Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.06.2008 | Архив "Итогов" / Общество

Успешная потерпевшая

Хиллари Клинтон наконец нашла способ понравиться американскому избирателю

Поразительно, невероятно злая судьба. Всю жизнь, сознательно жертвуя многим, стремиться к единственной цели - стать самой первой Первой Леди, но партнером, сопрезидентом, а не просто женой - и оказаться Первой, которую воспринимают исключительно как жену. Причем требуют от нее проявлений домашности и мягкости, а не властности и влиятельности и усматривают даже в действиях политического характера лишь продолжение истории ее отношений с мужем. Например, в марте, когда прошел слух, что Хиллари Клинтон подумывает баллотироваться в Сенат, корреспондент журнала "Тайм" Ромеш Ратнесар высказался в пользу подобной кампании следующим образом: "Нет никого, кто бы лучше Хиллари заполнил пустое место, оставшееся на страницах газет после того, как оттуда исчезла "та женщина". И кто бы лучше нее сумел отвлечь окружающих от все продолжающегося обсуждения распущенности президента, от обвинений в якобы совершенной Клинтоном в 1978 году попытке изнасилования".

И так почти всегда. А ведь для блестящей карьеры были все предпосылки.

Согласно ее официальной биографии, Хиллари Родэм, родившаяся 52 года назад в благополучной чикагской семье, с детства увлекалась общественной работой. Была членом молодежной организации при методистской церкви, участвовала в работе школьных органов самоуправления, организовывала кампании по оказанию помощи бедным и была герл-скаутом.

Теперь она почетный президент американских герл-скаутов, и это вполне ритуальное звание упоминается буквально в первых строках ее биографии: имиджмейкеры Хиллари всегда стремятся вынести на первый план любую информацию, которая позволяет хоть немного смягчить бытующий в массах образ Первой Леди - карьеристки.

В 1969 году Хиллари Родэм окончила колледж Уэллсли, входящий в семерку лучших американских высших учебных заведений для девушек. Окончила, разумеется, со всевозможными отличиями, что дало ей право выступить с речью на выпускной церемонии. В речи она заявила: "Мы стремимся не к тому, чтобы перестраивать общество, - перестраивать надо людей". Контекст этого высказывания неизвестен, так что история умалчивает, кто такие "мы", от имени которых 22-летняя выпускница делала столь решительные заявления, но очевидно одно: уже тогда она мыслила себя публичным политиком. Поэтому неудивительно, что сразу после колледжа она поступила в юридическую аспирантуру Йельского университета - обычный путь тех, кто готовится к политической карьере. Удивительно в этой истории другое - героем ее является девушка, тогда большая редкость среди аспирантов-юристов. Зато будущих политиков-мужчин в Йельской аспирантуре было, как и в предыдущие и последующие годы, сколько угодно: Билл Клинтон, например.

Первое свидание двух аспирантов произошло в университетском парке скульптур. Этот факт также отмечен в официальной биографии: "Первая Леди любит искусство и говорит, что скульптура - один из ее самых любимых его видов". А с тех пор как Хиллари поселилась в Белом доме, она устраивает там выставки скульптуры. И это, согласно биографии, не единственное нововведение Хиллари: например, она перестроила "служебную кухню" на втором этаже жилой части Белого дома в "семейную", так что "все втроем они могли собратьcя вокруг кухонного стола точно так же, как и в Арканзасе".

В Арканзас Билл Клинтон и Хиллари - тогда еще по-прежнему носившая фамилию Родэм - перебрались после аспирантуры. Выбрали его родной штат, а не ее, то есть его политическую карьеру. Он затеял свою первую избирательную кампанию в возрасте 28 лет, а в 32 стал одним из самых молодых губернаторов в истории США.

И одним из самых бедных: мать - малообразованная женщина из низов, отец погиб еще до рождения сына. Заниматься политикой ему позволяли заработки жены, ставшей юристом в частной конторе в Арканзасе. Местных избирателей столь нетрадиционные отношения между губернатором и его первой леди настораживали. Под давлением общественного осуждения Хиллари в конце концов согласилась взять фамилию мужа, а девичью оставить только для профессиональных целей.

