Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.05.2009 | Арт

Чтение в сердцах

Нет, это не Лядов, а Митя Шагин перечитывает и переписывает великую русскую литературу, ни в чем себе не отказывая

Самая народная, самая понятная широкому зрителю, самая популярная группа в области современного искусства "Митьки" появилась в Ленинграде в середине восьмидесятых, перед самой перестройкой. "Ветру перемен" художники обязаны своими триумфами на родине и в Европе. Но уже в конце 1990-х, когда мода на все "русское" стала сходить на нет, необузданно плодовитых митьков начали упрекать в повторах, циничной эксплуатации мифа о "братках", в замене довольно консервативного и дилетантского по своей природе творчества затянувшимся театрализованным представлением, в нарциссизме и саморекламе, в конце концов.

На сегодня движение практически распалось, но классический образец "митьковства" Дмитрий Шагин (именем которого и была названа группа) рисует картины вместе с Валентиной Матвиенко и "работает" официальным представителем нонконформистской художественной среды Петербурга.

И продолжает усидчиво рисовать картины, придумывать проекты и устраивать выставки. Иногда - неплохие.

Один такой "литературно-художественный проект" демонстрируется сейчас в московском Государственном литературном музее, в особнячке в Трубниковском переулке. Называется "Русская литература. Шли годы..." и построен на соположении компиляции цитат из писем композитора Анатолия Лядова, в которых поминаются отечественные классики, и их портретов маслом. Даже не портретов, а шпалерных иконостасов, на которых Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Тургенев и проч. изображены в разные годы жизни.

Нарисовано в фирменной шагинской манере, где тонко переплетены наив, маэстрия, ироническое копирование канонической иконографии, артистическая небрежность и лубочная издевка.

Однако гораздо любопытнее сами тексты Лядова. "Митьковство" как исключительно пластическая инициатива затухла, еще не начавшись. И интересна она как полифоническая и многожанровая авантюра, сочетавшая в себе литературную деятельность, бесконечный перформанс и вообще "искусство жизни", к которому выставки были необязательным дополнением. И одаренный сочинитель Шагин, автор незабвенного "Митьковского марша" на мотив "Прощания славянки" ("Мы проснулись с тобой после праздничка, оттянулись вчера в полный рост..."), опять проявил свою писательскую натуру, изощренно собирая пазл из выбранных мест лядовской переписки с друзьями. Якобы эти письма, опубликованные в 1916 году в Петрограде уже после смерти композитора, были предоставлены художнику коллекционером и библиофилом Сергеем Люлиным.

Но зная любовь Шагина к квазинаучным репринтам (чем и прославилось митьковское издательство "Красный матрос"), не удивлюсь, что этих писем (или всех этих писем) Лядов и не писал никогда.

Не называл Толстого "противным старикашкой". Не злопыхательствовал, сравнивая Чехова с розой без лепестков - "одна царственная палка". Не считал Горького главным эстетическим врагом, "противным, как касторка". А сам не был таким уж заклятым любителем "чистого искусства" с ощущением крыльев за своей спиной. Создатель "Бабы-Яги", кажется, был деликатнее и умнее.

Но если Шагин и оказывается на дружеской ноге не только с Пушкиным (выставку открывает холст, где художник рисует с натуры великого поэта под недоуменное вопрошание того "Ну что, брат Митька?"), но и с Лядовым, препарируя фамильярный эпистолярий того, все равно это выходит артистично, остроумно и даже... деликатно.

Нет, это не Лядов, а Митя Шагин перечитывает и переписывает (буквально перелицовывает) великую русскую литературу, ни в чем себе не отказывая. Ведь митьки никогда не хотели никого победить. Просто так, оттягивались после праздничка. Пира духа.



Источник: "Культура" № 18, 14-20.05.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров