Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.06.2008 | Анимация

Браток с крыльями и другие

Закончился 32-й Международный фестиваль анимационных фильмов в Аннеси

   

Нынешний фестиваль, одним из важных сюжетов которого была Индия, закончился «индийской» церемонией: одетая в сари директор фестиваля Тициана Лоски вывезла на сцену деревянного слона, верхом на котором сидел, одетый как раджа, арт-директор фестиваля Серж Бромберг. Несмотря на то что индийская карта была разыграна по полной программе и на профессиональных встречах говорилось, что Индия вот-вот станет анимационным гигантом, яркие и экзотические мультфильмы из этой страны, выглядевшие несколько наивно и вторично, не вызывали особого интереса у публики. Главной приманкой для толпы режиссеров, художников и любителей мультфильмов был престижнейший международный конкурс, в жюри которого входило немало оскаровских лауреатов и прочих авторов, почитающихся в аниматорской среде великими, вроде изобретателя сложнейших цифровых эффектов поляка Збигнева Рыбчинского, британского кукольника Барри Первза, создателя Симпсонов и Футурамы Мэтта Гренинга, придумавшего кролика Роджерса Ричарда Уильямса, снимавшего «Корпорацию монстров» и «Ледниковый период» Дэвида Сильвермена... Впрочем, каким бы уважаемым ни было жюри, его решения всегда лотерея. Пытливая публика, успевшая увидеть на круглосуточных просмотрах едва ли не все 500 фильмов, как обычно, имела к списку победителей много претензий.

Традиционно главным в Аннеси считается конкурс короткометражек, где соревнуется искусство, а не коммерция (конкурс полнометражных фильмов и телесериалов -- это прежде всего соревнование коммерческих проектов). Еще тут ценят конкурс дипломных фильмов, поскольку именно в них, несмотря на простодушие, соединенное с подростковой философичностью, часто встречаются парадоксальные решения. Но в этом году, как ни странно, главные фавориты пришли из полнометражного кино. Главный приз -- «Кристалл» Аннеси за полный метр -- достался ироничной постмодернистской трактовке индийского эпоса «Рамаяна» в постановке американки Нины Пейли «Сита поет блюз» (см. «Время новостей» от 11 июня). «Специального упоминания» жюри (но, как сказал Барри Первз, «очень-очень специального упоминания») удостоился еще один американский фильм -- «Идиоты и ангелы» Билла Плимптона.

Парадокс в том, что оба фильма не просто независимые, а в полной мере низкобюджетные, снятые режиссерами практически в одиночку, без сложностей и спецэффектов. (Вообще-то нынешние анимационные блокбастеры сравнимы по цене с игровыми гигантами, что и демонстрировали прочие картины полнометражного конкурса.)

Надо сказать, Плимптон, охальник и скабрезник, мастер феерических гэгов, закрученных на сексе и насилии, впервые снял действительно зрительское и очень человеческое кино. С одной стороны, узнаваемо плимптоновское, а с другой -- удивительно неторопливое, почти без фирменных трюков, когда все предметы и люди завязываются узлом. В своей обычной почти черно-белой графике, без единого слова, только на музыке Плимптон снял фильм про жлоба и придурка, реального пацана, торгующего оружием, который внезапно стал ангелом. Историй о том, как у человека режутся крылья, а он пытается от них избавиться, уже было немало, но тут весь фокус в том, что «браток с крыльями» не перестает быть собой. Стоит увидеть сцену, где этот парень (внешне поразительно напоминающий самого Плимптона), научившись пользоваться крыльями, в восторге парит в небе, но увидев, как им любуются пассажиры пролетающего самолета, тут же спускает штаны и показывает им задницу. К финалу, когда угрюмый жлоб все же обнаруживает в себе что-то человеческое, он к полному своему удовольствию ангелом быть перестает. (Кстати, в конкурсе короткометражек у Плимптона был фильм, как обычно, состоящий из сплошных гэгов, «Хот дог», -- про собаку при пожарной команде; но он ничего не получил.) Уравновешивая ситуацию в сторону коммерческого детского полного метра, приз публики взял немецкий фильм «Три разбойника» (режиссер Хайо Фрейтаг) -- добродушная, хоть и не слишком оригинальная сказка про веселую девочку-сироту, которая поселилась в лесу у трех страшных грабителей.