Но чем дальше в политике продвигался Билл, тем больше избирателей тревожило то, что у потенциальной Первой Леди есть профессия, с которой она не спешит расставаться. В телевизионном интервью во время первой президентской кампании, в 1992 году, Хиллари заявила, что в отличие от женщин определенного типа она не сидит дома и не печет шоколадного печенья. При этом в качестве примера такой женщины она назвала некую кантри-певицу. Разразился скандал: обиделись поклонники певицы, домохозяйки, а также любители и любительницы печенья с шоколадом. Хиллари Клинтон пришлось извиняться, объяснять, что ее неправильно поняли, и даже опубликовать собственный рецепт печенья.

Тем не менее явно недооценивая негативную реакцию избирателей, Билл и Хиллари Клинтон продолжали обещать американцам, что в случае избрания его президентом те получат "двоих по цене одного". И почти сразу после принятия присяги президент Клинтон дал жене ответственнейшее поручение: подготовить план реформы системы здравоохранения и медицинского страхования. На тот момент США были одной из двух развитых стран, не имевших государственной системы здравоохранения и страхования. Второй была ЮАР. Теперь США - единственная развитая страна в мире, не имеющая подобной системы. Подготовленный Хиллари Клинтон план реформы с треском провалился. Его критиковали и демократы, и республиканцы: его называли дорогим, неэффективным, непродуманным, вредным, излишним, недостаточным, заумным и примитивным. Клинтоны явно не рассчитали: проведение реформ, неизбежно затрагивавших интересы обширного частного бизнеса - от крупных страховых компаний до семейных врачей, - требовало бы проведения масштабной кампании по подготовке общественного и политического мнения. Вместо этого Конгрессу и американскому обществу представили план, разработанный под руководством женщины, которую никто, кроме ее собственного мужа, ни на какие должности не назначал и уж тем более не выбирал.

Фиаско с реформой здравоохранения стоило Клинтону Конгресса: на промежуточных выборах в 1994 году американцы провалили огромное количество добивавшихся переизбрания конгрессменов от Демократической партии, и в результате демократическое большинство в Палате представителей сменилось республиканским.

После этого Клинтоны стали осторожнее. Хиллари продолжала активно участвовать в политической жизни, в частности, ездить в разные страны с официальными визитами (тут у нее были примеры для подражания - например, в свое время Розалинн Картер по поручению мужа представляла страну в зарубежных поездках), но теперь тщательнее выбирала темы для выступлений. Как правило, это так называемые мягкие темы: права человека, права детей, права женщин и роль микрокредитов в экономике. Вопросы больших кредитов и международной торговли, бомб и войн и борьбы с международной наркомафией она оставляет мужу. Только иногда не сдерживается и высказывается на "жесткую" политическую тему. Так, например, было в прошлом году, когда во время визита на Ближний Восток Хиллари неожиданно выступила в пользу палестинской государственности. Президенту потом долго пришлось открещиваться.

Однако подобное смягчение подхода не убедило американскую публику, которая Хиллари явно недолюбливала. Чего стоит, например, популярный анекдот середины 90-х: "Америкой правит президент Клинтон - и иногда даже советуется с мужем". Действительно, обнаружить "следы" Хиллари в законодательных и прочих инициативах ее мужа всегда было легко, тем более что в отличие от президента она придерживается в высшей степени определенных взглядов по ряду вопросов. Поэтому, если президент выступает за законопроект, гарантирующий сохранение рабочего места во время отпуска по уходу за ребенком, можно быть уверенным - это она. Отказ от сокращений дотаций для государственной системы медицинского страхования малоимущих - опять она. Внимание Белого дома к проблемам усыновления - точно она.

Все бы ничего, если бы роль Первой Леди не прослеживалась так же четко в неприятностях, преследующих ее мужа. Когда после выборов 1996 года разразился скандал по поводу финансирования президентской кампании, выяснилось, что молодой предприниматель Джонни Чанг, через которого в президентскую казну шли "подозрительные" вливания, так же часто бывал у Первой Леди, как и у самого президента.

А скандал с "Уайтуотер" - махинации с недвижимостью, в которых якобы участвовали Клинтоны, ради расследования которых и был назначен независимый прокурор Кеннет Старр, - и вовсе вытекает из профессиональной деятельности Хиллари.

Еще будучи юристом в Арканзасе, она работала на владельца банка (впоследствии лопнувшего), у которого Клинтоны позже купили часть земельного участка "Уайтуотер". Долгое время ходили упорные слухи, что даже если президенту и удастся избежать ответственности, то его супруга предстанет перед судом. Крупнейшие американские газеты уже практически вынесли Хиллари Клинтон обвинительный приговор. Однако в конечном счете Кеннету Старру так и не удалось доказать, что в сделке, в которую вступила чета Клинтонов, был хоть какой-то криминал. Видимо, отчаявшись, он решил заняться личной жизнью президента, чьи проступки в этой области куда проще как обнаружить, так и доказать. И в этот момент, как это ни странно, судьба наконец улыбнулась Хиллари Клинтон.

