Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.03.2009 | Арт

Формальные терзания

Молодые художники из бывших стран СНГ собрались на форум

До конца марта в Центре современного искусства М'АРС проходит региональный проект «М'АРСово поле». Куратор Ирина Яшкова пригласила ради общения в рамках мастер-классов, лекций и семинаров 27 молодых художников из стран бывшего СНГ: Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана, Украины. Девиз форума -- «Содружество». Судя по выставке, открывшей форум, говорить художникам полезно не только друг с другом, но и современной культурой как таковой. Интересных работ -- единицы. Большинство -- робкая попытка отрефлектировать известные социальные и геополитические проблемы постсоветского пространства.

Артур Болжуров соорудил памятник гастарбайтеру в виде насыпанной в носилки кучи земли с воткнутой в нее лопатой, на ручке которой -- каска. Никак на Вильяма нашего Шекспира замах?

Тимур Мирзахмедов из Узбекистана не любит медиа, потому посадил телевизор в курятник. Молдаване придумали новую униформу для гостей столицы: костюмы сшиты из клетчатых пластиковых сумок, тех самых, с которыми ездят челночники.

Наиболее удачными считаю несколько видеоработ (одна -- красивый фильм про изготовление национальной азиатской выпечки под специально придуманный диджейский техносаунд, который можно слушать в наушниках), картины уже маститого киевского художника Никиты Кадана с мастерски сделанными супрематическими абстракциями, которые на поверку оказываются увиденными в масштабе google maps кварталами конструктивистской застройки городов советской Украины, перфоманс азербайджанца Али Гасанова «Сентенция». О нем -- подробнее, поскольку он неожиданным образом оказался визуальным символом главной проблемы молодого искусства.

c Стоят три пюпитра с нотами. Сначала приходят кларнетист, скрипачка, контрабасист. Лица у них перепачканы краской. Они начинают играть старинное трио. По фразе. Неожиданно замолкают. Появляется затравленного вида полуголый человек (художник). Он поднимает огромный мешок, лезет внутрь него. Начинается битва с невидимым врагом. Человек катается по земле, едва не сшибает пюпитры. Мечется в темном матерчатом логове, бьется в конвульсиях. То ли желает нырнуть поглубже в утробу мешка, то ли жаждет освободиться из добровольного плена. Выпрастывает из мешка то руку, то голову, то ногу. Но какая-то сила будто снова его внутрь плена пихает. Безумный, изматывающий и силы художника, и нервы зрителей танец. Под издевательский, почти нарочито изящный музыкальный аккомпанемент, что цедится по фразе с долгими паузами. Али Гасанов сам объяснил этот перфоманс неприятием современной геополитической ситуации. Однако перфоманс получился настолько емким по воплощению и убедительным, что масштаб интерпретации может быть универсальным.

Для меня это в том числе и о страданиях ищущих свой пластический язык, свою форму художников, о мучительном положении творческого человека, желающего быть в контакте и остающегося затворником, пленником себя по сути.

Такие «формальные терзания» особенно актуальны в пору, когда художник молод, «пробует голос несмело». И собственно вся экспозиция форума эти терзания нам честно и предъявила. В случае с постсоветским пространством ситуация терзаний усугубляется еще и тем, что помощи в самоопределении, в формулировке внятного языка ждать молодежи почти неоткуда. Институции современного искусства не созданы почти, а те, что созданы, -- под постоянной угрозой уничтожения. Так что «М'АРСово поле» -- действительно важная территория общения.



Источник: "Время новостей" № 44, 18.03.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика