Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.02.2008 | Интервью / Музыка

Школа с выпускниками

"Я научился видеть Jethro Tull как футбольную команду"

Последние года полтора Йен Андерсон все время обещает новый материал и обещаний своих не сдерживает. То скажет, что пол-альбома уже готово, то посетует, что ему не нравится сведение и надо все переписывать, то пожалуется на напряженный гастрольный график. Одно из последних обещаний — засесть с группой в студии этой весной — тоже не сбудется из-за плохого самочувствия Мартина Барра, ближайшего и на данный момент, похоже, единственного соратника Андерсона. К одному из выступлений в России даже был подготовлен плакат по мотивам памятника Минину и Пожарскому — Андерсон призывает Барра встать и пойти с ним погулять по Красной площади; на заднем фоне — храм Василия Блаженного.

Нынешний тур, посвященный сорокалетию группы, начинается концертами в Петербурге и Москве и продлится около полугода с перерывами. Андерсон не любит надолго покидать свое немаленькое поместье на юго-западе Англии, где живет с семьей. Оттуда он и поговорил с Егором Галенко.

- В чем принципиальная разница между Ian Anderson Group и Jethro Tull? И там, и там переменчивый концертирующий состав во главе с вами.

- Я и сам, признаюсь, не очень понимаю. Затею с Ian Anderson Group я бросил, сейчас состав будет всегда, надеюсь, называться Jethro Tull. Но музыкантов, с которыми я переиграл за эти годы,— а тех, с кем мы плотно работали, было около сорока,— я ни в коем случае не забываю. Мне нравилось играть с Тони Айомми в 1968-м. Я могу вам рассказать множество историй о клавишнике Эдди Джобсоне или о барабанщике Марке Крэйни, с которыми я играл не больше года. Знаете, я научился видеть Jethro Tull как футбольную команду. Ведь Бэкхем не может выходить на поле каждый божий день. Иногда и он просиживает на скамейке. Я, например, безумно жалею, что гитарист Мартин Барр, любимый игрок, из-за проблем со здоровьем не сможет поехать с нами в ближайший тур. Но уверен, справимся.

- Вас часто упрекают, что Jethro Tull уже не прежний, что вам пора было распадаться сто лет назад и так далее?

- Само собой. Но я уже давно понял, что не надо это принимать близко к сердцу. Старая рок-группа — это совсем не обязательно спайка из четырех-пяти человек. Посмотрите на King Crimson: это великая группа, но ее величие во многом поддерживается тьмой сайд-проектов. King Crimson — это же фактически такая школа, у которой есть выпускники. У меня не столь выдающиеся организаторские способности, как у Роберта Фриппа, но мне бы хотелось, чтоб Jethro Tull воспринимались в том же ключе. Как школа с выпускниками.

- А вы главный учитель?

- Хм, как-то некрасиво получается. У меня ведь юношеская мегаломания если и была, то прошла, а старческий маразм еще не наступил. Не хочется выглядеть авторитарным. О властных людях историки, как правило, вспоминают только плохое. Но есть довольно четкая разница между лидером и авторитарным человеком, понимаете?

- Вы о политике поете редко, если не считать того случая на одном из московских концертов, когда вы исполнили песенку с двойным посвящением Горбачеву и алкоголю, — но, насколько я заметил, любите поговорить о политике.

- Ну да: троица, например, Горбачев-Тэтчер-Рейган мне куда больше импонирует, нежели Путин-Блэр-Буш. Горбачев был настоящим лидером, личностью с большой буквы. Он был готов к переменам и совершал их немедля.

- Мне казалось, что Йен Андерсон — человек консервативный. Вы сами — готовы совершать в своей музыке и жизни перемены немедля? Как Кэт Стивенс, например?

- Нет, более набожным я не стану и имя менять не буду.

- Я о переменах в целом. Пусть не Кэт Стивенс, а Скотт Уокер будет примером.

- Ага, хотите, чтобы я записал что-то вроде Drift, последнего альбома Уокера? Не дождетесь. Это, может, кому-то и интересная музыка, но она уж точно никому не может быть приятной, чересчур экспериментальная. У Скотта, по-моему, проблемы с головой. Он же в молодости был редким красавцем, вокруг вилось огромное количество девушек — ну и все сопутствующие беды красавца-музыканта. Поймите правильно: я обожаю раннего Уокера, его записи с The Walker Brothers. Недавно скачал эту музыку и разослал в подарок своим родственникам.

- Вы, музыкант, скачиваете музыку из сети?

- Меня сын обучил. Ну а я для него в благодарность раннего Уокера открыл. Он был в восторге.



Источник: Коммерсант-Weekend” №25, 15.02.08,








Рекомендованные материалы



La Poudrière любит русских

Анимационный режиссер Юлия Войтова: "Мне кажется, фишка Пудриера в том, что они в тебя сразу верят. Тебе не надо никому ничего доказывать, ты приезжаешь, а они тебе говорят: «Мы тебя выбрали, ты – режиссер, вот твои коллеги». Со всеми так, в этом тоже разница между российской и французской школой".


«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."