Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.03.2009 | Общество / Экономика

Китайская финансовая стена

Для борьбы с последствиями мирового кризиса финансовые власти Китая накачивают экономику ликвидностью

«Стена ликвидности» — так описали в своем докладе аналитики банка HSBC текущую ситуацию в финансовой сфере КНР. Китайские власти позже правительств других стран прибегли к тушению кризиса массированными денежными вливаниями, но преуспели в этом явно лучше всех остальных. Объемы денежной массы (M2) в январе увеличились на рекордные 18,8% в годовом исчислении.

Если в ноябре банки КНР сообща выдали кредитов на 476 млрд юаней (70 млрд долларов), в декабре — на 772 млрд, то в январе объем выданных кредитов составил 1672 млрд юаней (250 млрд долларов). Это рекордная сумма со времен первых IPO китайских банков в конце 1990−х годов. Для сравнения: в первом полугодии прошлого года китайские банки в среднем кредитовали бизнес лишь на 300–400 млрд юаней в месяц (45–60 млрд долларов).

Оказалось, что финансовая система КНР будто специально была заточена под административно-рыночное кредитование, которое в условиях кризиса оказалось наиболее востребованным.

Сегодня предложение денег даже превышает спрос на них: экономика замедляется, так что госбанкам приходится конкурировать между собой за возможность инвестировать в наиболее прибыльные и надежные инфраструктурные проекты. Кстати, одним из таких проектов можно считать строительство нефтепровода из России в Китай, под который «Роснефть» на прошлой неделе получила в Китае 25 млрд долларов.

Откуда деньги

«В январском росте кредитов нет ничего удивительного, хотя мало кто ожидал столь впечатляющих результатов», — рассказывает старший экономист китайского офиса UBS Тао Ван. На начало года традиционно приходится большая часть кредитных потоков — в 2006 и 2007 годах в первом квартале было освоено около 40% общегодовых объемов кредитов.

Одна из причин роста — в ноябре прошлого года китайские власти отменили кредитные лимиты, введенные в середине 2007 года (тогда в Китае начали бороться с перегревом экономики). В итоге общий объем кредитования в 2008 году составил 4,9 трлн юаней, на 25% больше ранее запланированных 4 триллионов. «Обычно к октябрю-ноябрю банки почти полностью выбирали свои лимиты и им приходилось откладывать уже утвержденные проекты до следующего года, а отмена ограничений позволила не ждать января», — поясняет Тао Ван.

Кроме того, китайские власти ослабили монетарную политику: за четыре месяца базовая процентная ставка снижалась пять раз, были резко понижены и нормативы обязательных банковских резервов. По оценкам HSBC, в результате этих шагов китайская банковская система в четвертом квартале 2008 года получила не менее 1,3 трлн юаней дополнительной ликвидности.

В отличие от прошлых лет, когда финансирование через госбанки зачастую осуществлялось в приказном порядке, на этот раз конкретные меры были оставлены на усмотрение самих финансистов.

«Если еще пять лет назад нам прямо говорили, куда инвестировать, то теперь призывают исходить из рыночных методов», — поделился с «Экспертом» сотрудник одного из крупных китайских госбанков. «Нас просто просят поддерживать жизнеспособные компании, которым не хватает оборотного капитала», — продолжает он.

Другой наш собеседник вспоминает, как четыре года назад китайские власти пригласили одну крупную западную компанию для аудита самого проблемного Agricultural Bank of China. «Уже в самом конце аудита от центральных властей поступила команда резко увеличить кредитование, и вся работа пошла насмарку, — рассказывает сотрудник банка. — Сейчас такое невозможно».

Отчасти рост ликвидности произошел и благодаря расширению операций иностранных банков. «Китай и Индия — единственные страны, в которых нам рекомендовано увеличивать кредитные портфели», — рассказала «Эксперту» сотрудница кредитного отдела шанхайского отделения HSBC. Впрочем, иностранцы относятся к выдаче кредитов намного осторожнее китайских банков. «Мы действуем только в соответствии с рекомендациями Basel II, при этом требования к надежности заемщиков с лета были повышены. Китайские банки работают по совершенно другим правилам, зная, что государство всегда им поможет в критической ситуации», — поясняет сотрудница HSBC.

На что тратим

Похоже, столь резкий рост кредитов стал сюрпризом и для самого китайского центробанка. По данным гонконгских СМИ, Народный банк Китая затребовал у банков детального отчета о том, на какие проекты пошли выданные деньги. Официальные данные говорят о резком росте операций с финансовыми векселями — на них пришлось около 40% всех выданных кредитов, при том что в 2008 году их доля не достигала и 13%.

