Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.10.2007 | Кино

Стойкий оловянный орешек

В четвертой серии самого знаменитого боевика персонаж Брюса Уиллиса стал совсем уже неистребимым

 Четвертая часть «Крепкого орешка» - бальзам на раны киноманов мужского пола, Ведь это продолжение  одного из лучших (наряду со «Смертельным оружием») голливудских боевиков новейшей эры. Между третьей и четвертой сериями прошло аж 12 лет. В разных странах фильм называется по-разному. У нас он «Крепкий орешек 4.0». В Америке же название Die Hard 4.0 существовало в качестве рабочего, но в итоге поменялось на более пафосное Live Free or Die Hard. По аналогии с бондовским «На службе Ее Величества» это можно трактовать как «Крепкий орешек на службе Свободы». По подсчетам упоминаний в Сети, именно четвертый «Орешек» - самый ожидаемый фильм 2007-го. Его рекламный ролик оказался в Интернете самым востребованным. Тем не менее кое-что заранее настораживало. Поскольку персонаж Брюса Уиллиса сражается с террористами, пытающимися уничтожить систему жизнеобеспечения США, что явно адресует к 11 сентября, не слишком ли этот фильм, по меркам прежних идеологизированный и патриотический? Сразу скажу, что мы получили настоящий боевик, каких не видели давно. Но сомнения остаются и после просмотра.

Расхожая кинофраза «иногда они возвращаются», имеющая отношение к монстрам типа злых призраков или зомби, как доказывает год 2007-й, верна и по отношению к героям положительным. Вернулся Рокки. Ждем скорой реанимации старика Рэмбо. Вернулся и Крепкий орешек, а именно старший инспектор, он же детектив Джон Макклейн. В свои 52 (столько Брюсу Уиллису) он кажется, как говорит злодей из «Крепкого орешка 4.0», часами «Таймекс» в эру цифровых технологий (это те самые часы за 50 баксов, которые якобы ловко увели с запястья Буша, когда тот недавно братался с дружественным и свободолюбивым албанским народом). Но Джон по-прежнему обладает талантом оказаться в ненужное время в ненужном месте. Чтобы заработать приключения на собственную задницу и одарить ими некстати подвернувшихся злодеев.

В  Макклейну всего-то и надо что доставить в вашингтонский штаб ФБР некоего шкета-хакера: шкет - выражение, приписанное Макклейну нашими переводчиками. Но выясняется, что шкета почему-то хотят убить очень серьезные ребята. Потому что шкет, сам того не зная, поработал на их план. А план - уничтожить транспортную систему в США, потом экономическую, потом систему энергообеспечения. Все это именуется «обрушением», т. е. фактически уничтожением страны - пусть, может, не окончательным, но во имя пакостных целей.

Так в фильмах о Бонде суперзлодеи регулярно пытались уничтожить финансовую систему Лондона, пусть и ценой миллионов жертв. Чтобы извлечь из этого крупную шкурную выгоду. Эх, не хотел вот сразу про Бонда, а вырвалось.

Кто как, а я до сих пор помню первый просмотр «Крепкого орешка» - это был редкий голливудский суперфильм, попавший на наши экраны сразу после появления, в самые экономически захудалые годы, в конце перестройки. Смотрел я «Орешка» в переполненном зале главного московского кинотеатра «Россия», после реконструкции ставшего «Пушкинским». Это было нечто! Особенно впечатляли два обстоятельства: что после первых 15 минут раскачки, необходимой, вероятно, лишь для того, чтобы зрители устроились в креслах, начинался невиданный, ни на секунду не прерываемый экшн, не позволявший ни вдохнуть, ни выдохнуть. И что герою с совершенно неузнаваемым лицом (Уиллис тогда не был звездой) хотелось искренне сопереживать. Да-да, я впервые в жизни видел боевик, с одной стороны, неповторимо многострельный, разрушительный и навороченный, но с другой - до такой же степени натуралистический и правдивый. Кровь так кровь. Увечья так увечья. Сомнения так сомнения. Хотя я вроде бы знал, что по всем голливудским законам герой победит, но раз пять во время просмотра замирал от дурных предчувствий, что он, похоже, погиб. Сам Уиллис не устает повторять, что ценит своего Макклейна прежде всего за то, что он совсем не похож на супергероя. Что он обычный парень, не хуже и не лучше других.

Невозможная в жанре боевика искренность-правдивость и осталась фирменным знаком «Крепких орешков», хотя киносериал переживал разные времена и даже не очень хорошие.

