Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.11.2008 | Архив "Итогов" / Общество

Сам себе иллюзион

Копперфилд обычно говорит, что никаких связей с потусторонним миром в своем искусстве не использует

Впервые я услышала о Дэвиде Копперфилде в 1990 году от гостившей у меня израильтянки: "Что вам дался Кашпировский?! Ничего ж не видно непосредственно. А вот наш Копперфилд взглядом из телевизора столовые приборы в домах у людей  гнет, часы на Биг Бэне остановил. А они сколько веков ходили?!" Я подумала: ага, и на земле обетованной завелись шарлатаны. Только потом узнала, что Копперфилд не израильский, а американский и не шарлатан, а иллюзионист высокого класса, и успокоилась - у нас своих Кио трое, их бесконечные распиленные женщины, превращающиеся во львов, уже надоели. Показанные телеверсии трюков Копперфилда не убеждали - пленка все стерпит. И вот на 850-летие Москвы к нам привезли самое кассовое шоу "магического Дэвида" - "Мечты и кошмары".

Знакомство началось с пресс-конференции. Маэстро задерживался. Просторный зал отеля "Балчуг Кемпински" постепенно набивался журналистами и телекамерами. Кабели от микрофонов тянулись к столу президиума сплошным ковром, на котором плотно уселись фотокоры с длиннющими объективами.

К столу протиснулся человек и объявил, что знаменитого артиста снимать можно только слева, что он просит всех переместиться в надлежащую сторону зала: "Между прочим, это касается и пишущих". Зал дружно и раздраженно выдохнул: "Невозможно".

Никто не тронулся с места. Человек спокойно начал передвигать микрофоны на нужный угол стола, а потом так же спокойно вышел. Продолжительный возмущенный ропот постепенно сменился долгой неловкой паузой, а затем ворчанием и шорохом передвигающихся тел и техники. Когда в зале снова воцарилась унылая тишина, появился непринужденно улыбающийся, добродушный Дэвид Копперфилд, сел на приготовленное место, извинился за опоздание и начал, вертя головой во все стороны, живую беседу с нами, своими добрыми друзьями. Таков был первый трюк, который проделал на моих глазах знаменитый иллюзионист.

Главный иллюзион Дэвида Копперфилда - это он сам. Вернее, тот образ всемогущего мага Дэвида Копперфилда, который с поразительными профессионализмом и тщательностью создал Дэвид Сет Коткин, родившийся 16 сентября 1956 года в городе Метучен, штат Нью-Джерси, в семье владельцев магазина мужской одежды Химана и Ребекки Коткин. Первые фокусы с картами ему показал дед. Возможность заставлять людей собственными глазами видеть то, во что неспособен поверить их разум, захватила маленького мальчика. Он упорно отрабатывал показанные приемы, развивал ловкость рук, искал и осваивал новые трюки и уже к десяти годам обставил деда. А в двенадцать лет вышел на профессиональную сцену. Его фокусы удивляли отточенным мастерством. Это обеспечило ему не только самостоятельный заработок по 5 долларов за выход, но и признание профессионалов: в том же году юного мага, назвавшегося Дэвино, приняли в члены Американского общества иллюзионистов. В шестнадцать лет его пригласили в Нью-Йоркский университет вести практический курс по магии и искусству манипуляции на отделении театрального искусства.

И университет, и Нью-Йорк, и театр увлекли начинающего профессора. Одновременно с преподаванием он поступает в один из колледжей, рыскает по антикварным магазинам в поисках книг по магии и старинных устройств для показа фокусов, пропадает на репетициях Боба Фосса, у которого постигает азы постановки грандиозных шоу, учится петь и танцевать.

Он пробует заниматься всем, даже чревовещанием. Но стоило ему увидеть  в любой затее потолок, он терял к ней интерес. Он должен быть не просто лучшим, но недосягаемым. Колледж он бросил через несколько недель.

