Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.04.2008 | История / Общество

Дободался теленок с агитпропом

Дико видеть, как автор "ГУЛАГа" печется об интересах советских карателей

Александр Солженицын обрушился вдруг с гневной филиппикой на украинского президента Виктора Ющенко, стремящегося добиться, чтобы мировое сообщество признало страшный голод 1932-1933 годов геноцидом.

Возможно, намерения украинского президента и не вполне бескорыстно-целомудренны. Возможно, он и преследует попутно какие-то свои партийно-политические цели. Бог с ним. Но странно русскому писателю, особенно пекущемуся о сохранении дружбы народов, не знать, что особенности сталинского голодоморного "менеджмента" на Украине и Кубани (тогда также по преимуществу населенной украинцами) дают по крайней мере веские основания для постановки вопроса о геноциде.

Еще страннее и даже вовсе дико видеть, как автор "ГУЛАГа" печется об интересах советских карателей.

Ведь единственным практическим следствием признания голодомора геноцидом будет отмена срока давности для лиц, причастных к этому преступлению. И хотя бы и после кончины виновных их деяниям будет дана юридическая оценка. Коротко говоря, современная Украина имеет все шансы сделаться преуспевающей свободной европейской страной именно благодаря тому, что память о голодоморе исключает возможность представить публике преступную сталинскую клику компанией "эффективных менеджеров". К чему явно ведут Россию нынешние ее властители, ведущие свою родословную от ведомства Дзержинского-Берии.

И в этом смысле чрезвычайно характерно, как Александра Исаевича по этому частному поводу занесло гораздо далее заявленной цели.

Завершается его обличение такой мажорной кодой:

"...провокаторский вскрик о "геноциде" стал зарождаться десятилетиями спустя - сперва потаенно, в затхлых шовинистических умах, злобно настроенных против "москалей", - а вот теперь взнесся и в государственные круги нынешней Украины, стало быть, перехлестнувшие и лихие заверты большевицкого Агитпропа?? Да для западных ушей такая лютая подтравка пройдет легче всего, они в нашу историю никогда и не вникали, им - подай готовую басню, хоть и обезумелую".

Пассаж не просто "лихо завертный", но грубо лживый.

Разумеется, ни в какой украинской государственной пропаганде по случаю голодомора о "злобных москалях" не обрящется ни слова. За писания ушибленных маргиналов и прямых параноиков власти украинские отвечать не могут. Но более того, всякий, кому случится видеть день поминовения жертв голодомора (а мне как раз случилось в прошлом году в эти дни быть в Киеве), засвидетельствует совершенное отсутствие агрессивно-националистических тонов и в уличной толпе.

Но гораздо опаснее другая ложь, менее очевидная. Я имею в виду поклеп на "западные уши".

Любой хоть сколько-нибудь дорожащий своей репутацией отечественный историк старше сорока должен будет признать, что строго корректное исследование "непарадных" страниц российской истории в советское время только в западной литературе и можно было найти.

К "непарадному" же относилось очень многое. Даже в перестроечном 1986-м моему научному руководителю немало попортили крови, прежде чем удалось ему протолкнуть в ученом совете тему, в названии которой фигурировал "голод 1891 года", а единственным фундаментальным ученым трудом об этом голоде и по сей день остается книга Ричарда Робинса - из Колумбийского, заметьте, университета, а никак не Тамбовского. И самую основательную историю коллективизации написал за нас Роберт Конквест, и его "Жатву скорби" пришлось переводить с английского. И год назад, составляя номер "Отечественных записок" о российско-украинских делах, так и не смогли мы всей редакцией сыскать ничего достоверного о голоде у российских писателей - пришлось переводить с французского статью итальянского историка Андреа Грациози.

За перестроечное время мало было сделано, чтоб эту страшную инерцию переломить, а ныне и вовсе пошло дело на попятный.

И властный призыв был встречен с полным пониманием, поскольку нынешние администраторы российской исторической науки в приснопамятные советские годы писали по большей части «ученые» труды по части "Критики буржуазных фальсификаций деятельности КПСС среди женщин" (вовсе не шутка, а подлинный титул "Автореф. дис. канд. ист. наук. - М., 1980)

Подлинно "...у того и наберешься". Бодаясь непрестанно с советским агитпропом, Александр Солженицын, кажется, усвоил его приемчики. Это бы еще полбеды. Но надобно иметь в виду, что народы сами собой не ссорятся. А вот когда вместо спокойного и честного разговора о прошлых грехах начинается артиллерийская дуэль обезумелых агитпропов, тут уж точно у народов чубы трещат.



Источник: Грани.Ру, 04.04.2008,








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!