Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.09.2005 | Театр

Злая шутка

"Мера за меру" в Театре Киноактера

Режиссер-дебютант Игорь Яцко «замахнулся на Вильяма нашего Шекспира» и превратил самую мрачную трагедию классика «Мера за меру» в долгоиграющий анекдот с песнями и плясками.

Вообще-то, Игорь Яцко — один из ведущих артистов театра Анатолия Васильева «Школа драматического искусства». А там почти все актеры пробуют себя в режиссуре, но пока ни одного режиссера, равного по таланту и умению своему мастеру и учителю из этой «Школы» не вышло. Зато все чураются коммерческого театра и любят эксперименты. Игорь Яцко — не исключение. В постановке шекспировской «Меры за меру» он попытался собрать все приемы и навыки, усвоенные им в ШДИ, и над всеми над ними вволю посмеятся.

Мрачный сюжет трагедии, казалось бы, никак не располагает к забавам подобного рода. Анджело — суровый наместник временно покинувшего город герцога, требует соблюдения древнего закона: за прелюбодеяние — смерть. Первая жертва — молодой дворянин Клавдио просит свою юную сестру Изабеллу испросить ему помилования. Но Анджело не только влюбляется в Изабеллу, но и склоняет девушку к тому самому греху, за который ее брату отрубят голову.

А теперь представьте, что страстные монологи о чести, милосердии, долге, грехе и расплате положены на музыку Иоганна Штрауса и сыграны в манере оперетты «Летучая мышь». Действие перенесено в Вену прошлого века. Дамы в бальных нарядах и кавалеры в смокингах танцуют вальсы, мазурки, галопы. А над ними нависают экраны, на которых параллельно показывают кадры из фильмов: «Война и мир» с Одри Хепберн, «В джазе только девушки» с Мерлин Монро, «Закон есть закон» с Фернанделем или просто картины морского прибоя. Между танцами и пением арий под фонограмму персонажи носят по сцене венские стулья и ценой неимоверных усилий передвигают вдоль рампы тяжелейшие кованные решетки, обозначающие тюрьму. А еще декламируют Шекспира в переводе Осии Сороки, смещая акценты и ударения, как это принято у Васильева. Не всем исполнителям это удается, и они неожиданно переходят на обычный крик. Удивительно, но среди груды текста, галопов, решеток и видео-клипов, удается не только различить безусловный талант и красоту молодой актрисы Марии Викторовой, но и представить, как она на самом деле могла бы сыграть Изабеллу.

Где-то на втором часу представления начинаешь понимать, что перед тобой пародия, и в следующие два часа — даже иногда хихикать. Но на что это пародия? Разобрать смысл текста, как впрочем, и всего, на сцене происходящего, — дело не простое. Но кто обещал, что будет легко!



Источник: "Ваш Досуг", №39,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.03.2021
Театр

Игра в куклы, или о взрослом по-детски

Из древнегреческих богинь судьбы, прядущих нити жизни на веретене, никто еще не делал кукол и не селил в Петроградском районе наших дней. Сделать это решилась режиссер Александра Ловянникова в Московском областной театре кукол. Итак, три сестры-мойры командированы вышестоящим начальством в Северную столицу. Жизни петербуржцев замотаны в катушки, стоящие на полочках в доме мойр.

Стенгазета
03.03.2021
Театр

Обнажая разговор

Выйдя на сцену, женщина полностью обнажается, стремясь приблизиться к естественной наготе животного. Этим жестом она внешне уравнивает себя с ним. Летиция обращает к лошади монолог, эмоционально делится переживаниями и размышлениями. Она говорит о наболевшем — проблемах мигрантов, насилии и гуманизме — и о самом интимном — любви и сексе, — не опасаясь найти в коне пристрастного или осуждающего слушателя.