Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.07.2008 | Театр

Руками трогать

3 августа завершается фестиваль Teatro a Corte, вписанный в историческую среду архитектурных ансамблей Пьемонта

   

Говорят, что Турин до решения провести зимнюю Олимпиаду 2006 года был промышленным замызганным городом, по улицам которого вечерами надо было ходить осторожно. Поверить в это сейчас невозможно. Строгая геометрия улиц выстроила стройными рядами палаццо разных эпох, нескончаемые километры высоких ажурных галерей над гранитными, а то и мраморными тротуарами укрывают прохожих от солнца и дождя -- погоды в горной долине реки По переменчивы. Храмы, соборы и часовни открыты прихожанам чуть ли не за каждым углом. И ни на одном прекрасно сохранившемся здании нет таблички «Памятник охраняется государством». В старинных стенах магазины, гостиницы, кафе. Под арки галерей смело ныряют трамваи. На постаментах памятников главной площади города упражняются скейтбордисты. В отелях номера, где некогда останавливались, например, Моцарт или Наполеон, отмечены табличками и чуть более высокой ценой, а так сдаются наравне с остальными. В высоких окнах палаццо устраиваются выставки современных фотографов. В потрясающем воображение Музее кино буквально все можно потрогать руками, на все кнопочки можно нажимать, в любой окуляр заглянуть, любую ручку покрутить. Древние фолианты с рисунками Леонардо на полях представлены в читальном зале Королевской библиотеки, где за столами может к экзамену готовиться любой студент. Турин не сторожит свое культурное наследие, а живет в нем.

Город был столицей Савойской династии, из которой вышел первый король объединенной Италии, а это семейство явно не скупилось на украшение Турина. Нынешние власти решили брать с него пример. Турин отмыли, благоустроили и открыли миру. Олимпиада была лишь одним из способов показать себя во всей красе. С тех пор каждый год придумываются новые.

Этим летом был затеян международный фестиваль Teatro a Corte. Большую часть его программы составляли уличные представления: от наивных бродячих цирков с надувными слонами и разъезжающим по Королевской площади на собственном рояле на колесиках пианисте до грандиозных музыкальных феерий. На откуп театральным труппам всех мастей были отданы не только достопримечательности самого Турина, но главные савойские резиденции по всему Пьемонту.

В Королевском манеже выступал французский конный театр, на площади эпохи Возрождения в городке Монкальери испанская труппа, танцуя и шаля с видеопроекциями, представляла жизнь открытой любым новым знакомствам современной молодой семейки. Под стенами родового замка первого министра первого короля Италии Камило Кавура в местечке Сантена итальянец Давид Риондино с упоением читал и комментировал любовную переписку национального героя с тремя дамами одновременно, называя подобную жизненную коллизию отличной школой молодого политика.

Только что отреставрированный барочный фонтан в парке дворца в Агле стал площадкой для модернового балета хореографа Паоло Моховича «О дивный сад» на пленительную итальянскую музыку начала XVIII века. Чаще всего «архитектурный фон» оказывался куда интереснее затеянных перед ним театральных действ. Но во-первых, были на фестивале Teatro a Corte и исключения. А во-вторых, интересна была сама задача вписать поиски нового театрального языка в пространство истории.

Самым ярким и удачным решением этой задачи было уникальное музыкальное представление «Инструмент-монумент. Интонариволи» французской группы «Декор сонор».

Возглавляемая композитором, дирижером и режиссером Мишелем Риссом банда музыкантов целую неделю прослушивала древнюю кладку стен королевского дворца в Риволи. (Она оставлена открытой, потому что дворец серьезно пострадал во время мировых войн и раны его решено было не камуфлировать псевдореставрацией: то, что сохранилось из интерьеров дворца, блюдут с исторической скрупулезностью, а остальные залы отданы музею современного искусства.) И вот теперь многоэтажные древние стены стали «ударным» инструментом в умелых руках. По результатам прослушивания в необходимых местах были укреплены микрофоны, и музыканты с помощью барабанных палочек, молоточков, щеток, утюгов и собственных пальцев извлекали из кирпичей, балконных решеток, контрфорсов, орнаментальных розеток причудливые звуки, которые складывались в захватывающую дух часовую симфонию под звездным небом.

Главным же театральным событием фестиваля стал сыгранный в обыкновенном городском театре спектакль Центра хореографии Орлеана (Франция) «Антракт», придуманный и исполненный знаменитым теперь Жозефом Наджем.

Квартет музыкантов исполняет минималистские вариации Акоша Сзелевени на восточную тему на фоне задника из матового стекла, сквозь которое то проступают, то вновь расплываются туманом силуэты фигур, превращающихся одна в другую, мерцают отблески воды, смывающей следы любого бытия. А квартет танцовщиков, танцуя меж двух ледяных глыб и музыкантами, переводит на язык пластики образы древней китайской «Книги перемен». Медитативное и какое-то смиренно-печальное действо завораживает своей изысканной красотой. Ледяные глыбы постепенно становятся прозрачными, как алмазные кристаллы. В них ломается свет. Ничто не вечно и не верно. Но попытки остановить изменчивые мгновения, уловить в сети памяти их следы люди на сцене не оставляют. «Антракт» станет главным театральным событием и московского фестиваля «Территория» этой осенью. В первых числах октября его покажут на сцене Центра имени Мейерхольда. Не пропустите.



Источник: "Время новостей",30.07.2008 ,








Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.