«Скорее всего, компании используют векселя для финансирования оперативной деятельности, работа многих подрядчиков оплачивается по факту завершения работ, и им нужны оборотные средства», — поясняет экономист HSBC Цю Хунбин. Впрочем, есть вероятность, что ряд компаний просто решили заработать на разнице между вексельным процентом и более высокой ставкой по депозиту — в начале года выросли и остатки денег на депозитах в китайских банках.

Впрочем, в основном расширение кредитов произошло за счет различных инфраструктурных проектов, которые стали ключевым пунктом антикризисной программы китайских властей.

Скажем, у крупнейшего китайского банка ICBC на эти нужды ушло более 60% январских кредитов.

Долгосрочный рост

Вряд ли китайским властям удастся поддерживать кредитный бум в течение всего года. «По нашим данным, после китайского Нового года объемы кредитования существенного сократились», — говорится в аналитическом отчете, распространенном китайским офисом Goldman Sachs. «Рост банковских кредитов продолжится в течение всего 2009 года», — возражает на это Цю Хунбин из HSBC. Рост инфляции в начале 2008 года, заставивший китайские власти ужесточить монетарную политику, полностью прекратился, что позволит китайским властям и дальше заливать экономику деньгами.

И в HSBC, и в UBS в ближайшие месяцы ожидают очередного снижения базовой процентной ставки. Значительная часть выданных в январе векселей должна быть предъявлена в апреле-мае, скорее всего, эти деньги также уйдут на новые кредиты. Отношение кредитов к депозитам (LDR) в Китае до сих пор находится на уровне 66% (в большинстве развитых стран — более 100%), а это значит, что возможности кредитования далеко не исчерпаны.

Наконец, самим банкам необходимо зарабатывать деньги, а в условиях резкого снижения доходности облигаций они могут делать это только за счет расширения кредитной базы. Нельзя недооценивать и политическую составляющую: президенты госбанков фактически являются государственными служащими, а значит, будут обязаны продолжить кредитование даже в случае некоторого увеличения риска неплатежей. В середине 1990−х доля невозвращенных кредитов доходила до 35% от общего объема кредитования, но в результате финансовых реформ к 2008 году ее удалось снизить до 5%. Увеличение этого показателя в результате кредитной экспансии может стать новой головной болью руководства китайских банков, но несколько позже. «Обычно между кредитным бумом и ростом неплатежей проходит около трех лет», — поясняет аналитик Bank of China Дун Дэчжи.

Но на самом деле банки вряд ли окажутся в убытке, инвестиции в инфраструктурные проекты должны принести неплохую прибыль. Несмотря на то что в последние годы капитальное строительство активно инвестировалось, в Китае не хватает современных транспортных коммуникаций.

Система железнодорожных дорог в КНР сегодня все еще меньше, чем в США в конце XIX века. Во многих случаях партнерами банков выступают местные власти, которые также являются гарантами возвращения капиталов.

Значительную часть кредитов получили традиционные и постоянные клиенты госбанков — компании, контрольный пакет которых принадлежит государству. Это крупнейшие подрядчики на строительстве социального жилья, портов, аэропортов и других инфраструктурных проектов повышенной общественной значимости. Значительная часть выделенных средств, таким образом, вообще фактически не покидает квазигосударственный сектор и расходуется при активном участии государства и под его гарантии.

Большую активность на финансовом рынке проявляют власти городов и провинций — центральные власти гарантировали финансирование лишь трети всех проектов антикризисного строительства, остальные деньги местные власти должны находить сами, в первую очередь у государственных банков. Показательно, что крупные китайские банки практически не кредитуют экспортеров, которых сегодня можно отнести к категории повышенного риска.

Китайские власти надеются, что избыточные вливания ликвидности смогут оживить замедлившуюся китайскую экономику. Особое внимание уделяется сфере недвижимости, здесь ситуация может начать выправляться уже в ближайшие месяцы. В январе банки выдали потребительских кредитов на 124 млрд юаней (в декабре прошлого года — 55 млрд), и значительная часть этих денег должна пойти на ипотечные платежи. Это даст девелоперам необходимые оборотные средства и позволит избежать резкого краха рынка жилья, цены на котором пока снижаются достаточно умеренно.

Пекин



Источник: «Эксперт» №7, 23 февраля 2009,








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!