Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.10.2007 | Опера

Паяц смеется последним

Спектакль Франко Дзеффирелли показали в Кремле

«Паяцы» Руджеро Леонкавалло, привезенные Франко Дзеффирелли в Москву на сей раз, - предприятие, уникальное в организационном отношении. На основе камерной одноактной оперы, которая обычно идет в паре с «Сельской честью» Пьетро Масканьи, Дзеффирелли устроил масштабное шоу, занявшее всю необъятную сцену Кремлевского дворца.

Нынешнюю версию «Паяцев» Дзеффирелли впервые поставил в 2005 году у подножия афинского Акрополя в древнем амфитеатре Ирода Аттика. Основные силы сборной команды исполнителей были приглашены из Израильской оперы, поэтому спектакль появился и там. Затем Дзеффирелли воспроизвел его в Лос-Анджелесе. Москва получила суммарную версию, скорректированную в расчете на размеры сцены Кремлевского дворца.

Ради двух представлений «Паяцев» в Москву привезли более 300 исполнителей и сотрудников обслуживающего персонала, а также несколько грузовиков с декорациями, костюмами и реквизитом из Италии, США и Израиля. По словам организаторов, за все это пришлось заплатить сумму, сопоставимую с бюджетом московского концерта Мадонны.

В музыкальном отношении спектакль едва-едва дотянул до элементарной доброкачественности. Это неудивительно: из-за непредвиденных организационных шероховатостей порепетировать практически не удалось. Тем не менее опытный дирижер Массимилиано Стефанелли - тонкий музыкант, пару лет назад поразивший москвичей стройностью исполнения ансамблей в новой «Травиате» Дзеффирелли, сумел достичь не только сбалансированности звучания, но и драматизма в ключевых моментах действия.

Американский тенор Ричард Лич, один из ведущих современных певцов, приглашенный на роль главного героя Канио в качестве звезды, демонстрирует старательную, иногда слегка натужную работу. Он вполне справляется с вокальной партией и вполне искренне изображает отчаяние и ревность героя, уличившего жену в измене. Но большой выразительностью ни его пение, ни игра не отличаются.

В роли коварного злодея Тонио, антагониста главного героя, который раскрывает Паяцу измену его жены (из мести, что та изменила мужу не с ним, а с другим), выступает южнокорейский баритон Сенг Хен Ко. У него звучный голос, он с удовольствием отыгрывает клоунские ужимки своего персонажа, но на злодея никак не тянет. Амплуа этого певца - обаятельные герои, которым хочется сочувствовать. Это, впрочем, не обыграно в постановке так, чтобы подобное перераспределение акцентов создало новый взгляд на ситуацию.

У итальянки Амарилли Ницца (Недда-Коломбина) резковатый и отнюдь не мощный голос. Он довольно непривычен в этой партии, которая обычно поручается обладательницам роскошных сопрано, завораживающих переливами чувственных тембров. Зато в активе певицы - точеная фигура и стройные ножки, а также артистический темперамент, позволяющий представить Недду не оперной примадонной, а характерной героиней в духе киноперсонажей итальянского неореализма времен молодости Дзеффирелли.

Кивок в сторону неореализма и придает шарм нынешней версии «Паяцев». Действие разворачивается на захолустных задворках, на фоне колоритно обшарпанной кирпичной стены жилого барака. Персонажи одеты в современные джинсы, футболки, пиджаки, топики, лосины.

Как всегда у Дзеффирелли, массовка тщательно детализирована. Но многочисленные бытовые сценки-зарисовки, проезды крутых парней на мотоциклах, беготня детей, кульбиты группы циркачей, «аккомпанирующих» представлению труппы Канио, не заслоняют мизансцен главных героев. Их сценическое поведение разработано мастерски - без претенциозной оригинальности, убедительно, в меру выразительно и удобно для пения.

Дзеффирелли без особого труда одним выстрелом убивает двух зайцев: отдает дань нынешней моде подверстывать к музыке классических опер сиюминутные ситуации и в то же время смеется над этой модой, подчеркивая, что не поступается своим принципом ставить произведение так, «как оно написано». Главная удача в этой игре - точный выбор материала. «Паяцы» - именно та опера, которую можно поставить так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.



Источник: "Газета" № 186, 05.10.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
07.06.2021
Опера

Комфортный Солженицын

Почти во всех положительных отзывах о постановке как большой плюс отмечается её иммерсивность. Во время действия видишь только один, да и то замыленный и банальный приём – лениво направленный в зрительный зал свет поисковых фонарей, остальное же время наблюдаешь мерный шаг часовых вдоль зрительного зала. И всё это где-то там, на условной театральной сцене, с игрушечными автоматами и в разработанных художниками костюмах.

Стенгазета
28.05.2021
Опера

Мерцающее Средневековье

В опере «Любовь издалека» Саариахо словно издалека смотрит на оперный жанр, создает его ретроспективу, ведя диалоги с прошлым. Самый очевидный из них происходит между самобытным музыкальным языком современного композитора и всем тем, что считается стереотипно оперным. Сюжет отсылает к оперному архетипу – мифу об Орфее.