Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.11.2008 | Общество / Путешествия / Экономика

Всемирная фабрика в шоке-III

Кризис в Гуандуне воспроизводит сам себя, и закончится он лишь тогда, когда цены на сырье достигнут дна

Окончание. Начало здесь и здесь

Магазин «Электроника»

Основой экономического роста дельты Жемчужной все последние годы было производство телекоммуникационного оборудования, электроники, компьютеров и комплектующих — на эту продукцию приходится более 42% промышленного производства региона. В Гуандуне и дальше собирались развивать высокотехнологичные отрасли промышленности, делая упор на инновации и повышение добавленной стоимости. Но мировой кризис привел к серьезному сокращению производства — как у крупных, так и у мелких компаний.

В Дунгуане крупнейший тайваньский производитель OEM Foxconn был вынужден уволить около 15% рабочих, а это несколько десятков тысяч человек. От владельца фабрики Megastek Technologies Алекса Конга некоторые рабочие ушли сами. «После сокращения заказов не стало дополнительной работы, а без нее зарплаты уменьшились с 1600–2300 до 1100 юаней», — рассказывает Алекс «Эксперту». Инженеров и офисных сотрудников Алекс пока старается сохранить, надеясь на восстановление прежних объемов производства. «Если что, белые воротнички на время станут синими — будут микросхемы упаковывать, а как еще быть?» — говорит он.

Основная продукция Megastek — трекеры для GPS-навигаторов, главные рынки — Восточная Европа и Бразилия.

Новых заказов практически нет, у проверенных клиентов за рубежом просто нет денег, производственные линии простаивают.

«Уже хорошо, что на мне не висит никаких кредитов, все выплатил, но новых, наверное, уже не дадут», — говорит Алекс. Еще несколько месяцев назад он думал докупить оборудования и станков — есть пустующие площади. Но теперь эти планы придется отложить.

Сокращает производство на своей фабрике Kimprofit Electronics и Бенни Тонг, вместо 700 человек на него сейчас работает не больше 400. «Я сам не выплачиваю себе зарплату уже три месяца, если начну платить, фабрика уйдет в минус», — говорит он. Путь Тонга типичен для многих гуандунских коммерсантов. Начало в самом конце 90−х с продажи полуфабрикатов крупным китайским компаниям, затем технологический рывок и переход к производству более сложной продукции. Сегодня фабрика Бенни в основном занимается корпусами для компьютеров и блоками питания.

Описать свое положение одними словами он не в состоянии, приходится прибегать к жестам. «Одной рукой я пытаюсь справиться с поставщиками, другой — с клиентами. А ведь еще есть и сотрудники», — на этих словах Бенни делает характерные движения тазом. Два месяца назад из компании был вынужден уйти брат Тонга — не справился с кризисным управлением, теперь за все приходится отвечать самому.


Открытие и закрытие Китая

Относительно неплохо чувствуют себя лишь компании, изначально ориентированные на продажи внутри Китая, но таких в Гуандуне меньшинство. В China Market «Эксперту» приводят один из немногих успешных примеров: некий фабрикант начинал с экспорта дешевых шапок, но два года назад начал продавать их внутри Китая, заказывая дизайн из-за рубежа. Впрочем, это скорее исключение из правила, другие бизнесмены признают, что перейти с внешнего рынка на внутренний крайне сложно.

Еще год назад на Китай приходилась лишь четверть рынка сбыта Kimprofit, теперь половина. Но прорыв существует лишь на бумаге, за это время общие объемы производства сократились более чем в два раза. Сомнения в возможности выхода на китайский рынок высказывали в беседе с корреспондентом «Эксперта» и многие другие коммерсанты: на нем и так уже очень жесткая конкуренция, да и экспортеры не очень знают, как работать внутри Китая. Поэтому в целом от экспортного направления в Гуандуне отказываться никто не собирается. «Здесь находится всемирная фабрика, она будет востребована», — уверен Алекс Конг.

Сейчас большинство предприятий существует за счет старых заказов, заключенных либо до кризиса, либо на его начальной стадии; но и по этим заказам возникают проблемы с взаиморасчетами.

В результате многие фабрики перешли на условия полной предоплаты даже от проверенных временем клиентов. Для последних, рассчитывавших расплатиться, как обычно, в течение нескольких месяцев, это стало неприятной новостью.

Многие компании оказались совершенно не готовы к изменившейся рыночной конъюнктуре. Последние два года главной проблемой большинства фабрик на юге Китая был резкий рост издержек — рост курса юаня на 14%, многократное увеличение стоимости сырья, рост трудовых издержек. Сегодня ситуация полностью изменилась. В худшем положении оказались крупные компании, заранее запасшиеся сырьем и даже готовой продукцией в ожидании повышения цен на природные ресурсы. В условиях постоянно падающих цен эта стратегия стала самоубийственной. «Мы сейчас ничего не делаем про запас, только под конкретный запас, потому что знаем, что через месяц наши издержки снизятся», — говорит Бенни Тонг.

Собеседники «Эксперта» приводят разные данные по разным видам продукции, но в целом падение фабричных цен составило уже от 10 до 25–30% по сравнению с весной этого года. Резкое изменение конъюнктуры привело к полной перетряске всей производственной цепочки: если раньше бизнесмены корректировали цены раз в месяц, то теперь им приходится это делать раз в неделю. «Переговоры с поставщиками я веду каждый день, потому что цена на комплектующие меняется постоянно», — объясняет Бенни Тонг.

Все это видят крупные западные компании, которые стараются максимально отсрочить момент оформления заказа. Зачем покупать сегодня дорого то, что завтра можно будет взять намного дешевле? Тем более если ты до конца не уверен, что сможешь это продать.

Кризис в Гуандуне воспроизводит сам себя, и закончится он лишь тогда, когда цены на сырье достигнут дна.

Между тем эксперты UBS предсказывают снижение стоимости основных сырьевых ресурсов в течение всего 2009 года. «Сейчас у нас финансовая осень, скоро наступит экономическая зима», — грустно шутит Алекс Конг. Вот только продлится эта зима намного дольше трех месяцев и будет совсем не южной.

Гуанчжоу—Шэньчжэнь—Дунгуань—Чжухай—Гонконг



Источник: "Эксперт" № 44, 10.11.2008,








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!