Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.12.2014 | Театр

Будет о чем поговорить

Десятка лучших московских спектаклей 2014-го - версия Елены Груевой

1. «Кто боится Вирджинии Вулф» — Э. Олби, режиссер Кама Гинкас. Московский ТЮЗ

Кама Гинкас устраивает жестокие игры по сюжету знаменитой пьесы Олби прямо в фойе театра: в гостиной, прямо среди диванов, кресел, журнальных столиков и барной стойки, — зрительские места. Тут не сфальшивишь и ничем не прикроешься. Актеры честны и отважны. Иначе никак. Нити игры в руках Игоря Гордина-Джорджа, но на кон поставлена и его судьба. И он сам не знает, чего ему будет стоить победа.

 

2. «Пьяные» — И. Вырыпаев, режиссер Виктор Рыжаков, МХТ им. А.П. Чехова

Спектакль Виктора Рыжакова по тексту Ивана Вырыпаева через гротескную клоунаду возвращает  изначальный смысл словам «любовь», «доверие», «вера». Изумительный ансамбль звезд Художественного театра отдаются предложенной режиссером игре с отчаянным куражом и предельной искренностью.

 

3. «Золушка» — Ж. Помра, режиссер Марфа Горвиц, Театр «Практика»

Режиссер Марфа Горвиц поставила спектакль для подростков о взрослении и умении принимать жизнь такой, как она есть, по пьесе Жоэля Помра на сюжет знаменитой сказки. Получилось стильно, ритмично, строго и по-настоящему остроумно. А главное, после него детям и родителям будет, о чем поговорить.

 

4. «Мертвые души» — Н. Гоголь, режиссер К. Серебренников, Гоголь-центр

Поэму Гоголя режиссер Кирилл Серебренников поставил именно как поэму: ритмичную, азартную, безжалостную, смешную и… обаятельную. С блистательными зонгами композитора Александра Маноцкова на знаменитые «лирические отступления» и замечательным актерским ансамблем, собранным из разных театров Москвы.

 

5. «Летние осы кусают нас даже в ноябре» — И. Вырыпаев, режиссер С. Стрем-Рейбо, «Мастерская Петра Фоменко»

Норвежка  Сигрид Стрем Рейбо превратила новый  текст Ивана Вырыпаева  в легкое, изящное зрелище, сочетающее любовный треугольник, детектив и комические диалоги, полные сомнений в способности человека разобраться в собственных чувствах.

 

6. «Нюрнберг» — Э. Манн, режиссер Алексей Бородин, РАМТ

В спектакле Алексея Бородина о знаменитом процессе над судьями Третьего рейха нет чудовищ. И те, которых судят, и те, которые судят, — приличные образованные люди, выполняющие свой служебный долг. И так трудно понять, как цивилизованный, с развитым чувством личного и национального достоинства человек начинает оправдывать свою способность закрывать глаза на самые кровавые преступления власти.

7. «Записки покойника» — М. Булгаков, режиссер Сергей Женовач, «Студия театрального искусства»

Сергей Женовач, инсценируя Булгакова, затеял со зрителями сложную игру. Сцены театрального быта, интриг, репетиций становятся все смешней и абсурдней. Именно это делает  ощутимее трагедию молодого автора. Ни он, ни его пьеса, которую бесконечно переписывают, ни его персонажи, для него живые и значимые, на самом деле никого не интересуют.

8. «С вечера до полудня» — В. Розов, режиссер Рузанна Мовсесян, Театр им. А. С. Пушкина
Рузанна Мовсесян в полузабытой и чрезвычайно советской пьесе Розова о члене Союза советских писателей не изменила ни слова. Но с удивительно гармоничным ансамблем актеров во главе с Андреем Заводюком прочитала ее между строк. Получилась тонкая, построенная на полутонах и подтекстах история о том, как три поколения семьи, где каждый по-своему одинок, учатся принимать жизнь такой, как она есть.

9. «Лада, или Радость» — Т. Кибиров, режиссер Марина Брусникина, РАМТ

Проза Тимура Кибирова о собачьей преданности и нечеловеческой любви звучит в спектакле  как поэзия. По деревянным волнам, пущенным сценографом Николаем Симоновым, разливается неудержимая радость игры и свобода фантазии.  Актеры одним-двумя точными штрихами обрисовывают полнокровные характеры, и тут же меняют роли.  И никто не учит здесь Родину любить.

 

10. «Петр и Феврония Муромские» — Е. Еразм, режиссер Светлана Землякова, театр «Практика»

Режиссеру Светлане Земляковой удалось из жанра жития святых  сотворить легкое, нежное и очень занимательное действо для «всей семьи». Актерский сикстет, следуя сложной партитуре композитора Александра Моноцкова и старословянскому тексту, умудряется сыграть и исторический детектив, и настоящую любовную драму. Да еще спеть их живыми, свежими голосами.

 









Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.