Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.04.2009 | Арт

Уроки зрения

Нина Котел отказывается от традиционной предметности, тем самым возвращая ее нам

Выставка Нины Котел "Отделять и связывать" в московском филиале лондонской "Ravenscourt" серьезной галереи, работающей прежде всего на антикварном рынке, но в России "опустившейся" и до современного искусства, - небольшая (под стать подвальчику в арбатском Гагаринском переулке), но вполне представительная. Куратор Ирина Горлова выбрала для нее графические серии (хотя вернее называть их просто работами на бумаге) разных лет - с середины 1980-х, когда виды столичной подземки отказывались брать в официальные экспозиции по причине "низкого" во всех смыслах сюжета, до сделанных уже в этом году пастелей-натюрмортов, когда Котел больше воспринимают уже как "продвинутого" представителя видеоарта, а не филигранного рисовальщика. Так что получилась полноценная ретроспектива, объемно и отчетливо демонстрирующая давно сложившуюся авторскую эстетику.

Нина - поразительный наблюдатель, но не за тварным, а за предметным миром.

Ее сюжеты формально безжизненны. Ну только бабочки, фрукты и овощи, еда да еще облака имеют органическое происхождение. Но людей Котел принципиально не изображает (даже платформы и переходы в помянутом давнем цикле "Волшебный мир московского метро" абсолютно пустынны). Это очень просто, оттого что человек - слишком сложноорганизованное создание: психология, эмоции, настроения, душа, то да се. Одно удовольствие для художника реалистической выучки. А Нина Котел не ищет легких и обольстительных путей. Зато попробуйте разыграть настоящую пьесу с участием батонов копченой колбасы (серия "Мечта", созданная в голодном 90-м году) или превратить в персонажей с тонкой душевной организацией запорошенные машины ("Автомобили в снегу"). Горки черно-белых семечек становятся похожи на знаменитого гравированного кролика Дюрера. Крылья насекомых вступают в парадоксальную игру-состязание с дужками очков. А игрушечные самосвалы - с яблочной, произвольно изгибающейся кожурой.

Секвенции-последовательности Котел обладают внутренней интригой, они напряженно-драматичны, хотя вряд ли можно выразить словами их потаенный сюжет.

Во-первых, в самом расположении "моделей" всегда чувствуется элемент произвольности, объекты живут своей жизнью, и художнику только и остается, что моментально фиксировать ее легкими пастелью и карандашом. Непредсказуемость якобы хорошо срежиссированной постановки (даже если дело не касается облаков из серии "Обрезки неба") - вот главная черта работ Нины. Во-вторых, главным сюжетом становится обновление оптики зрителя, что в каждом случае предельно индивидуально. Некогда, более десяти лет назад, философ и культуролог Елена Петровская главную заслугу Котел сформулировала так: "первооткрытие вещей". Да, художник заставляет по-новому взглянуть на привычные предметы и виды. Нина отказывается от традиционной предметности, тем самым возвращая ее нам.

И только не говорите, что на это способен каждый художник. Лучше вообще не говорить, разглядывая графику Нины Котел и отдавая себя ей на поруки.



Источник: "Культура" № 12, 26.03-01.04.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров