Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.05.2009 | Театр

Cтарое кино

Если бы удалось еще онеметь и оглохнуть, то и до ста лет можно дотянуть.

Есть классики, достоинства драматургии которых все понимают, но реализовать их на сцене не все решаются. Справиться с абсурдными пьесами Сэмюэля Беккета редко удается даже тем немногим, кто решился. Сколько-нибудь заметная история постановок в России есть разве что у его шедевра и манифеста «В ожидании Годо». И самой удачной из них был спектакль начала 80-х годов Алексея Левинского. С тех пор режиссер не раз ставил Беккета в разных театрах. И вот теперь с актерами театра «ОКОЛО дома Станиславского» выпустил премьеру его знаменитой радиопьесы «Про всех падающих», написанной в 1956-м, почти сразу за «Годо».

Ничего абсурдного в этом опусе родоначальника театра абсурда нет. Здесь ждут не таинственного Годо на неопознаваемой дороге, а совершенно конкретный утренний поезд на конкретном ирландском полустанке.

Поезд задерживается, но в финале точно выяснится, почему. Миссис Мэдди Руни, дама за семьдесят, спешит к поезду встретить мужа, а потом возвращается с ним домой — вот и весь сюжет. Однако путешествие по проселку туда и обратно для нее — единственный выход в свет, который давно потерял привлекательность непредсказуемого приключения и превратился в испытание общением со старательно избегаемым «чужим» миром. Одиночество — единственное, хоть и горькое, спасение для человека. Обрыв любых связей с миром — это способ защиты. Поезд, на котором приехал-таки Мистер Дэн Руни, задержался потому, что под его колеса упал маленький мальчик. Но Дэн ведет себя так, будто этого не видел. Дэн действительно слеп, и по дороге домой, пряча в кармане игрушку, оставленную мальчиком, признается жене, что ему так легче жить, а если бы удалось еще онеметь и оглохнуть, то и до ста лет можно дотянуть.

Режиссер Алексей Левинский выразил это стремление к абсолютной отдельности всех от всех замечательно простым способом. В театре «ОКОЛО» зрители смотрят как бы фильм, снятый в конце пятидесятых, но еще окончательно не смонтированный.

Актеры работают в павильоне: сидят на стульях, например, чтобы потом на экране оказаться едущими в автомобиле, за окнами которого мелькают проезжаемые пейзажи. Сами рисованные пейзажи художника Виктора Архипова проецируются независимо на большой черный экран. А натуральные кукареканья, лай собаки, скрип тормозов, хлопанье дверцы автомобиля — саундтрек сельской жизни — идет фонограммой своим чередом. Наталья Позднякова (Мэдди) и Анатолий Егоров (Дэн) играют супружескую пару на той тонкой грани органичности и иронии, что можно было бы назвать английской, если бы она не стала давно фирменным стилем актеров театра «ОКОЛО».

Впрочем, идеальный рецепт спектакля, использованный Левинским, тоже принято считать английским: взболтать, но не смешивать… 



Источник: TimeOut, 27.04.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.03.2021
Театр

Игра в куклы, или о взрослом по-детски

Из древнегреческих богинь судьбы, прядущих нити жизни на веретене, никто еще не делал кукол и не селил в Петроградском районе наших дней. Сделать это решилась режиссер Александра Ловянникова в Московском областной театре кукол. Итак, три сестры-мойры командированы вышестоящим начальством в Северную столицу. Жизни петербуржцев замотаны в катушки, стоящие на полочках в доме мойр.

Стенгазета
03.03.2021
Театр

Обнажая разговор

Выйдя на сцену, женщина полностью обнажается, стремясь приблизиться к естественной наготе животного. Этим жестом она внешне уравнивает себя с ним. Летиция обращает к лошади монолог, эмоционально делится переживаниями и размышлениями. Она говорит о наболевшем — проблемах мигрантов, насилии и гуманизме — и о самом интимном — любви и сексе, — не опасаясь найти в коне пристрастного или осуждающего слушателя.