Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.10.2007 | Интервью / Опера

Проводник разума

Риккардо Мути выступил в Москве в программе международного фестиваля «Черешневый лес»

Риккардо Мути, один из самых знаменитых и титулованных дирижеров мира, около 20 лет руководивший главным оперным театром Италии - миланским "Ла Скала", выступил в Москве в программе международного фестиваля «Черешневый лес». Он продирижировал своей любимой оперой «Дон Паскуале» Гаэтано Доницетти. В преддверии московской премьеры спектакля Риккардо Мути дал интервью корреспонденту «Газеты» Ярославу Седову.

- Почему вы решили привезти в Москву именно постановку «Дона Паскуале»?

- В сознании большинства любителей музыки Доницетти - прежде всего автор мелодраматической «Лючии ди Ламмермур» и шутливого «Любовного напитка». Более искушенные знатоки вспомнят его «Фаворитку», да и то скорее отдельные арии из нее. Однако Доницетти - серьезный продолжатель традиций итальянской оперы XVIII века, и «Дон Паскуале» - его абсолютный шедевр по гармонии всех составляющих и глубине подтекста. Либретто этой оперы - редкий пример великолепного литературного стиля, который столь же элегантно воплощен в музыке. Но самое главное - баланс между комической фабулой и теми печальными, порой даже трагическими философскими акцентами, который и составляет главную притягательность этой оперы. Это не комедия и не драма, а некий особый загадочный жанр, который Доницетти определил как «драма буфф». С одной стороны, «Дон Паскуале» во многом отсылает к традициям древнего театра марионеток. С другой - предвосхищает оперный театр Моцарта с его равновесием между усмешкой и печалью, умением в шутливых коллизиях всерьез затронуть основные вопросы бытия. Ну а кроме оперы мне приятно представить и сам спектакль. Сегодня мы чаще всего видим постановки режиссеров, которым нечего сказать и которые стараются поразить вульгарной яркостью. Здесь работа молодого постановщика Андреа де Роза и молодых исполнителей, которые еще не успели привыкнуть к сегодняшней рутине и не обросли штампами.

Дирижер Риккардо Мути привез в российскую столицу спектакль «Дон Паскуале». Это полноценная фестивальная продукция, созданная на одном из самых престижных итальянских оперных фестивалей - Равеннском в 2006 году.

- Работать с молодежью вам сейчас нравится больше, чем с мастерами?

-  Мне нравится работать с любыми исполнителями от 15 до 100 лет, которые знают и любят музыку. Когда вижу музыкантов, которые ее не любят, у меня проявляется то, что называют плохими чертами характера. Но в данном случае для меня очень важно, что я представляю в Москве именно молодежный оркестр. Когда мы начинаем рассуждать о судьбах молодежи, это граничит с философией. Но дети - действительно наше будущее, мы должны их воспитывать. И, на мой взгляд, это необходимо делать не в замкнутых границах какой-либо одной культуры, а во взаимодействии разных традиций и мировоззрений. Поэтому для меня так важно, чтобы эти молодые музыканты посетили Москву. В последний раз я выступал здесь в конце 1990-х в историческом здании Большого театра. Музыканты "Ла Скала" и Большого вместе исполняли Девятую симфонию Бетховена. Они раньше не были знакомы, но в процессе репетиций быстро, без помощи языка и бюрократии, благодаря одной лишь общей профессии достигли того самого понятия «симпатия», которое точнее всего перевести с греческого не просто как «приязнь», но как «взаимочувствование», «взаимоощущение».

- До какого возраста, по вашему мнению, музыкант достаточно молод, чтобы иметь право работать в вашем оркестре?

- До 30. Наш оркестр - не конкурент другим коллективам. Он существует для того, чтобы выпускники учебных заведений могли пройти становление.

- Учите ли вы дирижеров?

- Нет. Главный урок, который я получил от моего учителя, помощника самого Тосканини, заключался в том, что дирижер должен профессионально владеть каким-либо инструментом и знать композицию. К счастью, в итальянском музыкальном образовании до сих пор сохраняется обязательный 10-летний курс композиции: четыре года ученики изучают гармонию, три года - контрапункт и еще три - инструментовку. Только обладая этой базой, можно рассчитывать постичь суть того, что называется «делать музыку», и всерьез говорить о дирижировании как профессии. Сегодня работа дирижера часто сводится к движениям рук. Это профанация. Рука дирижера - лишь инструмент, она - проводник разума. Если вы сопричастны сущностным музыкальным явлениям и готовы передавать их публике, то вам нет нужды читать трактаты о движениях рук. Думаю, Мравинский их не читал.

- Не тревожит ли вас, что сегодняшняя жизнь мало располагает к такому строгому профессионализму, и мы будем обречены находить его образцы лишь в записях покойных великих музыкантов?

- Значение записей никто не отрицает, но живое исполнение всегда важнее и полнее любой записи. Переживать что-то сиюминутное вместе с другими людьми - сакральный акт, который происходит только на живом концерте. Это богатейшее и незабываемое событие, ради которого и существует сама музыкальная жизнь.

- Почему вы не дирижируете русскими операми, хотя исполняете много русской симфонической музыки?

- Русская симфоническая музыка меня притягивает эмоционально, это богатейшая часть мирового наследия, тут нет никаких вопросов. А русскими операми я не дирижирую, потому что не владею русским языком в совершенстве. Суть работы оперного дирижера - найти живые интонации, точно передающие взаимосвязь слова и музыки. Это и значит донести смысл исполняемого. Его нужно раскрыть певцам, оркестрантам; выразить в сценическом действе, донести до публики. Как же этого достичь, не зная всех нюансов языка?

- Что вы будете исполнять следующим летом на очередном Зальцбургском фестивале?

- В 1971 году дебют на этом фестивале, состоявшийся по приглашению Герберта фон Караяна, стал для меня началом большой карьеры и регулярного сотрудничества с этим фестивалем. Австрия и Германия - признанные страны музыки, тогда как Италию чаще всего считают страной, где поют. Но наше музыкальное прошлое таково, что Италия могла бы встать наравне с Германией и Австрией. Я стараюсь напоминать об этом в таком авторитетном центре музыкального искусства, как Зальцбургский фестиваль. Когда я исполнил там произведения Николы Порпоры (итальянский композитор XVIII века. - "Газета"), это было огромным открытием для музыкантов, публики и прессы. Они поняли, что перед ними отец музыки, у которого учился их кумир Гайдн. Недавно я исполнял там ораторию Скарлатти. Очередная программа будет посвящена неаполитанской музыке XVIII века.



Источник: "Газета" № 202, 29.10.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
11.10.2019
Опера

Верди такого не писал. Fashion-opera «Аида»

Главный режиссер Новосибирского театра оперы и балета Вячеслав Стародубцев чувствует себя как дома. За три года, которые он является главным идеологом и музыкальным постановщиком он успел поставить оперный квест «Турандот», fashion-оперу «Аида», опера (ПАДЕЖ) «Пиковая дама. Игра» , триллер-оперу «Бал-маскарад» и оперную дегустацию «Любовный напиток» (2017) — режиссер, как он говорит сам про себя, «любит придумывать дополнения к названию».


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.