Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.09.2007 | Музыка

Что за boy, а драки нет

Приезжают очередные виновники эмо-истерии - группа Fall out Boy

Вкратце что такое эмо, известно уже практически всем: стоит оглянуться, идя по улице, как непременно увидишь какого-нибудь подростка, одетого в черно-розовую одежду, с длинной черной челкой, спадающей на густо накрашенные глаза. А покопавшись в интернет-приколах, обязательно наткнешься на «свод правил настоящего эмо», открывающийся фразой «плачь всегда и везде». Помимо стиля одежды и любви к проявлению эмоций, эмо отличают и определенные музыкальные пристрастия.

Главными кумирами эмо-молодежи принято считать группы Tokio Hotel (в сентябре уже в третий раз приезжающую в Москву) и My Chemical Romance (отыгравшую в мае концерт в «Лужниках»). Команда Fall out Boy, которая 15 августа даст концерт в клубе «Б1 Maximum», в плане народной любви не многим отстает от своих кумиров, хотя появилась она чуть раньше прочих.

В начале 2000-х эти музыканты -- четыре молодых человека в традиционном составе «две гитары, бас и барабан» -- играли тяжелую металлическую музыку, но очень скоро переключились на поп-панк -- стиль куда более востребованный в мейнстриме. В свое время экстремальный и бунтарский панк был смягчен в угоду радиоформата -- когда команды вроде Green Day, не снижая темпа и громкости, отказались от грязного гитарного звучания. Fall out Boy заиграли еще глаже и чище своих предшественников и, оставив в стороне бунтарскую и хулиганскую тематику, запели о любви. Участники группы выглядят как настоящие модники -- в клипах появляются в франтоватых пиджачках и галстуках, а их фронтмен любит броско подводить глаза черной тушью. Впрочем, если музыканты Fall out Boy и красятся, то это едва заметно по сравнению с участниками Tokio Hotel, которые не выходят на сцену без глэм-макияжа и куда сильнее смахивают на девочек, чем на мальчиков. Вот такие группы, где жеманно страдающие модные мальчики поют под четыре громких аккорда, называют сейчас «эмо».

Стоит заметить, что здесь произошла мало кому известная замена понятий. Термин «эмо» возник вовсе не сегодня, а в конце 80-х годов прошлого века, когда хардкор-музыканты, игравшие быструю и тяжелую гитарную музыку, начали петь не на социально-протестные темы, а о чувствах. За надрывную истеричную лирику новый стиль и был назван «эмо» -- от слова emotional. Но к современному легкому и гламурному поп-панку он имеет весьма далекое отношение. Понимают это и сами музыканты: Fall out Boy вовсе не считают себя эмо-группой, как не считают себя таковой My Chemical Romance (несмотря на рекламные баннеры прошедшего концерта с надписью «лучшая эмо-группа планеты»). А неожиданно встрепенувшиеся любители прежнего эмо отпускают в адрес новых команд гневные реплики. Но количество их поклонников все увеличивается, и слово «эмо» окончательно утверждается в новом значении.

Аудитория же у музыки, где сентиментальная истерия утопает в гитарных риффах, разумеется, самая юная. Ведь именно подросткам с их проблемами переходного возраста свойственна повышенная эмоциональность -- отсюда характерные атрибуты эмо-кида (так называют себя приверженцы стиля), -- море слез и упаднические настроения. Вместе с тем эмо-киды, в отличие от тех же готов, люди очень открытые и чувствительные, и смеяться могут так же безудержно, как и плакать.

Сейчас эмо-стиль стал уже не чем иным, как модой: подростки вне зависимости от их музыкальных пристрастий начинают его копировать, борцы за чистоту культуры эмо называют их «позерами», устраивают разборки с вычислениями «тру» (англ. true -- истинный) и «не тру» эмо, а ненавистники, называющие себя антиэмо, не устают выкладывать свои стебные и язвительными опусы в Интернет и грозятся поотрезать эмо-кидам челки. И кому какое дело сейчас до того, что называли словом «эмо» в самом начале, когда даже главнейшие музыкальные и немузыкальные издания приняли его общеупотребимое значение. Как у нас с определенного момента стало возможным называть «русским роком» незамысловатую гитарную поп-музыку в духе группы «Звери», так и здесь изначально субкультурное течение переродилось и начало продвигаться по всем законам шоу-бизнеса. Заметьте, что, в отличие от, скажем, готов или панков, эмо-киды выглядят очень стильно, одеваются практически по последней западной моде и уж точно не выглядят маргиналами. Тот факт, что в эмо сошлись подростковая субкультура и гламур, возможно, и стал причиной бешеной популярности стиля.

Возвращаясь к группе Fall out Boy, стоит сказать, что по сравнению с прочими эмо-кумирами она выглядит довольно средне. Выступавшие в мае My Chemical Romance -- с их концептуальным последним альбомом, тяготеющим к рок-опере, -- в музыкальном плане все-таки интереснее, а приезжающие осенью в третий раз разукрашенные чучелки Tokio Hotel нежнее и легче по звучанию (проще говоря, попсовее). Впрочем, ругать Fall out Boy тоже не за что: их добротный поп-панк, сыгранный на четырех аккордах, ревущие риффы и молодецкий задор звучат по всем законам жанра. Правда, вот идти на концерт группы, к которой прибит ярлык «эмо», в случае если ты не четырнадцатилетняя девочка, уже давно стало считаться дурным тоном.



Источник: "Время новостей", №144, 14.8.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Мрачные страницы академической музыки

Автор не претендует на глобальное исследование, а лишь с иронией рассказывает о мрачных фактах из мира академической музыки. Вся книга построена на небольших эссе в пару страниц, где Рейборн описывает разнообразную бесовщину и прочие странности из жизни композиторов. Тут тебе обоснование почему нельзя писать больше 9 симфоний, как скончаться с гангреной из-за дирижирования и куда делась часть Бетховена после его смерти.

16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.