Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.12.2007 | Анимация

Высший пилотаж

В Москве раздалось эхо международного анимационного фестиваля Крок

   

Международный анимационный фестиваль «Крок», в этом октябре путешествовавший на корабле по украинским водам, приехал в Москву со своим «эхом» и устроил большой показ победителей в Доме кино. Вернее, обычно «Эхо Крока» - это показ фильмов-лауреатов, а на этот раз было не так, и причин тут по крайней мере две. Одна понятная – часть победивших картин совсем недавно показывались в Москве на Большом фестивале мультфильмов и значит была возможность зачерпнуть из огромной кроковской программы побольше нового, еще не виденного московской публикой.

А вторая, о которой много говорили в кулуарах, состояла в том, что главные лауреаты этого года оказались, как на подбор чрезвычайно мрачными и показ, составленный из одних призеров, получился бы весьма депрессивным.

Это объяснимо: председателем жюри Крока в этом году был давно живущий в США Игорь Ковалев – когда-то ближайший соратник Александра Татарского, снявший с ним и легендарную «Пластилиновую ворону», и «Падал прошлогодний снег», и многое другое. Ковалев, придумавший с Татарским множество смешных фильмов, сам снимает картины всегда тревожные и мрачные, где даже саркастическая усмешка гасится тягостными предчувствиями. То, что выбор Ковалева окажется именно таким, непохожим на традиционный набор победителей Крока, где обычно много веселого и добродушно-сентиментального, можно было предугадать. Особенно участники Крока были поражены, когда услышали, что на фестивале, где на этот раз был собран необыкновенный букет звезд мировой анимации, включая отечественных (уже заваленную наградами «Мою любовь» Александра Петрова, новые фильмы Константина Бронзита, Ивана Максимова и т. д.), Гран-при получил черный гротеск Луиса Кука «Сестры Пирс», снятый на британской студии «Аардман». И это был единственный фильм из главных призеров фестиваля, показанный на «Эхе Крока».

«Сестры Пирс» - очень жестко и стильно нарисованная история о двух старых уродливых сестрах (одна огромная толстуха, другая маленькая, сморщенная и шустрая), которые живут на берегу моря, ловят рыбу и мучаются от одиночества. Как-то они вытащили захлебнувшегося рыбака, выходили его, умиляясь его красоте, а тот, как очнулся и увидел их страшные рожи, так и бросился с криком вон обратно в море. Потом обиженные сестры нашли вздувшийся, оскаленный труп неблагодарного рыбака, разделали его, как прежде рыбу при сушке и превратили в улыбающееся чучело. Усадили с собой пить чай и вот тут-то мы увидели, что таких чучел за столом у одиноких старух полным-полно...

В противовес этой истории на «Эхе» показали снятый с нежным юмором южнокорейский фильм режиссера Чан Хьюн-Юнь «Папочка Волк» (он получил награду, в этом году учрежденную в память Александра Татарского – «За  высший пилотаж»). В нем волку-писателю, уединившемуся в провинции, чтобы написать шедевр, некая девица внезапно приводит маленькую девочку и, не слушая возражений, объявляет, что это его дочь. Потом интеллигентный задумчивый волк получает еще детей: кролика и черепаху, и жизнь его становится полностью подчинена детям.

Впрочем, если говорить о памяти Татарского, то больше всего для нее на фестивале сделал цикл уморительных роликов «Безопасность движения», снятых на студии «Пилот» Еленой Черновой и Аленой Оятьевой в стилистике и с героями фильмов о Братьях Пилотах,  придуманных когда-то Татарским и Ковалевым. Это был, конечно, не авторский фильм, а социальная реклама, но истории с ловко соблюдающими правила Колобками и вечно их нарушающим иностранным злодеем, рассыпались целым каскадом гэгов и смотрелись не хуже настоящего кино.

Желая сделать уникальный показ, организаторы Крока кроме дорожных роликов выбрали для «Эха» еще только две работы отечественных режиссеров, но сделанные на зарубежных студиях.  Двухминутная очень смешная «Полярная яма» Алексея Алексеева (снятая в Венгрии) рассказывала про глупых сов, провалившихся в снежную яму и не знающих, как оттуда выбраться. А снятая в Германии прихотливая черно-белая картина «Три истории любви» Светланы Филипповой, соединяя художественную и документальную съемку начала века и живопись того времени с собственными наивными рисунками, рассказывала печальную историю о том, как поэт искал свою любовь.

Вообще, несмотря на громадные возможности, которые сегодня дают технологии, эстетского черно-белого, очень просто нарисованного кино по-прежнему немало и оно по-прежнему высоко ценится. Среди любимцев фестиваля был, например, остроумный и парадоксальный «Ляпсус» аргентинца Хуана Пабло Зарамелла. В нем весьма условно нарисованная смешная монашка двигалась по белому полю листа к черной его половине. А на черном фоне от нее оставались лишь белое лицо и ручки, они вновь выскакивали на белую половину листа и превращались во что-то совсем другое, например, круглые глазки становились грудями голой тетки, так разобранная на черно-белые детали монашка скакала с белого фона на черный, пытаясь вновь стать собой.

И, правда, нет ничего забавнее, чем игра с условностью кино – не только плоского листа, но и якобы правдоподобной трехмерной анимации. На «Эхе Крока» показали трехмерной фильм бельгийца Бенуа Ферумона «Dji Vou Veu Volti» про трубадура, поющего эти самые слова под балконом благосклонной принцессы. Поскольку фламандский  диалект не слишком известен, во время пения появляются титры «I love you», потом буквам надоедает, что влюбленный поет одно и то же, они начинают складываться в слова «Заткнись» и прочие грубости, потом обращаются в лягушку, человечка, затевают с трубадуром драку и т.д.

А одним из главных фаворитов фестивальной публики стал очень смешной фильм «Спящая Бетти» канадца Клода Клотье, снятый тоже на средневековый сюжет. Хоть эта картина был и безо всяких хитростей, но в ней было столько потешнейших гэгов, что зал на «Эхе Крока» просто со стульев сползал, видя, что предпринимает  удрученный король, чтобы разбудить свою спящую красавицу-дочь. Пародировались многочисленные романтические штампы, цитировалась разнообразная классическая живопись, мчались музыканты, волшебники и прекрасные принцы, а девице – хоть бы что. До тех пор, пока на тумбочке не звонил будильник. Фильм этот, надо сказать, на фестивале не получил никаких призов, но, с другой стороны -  черт с ними, с призами, всякий знает, что это лотерея. Главное, чтобы фильмы можно было увидеть, а там все равно каждый выберет свое.



Источник: "Время новостей", 21.12.2007,








Рекомендованные материалы



Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.


Лучшие мультфильмы фестивалей в Анси и Загребе

Анси с каждым годом разрастается все шире, при нем проходит огромный кинорынок, и бизнес невольно накладывает свой отпечаток не только на атмосферу, но и на программу фестиваля, ее публику, и даже победители тут часто выглядят более «коммерческими» и попсовыми по сравнению с Загребом, который гораздо меньше по масштабу, но сохраняет «авторский» характер с особенным интересом к арту и экспериментальному искусству.