Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.10.2008 | Архив "Итогов" / Просто так

Трое в «вольво»…

...не считая собаки

Я, конечно, понимаю, что за все в жизни надо платить. Но никогда раньше не понимала это так буквально, как теперь. Пару недель назад я собралась в автомобильное путешествие. Подготовила свою машину, страховку международную купила, паспорт на собаку оформила, с фотографией. Кроме собаки со мной отправлялись мой отец и его молодая жена. Путь наш лежал из Москвы через Украину в Кишинев, затем, опять захватив кусочек Украины, мы собирались через Венгрию в Австрию.

Папу у меня отобрали на российско-украинской границе. Он гражданин США, и в украинском посольстве в Вашингтоне его заверили, что виза на Украину ему не нужна - транзитную поставят на границе. На границе и слышать об этом не захотели, и после трехчасового разбирательства подсадили папу в машину к какому-то греку, ехавшему в Москву.

Мы же остаток ночи провели на границе, а утром, не успев проехать и 30 километров, были остановлены у украинского поста ГАИ. Первым делом пожилой гаишник по фамилии Халявка стал сверять номера двигателя и кузова, проставленные в техпаспорте, с номерами на машине.

И в номере кузова углядел несоответствие. То есть не то чтобы несоответствие, просто ему показалось, что буква К на кузове в техпаспорте выглядела как буква R. Засомневавшись, он стал спрашивать окружающих - своего напарника, других водителей: "Эта вот буква R - вам не кажется, что это К?" Почему-то никому, кроме меня, не казалось, что это К. Только один сердобольный водитель сказал, что "принтер мог смазать", чем вызвал волну возмущения у двух гаишников, пригрозивших поставить мой автомобиль на штрафную стоянку, "откуда еще ни одна машина не уезжала".

"У меня собака", - взмолилась я.

"В клетку посадим, будем кормить", - Халявка был неумолим.

"У нас вещи, мы же женщины, - я готова была упирать на все свои недостатки. - Со мной жена отца".

Последний аргумент почему-то подействовал. Впечатлило гаишника не то, что я везу мачеху, а то, что жена отца - моя ровесница. Пораженный Халявка отпустил меня с моей R за 20 гривен (около пяти долларов).

Далее такса не менялась, менялись только способы изъятия денег. За превышение скорости - это когда на шоссе откуда ни возьмись вырастает столбик с цифрой 40, а рядом с ним - гаишник. За экологию - и на украинской, и на молдавской границе. За незалитые пять литров бензина, потому что счетчик на бензоколонке сломан. За разрешение не открывать багажник ("а то мы взрывчатку будем искать", - пригрозили российские миротворцы в Приднестровской республике, стоящие по одну сторону моста). Просто так ("нам из Москвы что-нибудь передавали?" - осведомились миротворцы с другой стороны моста). Моя принадлежность к слабому автомобилистскому полу - один украинский гаишник, увидев меня, вылезающую из машины с документами в руках, совершенно искренне осведомился, где, собственно, водитель, - не спасла ни разу.

Из всех способов вымогательства больше всего понравился подход Одесской области. На первом же посту ГАИ мне продемонстрировали стенд с постановлениями, из которых следовало, что за честь пользоваться местными дорогами я должна выложить 25 долларов.

Я выложила, так как мне объяснили, что исключения делаются только для чернобыльцев и афганцев. Правда, к вошедшему после меня водителю, у которого не было с собой 25 долларов, гаишники отнеслись с пониманием: "Ну ничего, посмотри, сколько у тебя там есть".

В Кишиневе мы решили изменить маршрут и ехать через Румынию. Пусть горными дорогами и наперегонки с повозками, зато на румыно-молдавской границе я расплатилась последний раз - пять долларов за собаку и пять за "дезинфекцию": обрызгали машину раствором хлорки.



Источник: "Итоги", №42, 1999,








Рекомендованные материалы



Свадьба

«Вот у всех мужики как мужики, — сокрушалась Маруся в минуты откровения. — Нюркин спьяну под поезд попал. Шуркиного прямо у проходной зарезали. А мово-то миленка никакая холера не берет. Эх-х». В определенной социальной среде такой тип супружеских отношений считался если не нормой, то, скажем так, вариантом нормы.


ЕБЖ и другие

Сильно задолго до того, как я узнал труднопроизносимое слово «аббревиатура» и научился правильно его писать, а именно когда мне было лет пять или шесть, на вопрос, где работает мой папа, я умел без запинки произносить слово «Гипроспецпромстрой», что очень развлекало и даже восхищало взрослых.