Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.11.2005 | Опера

Забытая мелодия для «Флейты»

Премьера последней оперы Моцарта в Большом театре

Первой премьерой Большого театра в нынешнем сезоне стала постановка оперы Вольфганга Амадея Моцарта «Волшебная флейта», осуществленная знаменитым европейским режиссером Грэмом Виком, художественным руководителем Бирмингемской оперы.

Вик – апологет экстравагантных, эпатирующих театральных манер. Он утверждает, что в оперу нужно ходить не для того, чтобы отвлекаться от реальной жизни и переноситься в мир прекрасного, а, напротив, чтобы сталкиваться с самым существенным, что есть в этой самой жизни. Поэтому за постановку той или иной оперы Вик принимается лишь тогда, когда придумывает, как перенести ее сюжетные ситуации в сегодняшний день.

Накануне премьеры «Волшебной флейты» режиссер слегка напугал публику, заявив, что его постановка выдержана в эстетике бульварного коммерческого театра. Но ничего страшного, отталкивающего и эпатирующего в его спектакле не оказалось. Запутанную сказку о принце Тамино, выбранном Царицей ночи в избавители ее дочери Памины из плена волшебника Зарастро, Грэм Вик превратил в пародию на бульварный коммерческий театр – обаятельную, смешную и чем-то напоминающую старые добрые советские капустники вроде «Карнавальной ночи». Действие разворачивается на асфальте с дорожной разметкой, на фоне серой стены, живописно изрисованной яркими граффити. С первыми тактами Тамино проламывает эту стену, вопя (как и положено по роли) о преследующей его змее, которой нет и в помине. Его спасительницы - три дамы, посланные Царицей ночи, - являются одетыми в милицейскую форму и, сбрасывая с себя юбки и кители, примериваются, как бы приласкать лежащего в обмороке молодого человека.

Царица ночи в ослепительно-белой шубе и белом платье с блестками появляется во тьме из настоящей черной «Волги». Повелитель света Зарастро, напротив, ходит в мрачном черном костюме, а его храм света – солярий, где члены общества посвященных аккуратными рядами разложены на сцене под ядовито-зеленоватыми лучами ламп. Зловещий мавр Моностатос, стерегущий Памину и домогающийся ее, выведен толстым рыжим клоуном с набеленным лицом. А его подручные – Арлекинами и Пьеро из итальянской комедии масок.

В результате вместо псевдосерьезного "доклада" на тему «Есть ли жизнь на Марсе» представление «Волшебной флейты» превращается в балаган, подобный тем карнавальным действам, что устраивались во времена Моцарта повсюду.

Артисты с удовольствием подхватывают эту интонацию, ведя действие с юмором и не впадая в пошлость. Придирчивые эстеты, конечно, скажут, что это все уже давно отыгранная карта, некий пост-пост-постмодернизм и даже насмешка над ним. Но Грэм Вик в данном случае делал спектакль для широкой публики, а не для эстетов. Последним стоит отправиться куда-нибудь в Вену, Зальцбург, Мюнхен, где, независимо от типа театрального решения, прежде всего образцово исполняют музыку Моцарта. Здесь музыкальная сторона спектакля – на втором плане. Оркестр под управлением Стюарта Бэдфорда звучит глухо и тускло. Центральные исполнители Карина Сербина (Царица ночи) и Валерий Гильманов (Зарастро) с трудом справляются со своими сложнейшими партиями. Гораздо увереннее держатся Ольга Ионова (Памина), Оксана Ломова, Ирина Долженко, Елена Новак (три дамы) и Вячеслав Войнаровский (Моностатос). А лидерами и в вокальном, и в актерском отношении оказываются австрийский певец Флориан Беш в роли обаятельного комичного птицелова Папагено и Анна Аглатова в роли его подружки Папагены.



Источник: "Газета", №191, 10.10.2005,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
11.10.2019
Опера

Верди такого не писал. Fashion-opera «Аида»

Главный режиссер Новосибирского театра оперы и балета Вячеслав Стародубцев чувствует себя как дома. За три года, которые он является главным идеологом и музыкальным постановщиком он успел поставить оперный квест «Турандот», fashion-оперу «Аида», опера (ПАДЕЖ) «Пиковая дама. Игра» , триллер-оперу «Бал-маскарад» и оперную дегустацию «Любовный напиток» (2017) — режиссер, как он говорит сам про себя, «любит придумывать дополнения к названию».

09.10.2017
Опера

Вим Вендерс дебютировал в опере

Теперь в версии Вендерса, Баренбойма, художника по свету Олафа Фрезе и сценографа Давида Регера музыка эта сама как природное явление, нечто, что само, как океан Солярис в фильме Тарковского, способно породить и людей, и истории.