Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.10.2005 | Арт

VIP-арт

С 20 по 26 сентября в Большом Манеже проходил Второй международный салон изящных искусств

Второй международный салон изящных искусств по шику и блеску перекрывает не только Российский антикварный салон в ЦДХ, но и многие выставки ведущих музеев. Первый салон прошел в июне 2004 года во дворце князей Долгоруких, ставшем Галереей искусств Зураба Церетели на Пречистенке. Там не было ни одной российской галереи, иностранцы же тогда приехали не с коммерческими целями, а лишь присмотреться, что к чему.

На этот раз они уже решили продавать. Второй салон растекся по огромному Манежу, количество галерей-участниц выросло с 22 до 68, теперь в их число попали и восемь наших представителей, среди которых известные антикварные "Гелос", "Элизиум" и молодая Stella Art Gallery.

Салон в Манеже - абсолютное торжество гламура, где даже многие посетительницы выглядели как произведения современного искусства. Время посещения выставки было разграничено на музейное - с 14 до 17 часов для желающих приобщиться к прекрасному путем его созерцания и непосредственно салонное - с 18 до 21 для желающих это прекрасное приобрести. Отрадно отметить, что бородатый анекдот про нового русского "открытку я уже купил" устарел: галеристы знали, что предлагать, а публика понимала, что ей продают. Вероятно, можно говорить если не о формировании у нас интеллектуальной бизнес-элиты, то по крайней мере о хорошем вкусе состоятельного потребителя.

У кого Шагал лучше

В Манеже можно было купить все - и греческую декадрахму (швейцарская галерея Numismatica Genevensis), и рисунок адмирала Колчака (английская B. Shapero Gallery & Lame Duck Rare Books), и поп-арт (немецкая Galerie Burkhard Eikelmann). При этом в основном привезены были вещи беспроигрышные. Знаменитая галерея старых мастеров De Jonchheere, только что открывшая в ГИМе выставку "Век Брейгеля", предложила к приобретению фламандцев, парижская Schmit и английская Helly Nahmad Gallery - фовистов и импрессионистов, швейцарская Galerie Jan Krugier, Ditesheim & Cie - целую мини-экспозицию Пикассо.

Вообще, при сопоставлении квадратных метров, занятых в Манеже декоративно-прикладным искусством и живописью, перевес был явно в пользу последней. Перечисленные Пикассо, фовисты и импрессионисты встречались не только в отдельно взятых экспозициях, а практически повсеместно.

Из живописцев же особой популярностью на салоне пользовались выходцы из России - русское крыло так называемой Парижской школы: Марк Шагал, Андрей Ланской, Серж Поляков, Хаим Сутин. От Сержа Шаршуна буквально в глазах рябило. После первой пробежки по Манежу осталось впечатление, что вообще привезли только их и между галереями происходит соревнование, у кого Шагал лучше. Теперь в моде то, что мы когда-то отрицали, и на салоне можно было легко увидеть игру галериста со зрителем: нам привезли именно то, что мы знали и хотели увидеть.

Но в этом живописном изобилии был еще один подтекст: чем больше картин, тем менее потенциальный покупатель тяготеет к утилитарным вещам - желанию надеть колечко или сесть на новый старый диван. Тем мощнее становится стимул к коллекционированию ради коллекционирования.

И в этом, кстати, салон в Манеже (более профессиональное и дорогое мероприятие, нежели антикварные салоны в ЦДХ) тоже задал тенденцию развития вкуса потребителя. То, что слагаемые переменили места, стало понятно уже этой весной на Российском антикварном салоне в ЦДХ, когда от Шишкина и Айвазовского народ повернулся к тем же русским французам. В самом ЦДХ за девять лет существования салонов очень серьезно изменилось и отношение к собственно вещи: ее постепенно стали переводить из элемента интерьера антикварной лавки в произведение искусства и помещать в выставочное пространство. И хотя наши павильоны отличались в Манеже некоторой перегруженностью антиквариатом, мы все же решительно отдаляемся от антикварного "развала" и делаем шаги к цивилизованной эстетской торговле.

Нонконформизм и подделки

Современному искусству на нынешнем салоне, кроме уже отмеченной немецкой экспозиции, уделили внимание галерея Marlborough Fine Art, предлагавшая, как и весной, Френсиса Бекона и Гришу Брускина, парижская Le Minotavre, которая вместе с русским зарубежьем 1920-1930-х годах показала целую инсталляцию Ильи Кабакова "Коммунальная кухня", и московская Stellа Art Gallery, ограничившаяся инсталляцией Ильи Пиганова "Антология немого кино", что предполагало ориентацию скорее на участие, нежели на победу. Инсталляции, как и концептуально продуманные павильоны, всегда и везде радуюшие глаз, несмотря на свою труднопродаваемость, выполняли роль организатора зон свободного пространства среди сотен мелкокалиберных экспонатов. А вот любимые нашими антикварами нонконформисты оказались представлены в Манеже в абсолютно ничтожном количестве. Кроме уже упомянутого Кабакова из бывшей андеграундной обоймы были замечены лишь Эдуард Штейнберг, Юрий Купер и Борис Заборов. В пределах же нашей родины галерей, торгующих подобным искусством, становится все больше.

Когда речь заходит об антикварном рынке, сразу встает проблема подделок и защиты от них.

Понятно, что уважаемые зарубежные галереи, осваивающие богатую и плодородную российскую почву, тоже озабочены этой проблемой. При этом не секрет, что в известных галереях продают не менее известные подделки весьма высокого класса. Что касается защиты доброго имени галереи, здесь есть различные способы. Например, предоставление списка выставок, в которых участвовало произведение, библиография, свидетельства родственников (подписи, штампы), сертификаты подлинности, выданные экспертами.

Было приятно увидеть подобного рода информацию рядом, например, с очередной картиной Сержа Шаршуна. У нас столь основательный подход пока не внедрен, тогда как человеку, отдавшему пять с половиной миллионов долларов за картину Василия Поленова "Иисус Христос у Генисаретского озера", хотелось бы, очевидно, быть уверенным в ее подлинности. Поэтому нашим галерейщикам в этом смысле не грех поучиться у западного антикварного рынка. Приятно видеть, как за рубежом дорожат искусством, в том числе и с российскими корнями.



Источник: "Эксперт", №36 (482), 26.09.2005,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров