Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.12.2007 | Кино

Ирангейт в картинках

Экранизация автобиографического комикса иранской феминистки Марьян Сатрапи уже наделала шуму и наделает еще больше

Анимационный французский Persepolis Марьян Сатрапи и Венсана Паронно выпущен в прокат мизерным тиражом. Это нелогично. Фильм произвел мини-сенсацию на Каннском фестивале и получил там приз жюри. Именно его Франция выдвинула на соискание «Оскара» за лучшую неанглоязычную картину — как мы михалковские «12».

Причины французского ажиотажа понятны. Удивителен стиль фильма — авангардный примитивизм, соединяющий опыт театра теней с экспрессионизмом в духе Фернана Леже. Удивительна звездность голосов: роли озвучили Кьяра Мастроянни и такие легенды, как ее мама Катрин Денёв и Даниель Дарьё. Американский дубляж тоже неслаб. В озвучании поучаствовали Джина Роулендс, Шон Пенн и Игги Поп. В США фильм выйдет перед Новым годом, когда традиционно появляются картины с «оскаровскими» намерениями.

Удивительна и тема «Персеполиса». После Канн писали, что он представляет собой критическую историю современного Ирана начиная с конца 1970-х гг., с падения шахского режима. Это отчасти так. Название, понятно, символично. Персеполис — имя древней разрушенной персидской столицы. Так что речь идет о том, что культура и история в Иране разрушены окончательно (реплика в сторону: а как же современное высококультурное иранское кино? Но оставим ее без комментариев).

Но в реальности «Персеполис» скорее история свободомыслящей иранской женщины, которая не смогла жить в стране и эмигрировала на Запад. Эта женщина — сорежиссер фильма Марьян Сатрапи, по автобиографическому комиксу которой фильм и снят. Однако и в ее истории интереснее всего социально-политический контекст. Интеллигенция, из которой она вышла, была светской, близкой одновременно и кухонной советской, и западноевропейской. Кухонной советской — потому что находилась в оппозиции к шахскому режиму. Западной — поскольку верила, что главный прогресс в марксизме-ленинизме и воспитывалась в СССР, куда дядя героини пробрался в свои годы нелегально, чтобы угодить потом в шахскую тюрьму.

У такой интеллигенции (вовсе не предполагавшей, что антишахская революция приведет к порядкам еще более кошмарным), как и у интеллигенции советской, и должны были вырасти дети-западники. Удивительны музпристрастия девочки, вынужденной носить черный иранский платок: «Би джиз», «АББА», «Пинк Флойд», «Айрон мейден».

Сочувствуешь ей, ее родителям, ее эмансипированной бабушке, чьи вкусы и идеология вполне западноевропейские (даже в вопросах о браке и сексе — лишний в фильме знак того, что при шахах Иран был либеральной страной). Особенно сочувствуешь, когда героиня после первого вояжа на Запад возвращается в Тегеран, где бородатые защитники морали разгоняют молодежные вечеринки и арестовывают парочки, замеченные в том, что держались за руки.

Отметив симпатичное, замечаешь и странности в идеологии фильма. Он одновременно антииранский — этакая платформа для воинственных настроений Буша — Саркози, — но и отчетливо антизападнический (вот в отношении Ленина и СССР он абсолютно корректен). При этом избранно. Он, например, антиавстрийский — школьницей героиня уезжает учиться в Вену, где замечает и мерзкое бюргерство, и ксенофобию. «Персеполис» злюще издевается даже над йодлями. Еще он долбит англичан, корыстно заставивших шахов ради нефтяных интересов превратиться из демократов в тиранов. ЦРУ, пытавшее в шахских тюрьмах. И Запад вообще, продававший оружие во время войны Ирана с Ираком обеим сторонам. Такое антизападничество «Персеполиса» тоже должно нравиться либералам французского образца. Тем более что Францию фильм не обижает.

Не осмеливается он задевать и религию. О том, что антишахская революция обернулась исламской, говорится лишь в аннотациях к фильму. На деле — ни Хомейни, ни-ни. Просто в Иране такие вот общественные порядки, что женщины от девочек до старух обязаны ходить в черном, а на уроках анатомического рисования в вузе разве что нос у натурщицы открыт. Но с другой стороны, самоубийца ли Марьян Сатрапи, чтобы покушаться на религию? И зачем лишние хлопоты Франции — при существующих наполовину конфессиональных конфликтах Парижа с пригородами? .



Источник: "Ведомости",№198 (1972),19.10.2007 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».

Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.