Главный приз Аннеси, всегда отдается короткометражке. Его получил нежный и сентиментальный фильм японца Кунио Като «Дом из кубиков». Эта двенадцатиминутная картина, на удивление французская по графике и интонации, рассказывает о старике, живущем в постоянно затапливаемом доме, к которому он вынужден надстраивать этаж за этажом.

И вот однажды, уронив на какой-то из нижних, давно затопленных уровней трубку, старик отправляется ее искать, погружаясь в свою молодость, когда еще была жива жена, рождались дети и, наконец, когда еще вокруг не плескалась вода, мир был велик, а сам он бегал по полянке, играя с девочкой. Спецприз жюри в короткометражном конкурсе получил страшноватый трехмерный испанский фильм «Дама на пороге» -- я не принадлежу к числу его поклонников. Зато бурную радость российской делегации и восторженный визг всего зала вызвало известие о том, что приз за оригинальную музыку получил бывший «пилотовец», теперь работающий в Венгрии Алексей Алексеев за фильм с непроизносимым и бессмысленным названием KJFG №5. Понятно, что такая номинация всего лишь отмазка, никакой музыки в этом абсурдном и ужасно смешном двухминутном фильме не было -- сплошное дуракаваляние, где под деревянную «перкуссию» медведя и зайца завывает волк. Но не дать приза было невозможно.

И еще несколько слов о «русском следе».

Среди заказных фильмов (а эта категория картин, несмотря на огромное количество ограничений, а может, и благодаря им, одна из самых оригинальных и остроумных) в номинации «Образовательные и научные программы» приз получила сделанная англичанами для нашего канала «Бибигон» серия роликов, забавно обыгрывающих занимательные научные факты, вроде электрического разряда ската, от которого тут «прикуривает» заглохшую машину семейка осьминогов.

А среди дипломных фильмов лучшим назвали «Камеру обскура» трех молодых французских режиссеров, где вокруг документально снятого слепого человека, надевшего специальный прибор, позволяющий ему как бы увидеть то, что он воображает, начинают толпиться странные персонажи, похожие на деревянных кукол и птиц. (Тут «русский след» в том, что музыкальным сопровождением была почему-то мелодия Хренникова к песне «Московские окна».)

Фильмы, представлявшие Россию, на этот раз лауреатами не стали, но кажется, никто не был этим убит: само участие в официальной конкурсной программе фестиваля Аннеси так почетно, что режиссеры его потом всегда указывают в списке регалий.



Источник: "Время новостей",17.06.2008 ,








Рекомендованные материалы



Смешно, если бы две зебры занимались сексом, и этого бы никто не видел, кроме меня.

О Маше Коневой, как о режиссере, все мы услышали внезапно и были заинтригованы. Она появилась не в команде выпускников школы-студии ШАР, где училась, а позже, сама по себе, как дебютант. И до того, как мы увидели ее фильм, мы узнали, что Машина короткометражка “Вдоль и поперек”, единственная из российских мультфильмов, взята в конкурс Берлинале-2018, где и пройдет ее мировая премьера.


«Нам мешает нос, нам нужно что-то решить с носом!»

Режиссер Екатерина Филиппова: "У слоненка была проблема с носом, но самое интересное, что и мне все говорили: нос длинноват, сделай покороче, его сложно будет анимировать, ты уверена, что этот персонаж должен быть с таким длинным носом? Ходили такие: нам мешает нос, нам нужно что-то решить с носом. Это и в фильме было, и в жизни, поэтому мы со слоненком сроднились."