То есть как человеку и как женщине ей, конечно, пришлось несладко. Одно дело знать, что муж ей неверен, другое - наблюдать на экране телевизора за тем, как он сначала врет, потом сознается в адюльтере. Морин Дауд, автор колонки в "Нью-Йорк таймс", получившая премию Пулитцера за освещение скандала с Моникой Левински, назвала Хиллари Клинтон "самой униженной женщиной в истории". Пожалуй, преувеличила. Среди первых леди известны случаи и большего унижения. Джон Кеннеди прямо на глазах своей супруги и изумленной публики принимал эротические поздравления с днем рождения от своей любовницы Мерилин Монро. Франклин Рузвельт умер на руках у своей возлюбленной. Ну да не в том суть. Просто, когда Хиллари встала на защиту своего неверного мужа, она наконец предстала перед американцами такой, какой они хотели ее видеть, - слабой, даже обиженной, и у общества появилась возможность ее пожалеть.

В сентябре прошлого года, через две недели после публикации доклада Кеннета Старра об отношениях президента с Моникой Левински, Хиллари Клинтон ездила по стране, выступая в поддержку кандидатов от Демократической партии, баллотировавшихся на промежуточных выборах в Конгресс. Как писала "Нью-Йорк таймс", во время одного из мероприятий какой-то молодой человек с умилением сказал: "Она - как американская принцесса Диана". Дурацкое, конечно, сравнение: Диана - молодая, во многом беспомощная, да еще и мертвая, а Хиллари - сильная, самостоятельная и самодостаточная. Но, пишет в электронном журнале "Салон" комментатор Маргарет Тэлбот, "понятно, что он имел в виду: какие бы они ни были разные, популярность обеих женщин росла прямо пропорционально неверности их мужей.

В роли униженной, но не сломленной жены в "треугольнике" из таблоидных газет Хиллари завоевала себе более высокий рейтинг у американских избирателей, чем в роли автора реформы здравоохранения или борца за права детей или даже главной работающей матери страны".

Ну, хоть так. Главное - Хиллари Клинтон наконец, после шести лет в Белом доме, полюбилась стране. А значит - время заниматься тем, к чему она готовилась всю жизнь: публичной политикой. Две недели назад она фактически объявила, что собирается баллотироваться в Сенат от штата Нью-Йорк. Ее противником, скорее всего, будет мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, один из самых сильных американских политиков на сегодняшний день. "Скорее всего, это будет самая драматичная кампания по выборам в Сенат с тех пор, как Авраам Линкольн проиграл Стивену Дугласу в 1858 году в штате Иллинойс", - пишут обозреватели журнала "Ньюсуик". Но опросы общественного мнения показывают, что шансы Хиллари на победу достаточно велики. А что касается ее мужа - по окончании второго срока Клинтона в следующем году заканчивается и его политическая карьера. Сторонники Хиллари в Интернете выступают за то, чтобы она бросила этого никчемного мужа, как только закончится его срок в Белом доме. На страницах журналов и газет комментаторы советуют Биллу найти работу - теперь его очередь содержать супругу-политика - и сравнивают будущее Хиллари с карьерой Элеаноры Рузвельт, которая после смерти Франклина стала крупной общественной деятельницой. Во всяком случае Хиллари уже открещивается от мнений и действий мужа, не популярных в штате Нью-Йорк, выступая против изменений в государственном медицинском страховании для бедных и за увеличение федеральных дотаций. Хиллари выступила в пользу переноса израильской столицы из Тель-Авива в Иерусалим. Это идет вразрез не только с позицией ее мужа, но и с ее собственными высказываниями насчет палестинской государственности, но 10 процентов зарегистрированных избирателей в штате Нью-Йорк - евреи. В штате, где 10 процентов зарегистрированных избирателей - евреи, а Хиллари Родэм Клинтон - политик. Примут ли ее избиратели в этом качестве или их любовь иссякнет теперь, когда она вновь отходит от роли жены своего мужа - и даже от него самого, - покажут результаты сенатских выборов 2000 года.



Источник: "Итоги", 1999, №29,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.