Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.09.2007 | Архитектура / Город

Чтобы крыша не улетела

Главная загадка новых российских аэропортов – кто их проектирует

В Петербурге завершился международный конкурс на новый терминал аэропорта Пулково, победило британское архитектурное бюро Grimshaw & Partners. Впрочем, петербургская история на первый взгляд заметно отличается от всего, что обычно происходит с проектированием зданий аэропортов. Здесь самая главная тайна – кто собственно проектирует их новые здания или если быть точным, здания аэровокзальных комплексов.

Попытки выяснить имена проектировщиков обычно сводится к задаванию встречного вопроса, который можно назвать философским. «Вам шашечки или ехать?». В роли шашечек - звездное, известное или вообще хотя бы какое-нибудь имя, а не анонимные проектировщики. А ехать – это значит не стоять в диких очередях при входе, на регистрацию, на досмотр, на паспортный контроль, а потом сидеть или опять же стоять в накопителе.

В классической триаде «польза, прочность, красота» потребителю предлагают выбрать два ответа, третьего, как это ни банально, не дано. Вот и выбираем, я например - за прочность и надежность. И приходится закрывать глаза на многое и не задавать вопросы, которые так хочется задать.

Вот, аэропорт Домодедово не так давно в очередной раз расширился- фасад снова перенесен ещё на несколько десятков метров вперед, ну, а кто автор этого эффектного стеклянного экрана? Значит так – на начальном этапе Домодедово перестраивал профильный институт «Аэропроект», потом задачи усложнились, был проведен конкурс, в котором победила российское бюро ДНК (они проходят по категории молодые и талантливые). Правда в итоге автором архитектурной концепции значится председатель совета директоров группы Ист Лайн (оператор аэропорта Домодедово) Дмитрий Каменщик. Как гласит легенда, концепция ему привиделась, причем в прямом смысле слова – она ему просто приснилась, а до ума её довели анонимные товарищи из Domodedovo Construction Management при помощи компании Cyvas.

В другом крупнейшем российском аэропорту - Шереметьево, ситуация ещё более запутанная. Первый российский хаб, самый современный терминал страны и всё прочее – это про строящийся терминал Шереметьево-3, предназначенный для «Аэрофлота» и его партнеров по альянсу Sky Team.

Кто же автор этого уникального сооружения? Подрядчиком выступает турецкая Enka, говорят знающие люди. Ну, подрядчиком, понятно, а архитектор-то кто? Ну, Enka сама что-то там проектировала, правда сначала вообще-то французы из ADPi – дочки компании Aéroports de Paris, и ещё вот теперь архитектор Дмитрий Пшеничников фасады переделывает.

На этом фоне Внуково - просто образец цивилизованности, а ведь и не подумаешь, аэропорт правительства Москвы. Здесь все честно нарисовали немцы из обермайер партнерс, но они, как заметил мэр Лужков не справились. И теперь за них переделывают товарищи из Метрогипротранса - крышу они сделают попроще, а фасады поскромнее.

А вот в аэропорту Пулково проект честно упростили уже на стадии конкурса. На первом этапе предложение Grimshaw & Partners запомнилось всем именно своим ярким образом, прежде всего - золотой волнообразной крышей. Он полностью отвечал пожеланиям губернатора Петербурга Валентины Матвиенко, которая заявила: «Мы заинтересованы в том, чтобы это был не сарай для хранения сена, а архитектурный шедевр». И вообще архитектура в Петербурге это больше чем архитектура. На втором этапе проект стал выглядеть попроще - у крыши нового здания Пулкова уже нет той выразительности, что в первоначальном варианте, а пространство вокруг аэровокзала «обросло» дополнительными зданиями- коробками.

Впрочем, эти изменения также отвечали пожеланиями Валентины Ивановны, которая на подведение итогов конкурса завязила: «аэропорт - это не магазин и не музей», то есть призвала к пользе и прочности. Тем более, одну крышу в Петербурге уже проходили, это золотое покрывало новой сцены Мариинского театра.

Grimshaw & Partners честно сделали полноценный вариант, что бы их не обвинили, что они проектируют со скидкой на Россию. По сути это два проекта – первый - то что могло быть в некоей идеальной России, а второй – то, что может быть построено со скидкой на нашу действительность – с нашими согласователями, с нашей культурой строительства и эксплуатации. И в этом плане петербургский конкурс очень честный – давайте отсечем всю лирику на начальном этапе, ведь все равно не согласуют, а если согласуют, то не построят, а если построят, то лучше не думать о том, что в итоге выйдет. Так, что давайте думать о пользе и прочности – сделаем нормальную структуру, а что там с внешним обликом неважно… Фасады аэропортов предназначены для рекламных буклетов и архитектурных журналов, ведь большинство людей попадет в (или из) аэропорта сразу на подземную стоянку, железнодорожную станцию или стоянку такси и фасада не увидит.



Источник: City Trends. Новое измерение города, 17.09.2007,








Рекомендованные материалы



Топ года. Московская архитектура

Многие городские новости 2017 года были связаны не столько с архитектурой, сколько с политикой, общественным мнением, большими деньгами и другими аспектами, которые неизбежно усложняют обсуждение собственно архитектурных достоинств того или иного проекта. Но на фоне общего ажиотажа вокруг массовой застройки, были и более спокойные и позитивные архитектурные новости.


Скажи, Собянин, ведь не даром Москва затоплена была?

Но вот газета РБК публикует сенсационное расследование, из коего следует, что Москву затопило не даром, а за довольно крупные деньги. На улицах, где произошел потоп, был только-только проведен капитальный ремонт ливневой канализации.