Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.09.2005 | Колонка

Алкогольная тематика

Министр просвещения обнаружил крамолу в школьных тетрадях

Учеба – дело архиважное. И архисерьезное – такое выражение лица имел министр нашего просвещения товарищ Фурсенко, когда 14 сентября на коллегии Минобразования распекал смоленских товарищей за разгильдяйство. Ну как же – на школьных тетрадях, напечатанных в Смоленске, была обнаружена крамола в виде «алкогольной тематики» по выражению министра, заведующего ученьем, которое свет. «Алкогольной тематикой» была названа шутка на задней стороне школьной тетрадки. Раньше там печаталась таблица умножения (иногда, правда, кодекс строителей коммунизма). На обложке тетради по химии был изображен автор периодической системы химических элементов Дмитрий Менделеев с подписью "Менделеев открыл сорокаградусную водку, потом он открыл девятнадцатиградусный портвейн. И только утром великий ученый открыл, что их нельзя смешивать".

Если б я в такой тетрадке решала бы зубодробительные химические задачи, мне было бы, наверное, не так горько. Я бы точно знала, что есть люди, мне сочувствующие. И прислушалась бы к мнению по поводу смешивания напитков – всё-таки в юности авторитетам веришь.

А министр просвещения наверное никогда не смешивал водку с портвейном и не знает, какая боль бывает от этого в голове. Да и шутки в деле просвещения неуместны, а подчас и опасны, это мы знаем, проходили. И поэтому министр шутке отнюдь не порадовался, а лишь кротко «посетовал на то, что Минобразования может контролировать только выпуск учебников, а оформление тетрадей регулировать не может, поскольку лицензии на печать тетрадей выдает Министерство культуры и массовых коммуникаций». И пообещал провести совещание с Минкультом на эту тему.

Жаль, что я не увижу этого совещания, не услышу судьбоносных реплик нападающих и не узнаю, как будут отбрёхиваться проштрафившиеся. А если вдруг – маловероятно, но вдруг - минкультовское начальство своих в обиду не даст, получится увлекательно. Шоу маст гоу он!











Рекомендованные материалы



«Длинной вереницей…»

Мужчины и женщины, — особенно москвичи и москвички, — моего, а также и нескольких последующих поколений, не говоря уже о предыдущих, хорошо помнят, чем была для нас для всех мхатовская «Синяя птица» в годы нашего детства.


Под ними хаос шевелится

Подлость — подлость как художественный принцип, подлость как прием — сочится буквально сквозь поры любого их высказывания или жеста и заставляет вспоминать слова Лидии Гинзбург о том, что для подлости «псевдонимом во все времена служили общественные интересы, так приятно совпадающие с частными».