В восемнадцать лет сыграл главную роль в чикагском мюзикле "Волшебник", где уже под именем Копперфилд играл, пел, танцевал и показывал фокусы. Но остановился все же на фокусах. Тем более что именно в этом шоу  его заметил телевизионный продюсер Джо Кейтс и предложил делать собственную программу "Магия на канале Эй-би-си, ведущий Дэвид Копперфилд". Впервые на экране он появился в 1977 году, а уже в 1978-м его сманил канал Си-би-эс сольным проектом "Магия Дэвида Копперфилда". И понеслось. В 80-м по его мановению парили по небу "феррари", в 81-м - исчез самолет, в 83-м - статуя Свободы, в 86-м он прошел сквозь Великую Китайскую стену, в 92-м - полетел.

Копперфилд проводит в гастрольных турах не менее 48 недель в год, более 500 раз выходя на сцену. Его шоу не раз получали премию "Эмми". На бульваре Славы в Голливуде есть звезда с его именем. Французское правительство наградило его - единственного из фокусников - орденом Почета и званием  "Рыцарь искусств". В музее мадам Тюссо в Лондоне есть фигура летящего Дэвида. По рейтингу журнала "Форбс" он уже много лет входит в десятку самых популярных людей планеты. В штате Невада он открыл Международный музей и библиотеку колдовского искусства, где демонстрирует свою уникальную коллекцию. В Нью-Йорке и в Орландо (штат Флорида) - интерактивные рестораны магии. Он издал книгу "Дэвид Копперфилд о невозможном". Разработал и внедрил реабилитационную программу для инвалидов "Магический проект", которую теперь применяют в больницах тридцати стран мира. Причем всем этим он занимается лично, будучи главой собственной управленческой компании.

Профессионалы говорят, что знают секреты почти всех его трюков. Из них он сам разработал немногие, больше нашел в книгах по магии, а некоторые - как это принято у сегодняшних магов - купил у других современных изобретателей фокусов.

Левитация для них дело известное. Просто трудное - современное электрическое освещение  выдавало секрет, при помощи которого маги прошлых веков воспаряли над сценой. Но не только Копперфилд научился справляться со световыми помехами. Наш Рафаэль Циталашвили регулярно в своих программах поднимается на волшебной подушке метра на два над подмостками без видимых усилий и посторонней помощи. Но проделывает он это медленно и лишь вдоль вертикальной оси. А Дэвид легко меняет направления и  переворачивается в воздухе. "Мне бы его средства..." - вздыхает Рафаэль.

Средства у Копперфилда, конечно, есть. Говорят, он некоторые свои приспособления заказывает на секретных военных заводах. Да и в организацию, раскрутку, постановочные эффекты, не имеющие к секрету фокуса прямого отношения, вкладываются огромные деньги. Правда, они и возвращаются сторицей. Недаром он признается, что если не стал бы фокусником, был бы продюсером. Его годовой гонорар давно перевалил за 50 миллионов долларов. Но секрет его мировой славы не в деньгах.

Во-первых, хотя в мире иллюзии давно царит специализация, он единственный проделывает в своих шоу трюки всех видов иллюзионного искусства - различные превращения, мгновенные появления или перемещения в пространстве, фокусы с применением спецаппаратуры (типа перепиливания), высвобождение из любых оков и престидижитация, или манипуляция (когда весь фокус в ловкости рук), исчезновение предметов, левитация. А во-вторых, все, что он делает, он делает лучше всех или по крайней мере зрелищнее. Когда исчезает мячик из цилиндра - это одно, и совсем другое, когда - статуя Свободы. Можно пройти сквозь ширму, а можно - сквозь Китайскую стену. Принцип, должно быть, одинаковый, но эффект!

Копперфилд научился у Зигфрида и Роя, иллюзионистов, царивших в Лас-Вегасе в 70-80-e годы, использовать в представлении лазерные лучи, изумительные костюмы, удивительные световые и дымовые эффекты, и зеркала, и компьютерное управление оборудованием.

