, отличный город».



Источник: "Время новостей", 01.06.2009 ,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».