Четвертый «Орешек» по идее должен был стать повторением революционного первого, даром что делал его не мастер жанра Джон Мактирнан и не какой-нибудь склонный к фантастическому натурализму Пауль Верхувен, а, можно сказать, шкет: 33-летний (на момент съемок) Лен Уайзмен, дебютировавший двумя сериями «Другого мира» про битвы вампиров с вервольфами, где не было, кажется, ни одной сцены, которая не была бы дорисована на компьютере.

Уиллис и Уайзмен, если верить мифологии «Крепкого орешка 4.0», сошлись в том, что компьютерные эффекты в фильме должны быть сведены к минимуму, чтобы «Орешек» выглядел по-прежнему реалистическим, а детектив Макклейн - по-прежнему реальным человеком, за которого болеешь, стиснув кулаки.

И все же в четвертой серии что-то не так. Дело даже не в том, что впервые в истории «Орешков» террористы - это именно что террористы. Почти все прежние были липовыми, скрывавшими якобы террористическими акциями свои истинные - хапужные - намерения. Террористы же из «Крепкого орешка 4.0» - хотя тоже хотят денег - все же стремятся разрушить Америку, что делает их родственниками бен Ладена, а детектива Макклейна (который прежде был просто-напросто честью, совестью и гордостью человечества) - героем отчасти ура-патриотическим.

И дело не в том, что не выполнено совместное уиллисо-уайзменовское обещание свести к минимуму спецэффекты - их много, что делает фильм по жанру боевиком технологическим. (Обратите внимание на эпизоды, когда Макклейн сшибает автомобилем вертолет; на взрыв станции, отвечающей за энергообеспечение; на поединок грузовика-фуры с истребителем, завершающийся прыжком Макклейна на крыло американского «МиГа», - что напоминает сцену даже не из бондианы, а из откровенно пародийной «Правдивой лжи» Джеймса Кэмерона со Шварценеггером.)

Дело в том, что киносериал про «Крепкого орешка», по моему мнению, в принципе пошел немного не в ту сторону.

В свое время - и совсем недавно, в том самом 1995-м, когда сняли предыдущего «Крепкого орешка», - была произведена технологическая революция в бондиане. Появился  - первый фильм с Пирсом Броснаном, который позиционировался и рекламировался как первый же фильм про Джеймса Бонда новейшего поколения: невероятные, свойственные для бондианы приключения были поддержаны в нем современнейшими компьютерными прибамбасами. Продюсерам бондианы хватило 10 лет, чтобы понять, что технологическая революция завела их в тупик: спецэффекты стали важнее собственно Бонда. Его личность окончательно утратила различимые черты. Бонду стало совсем уже невозможно сопереживать. В итоге создатели бондианы пошли на новую и гораздо более радикальную революцию, предъявив в прошлогоднем «Казино “Рояль”» Бонда с человеческим лицом, где всех видимых спецэффектов - два с половиной на два с половиной часа действия (я понимаю, что их больше, но остальные-то - осознанно скрытые).

Фактически нового Бонда слепили по беспроигрышному образцу живого, вызывающего сочувствие и доверие Крепкого орешка.

Нового Крепкого орешка, что ни говорите, вылепили по образцу классически непобедимого, но воскового и устаревшего супермена Бонда. Чисто «крепко-орешковских» находок в фильме не так много. Зато его насытили компьютерными кунштюками по образцу «Золотого глаза». Фильм «Крепкий орешек 4.0» - такой же в технологическом смысле «Орешек»-апгрейд, в каком смысле «Золотой глаз» был Бондом-апгрейд. Только это апгрейд с опозданием на 12 лет и с вполне предсказуемыми последствиями: если продюсеры «Орешка» и впрямь захотят снимать пятую серию (о которой вроде идет речь), они явно поймут, что надо идти назад - назад в будущее. Назад к прежнему, вызывающему доверие Макклейну.

Черт с ним, что Макклейна вылепили отчасти по образу Бонда. Сильнее всего смущает вот что: Брюс Уиллис - рекордсмен мира по спасению мира. Ни один актер не спасал его на экране чаще. Уиллис спасал его в «12 обезьянах», «Пятом элементе» и «Армагеддоне». Некоторые авторы, демонстрируя грамотность, пишут, что в «Крепком орешке 4.0» Уиллис спасает мир в четвертый раз.

Так вот - и не спорьте: Джон Макклейн не должен спасать мир. Он должен спасать свою семью, десятки и сотни случайных людей, случайно же попавшего под его опеку хакера - но никак не мир. Иначе Макклейн перестанет быть Макклейном.



Источник: «Русский Newsweek», № 27 (152), 2 - 8 июля 2007 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».

Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.