Дэвид превзошел своего кумира - Гарри Гудини, "ускользающего мага", прежде величайшего в мире мастера побегов и освобождений. Копперфилд купил знаменитый сундук перемещений Гудини, с которым тот проделывал номер "Метаморфоза": брату Гарри, Тео, связывали руки, после чего запирали в деревянный сундук. Гарри вставал на крышку этого сундука, а затем вокруг всего "сооружения" задергивалась занавеска. По счету "три" занавеску отдергивали - и перед глазами изумленных зрителей представал Тео, стоящий на том самом месте, где еще минуту назад был Гарри. После этого ящик открывали и оттуда извлекали связанного веревкой Гарри Гудини. Дэвид сумел повторить этот номер. Другой номер Гудини,самый известный - его подвешивали вниз головой на одном из самых высоких зданий или мостов, облачив  в смирительную рубашку, из которой по ходу трюка он освобождался, - лег в основу целой серии трюков Копперфилда. Он поджигал канат, на котором его подвешивали на высоте девятиэтажного дома. Площадка под ним была утыкана пиками. А все действо было оформлено как древний ритуал жертвоприношения. В другой версии он освобождался от бесчисленных оков за секунду до падения металлической клетки, к которой был прикован, в Ниагарский водопад.

Копперфилд, как и "Чародей Севера" - канадский иллюзионист Даг Хеннинг,- превращает показ фокусов в спектакль. Но что он проделывает с картами, как он продевает друг в друга ювелирные кольца, собранные у дам-зрительниц! Этому, может, позавидовал бы и тот же Хеннинг, и самый известный отечественный престидижитатор Арутюн Акопян. К тому же Дэвид все свои мелкие манипуляции транслирует прямо на большой телеэкран. Даже надоевшее перепиливание. Наследники Кио вслед за знаменитым отцом пилят очаровательных ассистенток, упакованных в специальные ящики. А Копперфилд перепиливает себя самого и, что называется, вживую.

Есть еще и в-третьих. Вся его публичная жизнь подчинена созданию имиджа всемогущего мага.  О его биографии знают лишь то, что он сам позволяет знать. Более того, биографы один за другим переписывают те эпизоды, которые Дэвид инсценирует в своих шоу.

Как и Гудини, он тщательно поддерживает интерес прессы к себе. Но, пожалуй, Копперфилд первый полностью оценил значение телевидения для создания мировой славы. Он не только снимает телевизионные версии своих шоу, но использует телекамеру, - как самого достоверного свидетеля во время своих выступлений и на сцене, и в зале.

Во всем, что с ним происходит, есть своя загадка. Даже в женитьбе. Он выбрал топ-модель, и, как ему и положено, одну из лучших - Клаудию Шиффер. Но жениховство тянется уже несколько лет, обрастая слухами и порождая невероятные версии. На все вопросы, среди которых самый распространенный: "За сколько вы ее наняли?", он отвечает нежными словами в адрес невесты, признанием, что в семейных вопросах консервативен, а потому не торопится, чтобы не помешать профессиональной реализации Клаудии. "Как только один из нас поймет, что исчерпал себя в своем искусстве, мы поженимся. Надеюсь, карьера иллюзиониста дольше, чем у модели". А вот когда это "сразу" наступит, он оставляет гадать.

Высшее мастерство актера - умение не только создать убедительный образ, но и способность этим образом играть. Дэвид Копперфилд на экране -  прежде всего профиль, четко очерченный, с глубоким посверкивающим взором, развивающимися черными волосами - демоническая личность. (Кстати, здесь, наверное, разгадка трюка "снимать слева". Каждый киноактер или фотомодель знает, что различные ракурсы его лица производят различные же впечатления. У некоторых вообще только одна сторона лица считается "рабочей".) В беседе с журналистами - мистер Копперфилд внимательный, ироничный к себе, воспитанный джентльмен.

"Я никогда не занимался магией. Я человек верующий. Я просто умею создавать иллюзию и будить фантазию". Он подробно отвечает на любой вопрос, прямо глядя в глаза спросившего. Но информации из ответа можно выудить не больше, чем уже было написано в пресс-релизе.

На экскурсиях - дотошный. В свой прошлый приезд в Москву в 1997 году по шоколадному цеху фабрики "Красный Октябрь" ходил с долгими остановками, приглядываясь так, будто завтра намерен открыть собственное производство. На сцене -  милый, открытый,  обаятельный и легкий человек с чуть печальными глазами еврейского мальчика, посвящающего свое шоу дедушке.



Источник: "Итоги", №50, 1999,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.