Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.09.2007 | Архитектура / Город

Библиотечное дело

Голландский архитектор Эрик Ван Эгераат выиграл конкурс на постройку Национальной библиотеки в Казани.

Неутомимый голландский архитектор Эрик Ван Эгераат (глава бюро Erick van Egeraat associated architects), бороздящий просторы России со своими проектами, добрался и до Казани. Столица Татарстана, казалось бы, самое неподходящее место для реализации фантазий этого голландского проектировщика: здесь ситуация с пониманием того, что такое современная архитектура, до последнего времени была весьма специфической. Казань – это не Москва с её архитектурной полифонией. В столице ведь как все устроено: хотите в архитектуре чего-то эмоционального – Александр Асадов, хотите элегантного – Сергей Скуратов и «Проект Меганом», нечто более сдержанное – Сергей Киселев и Владимир Плоткин, есть пример и «лужковского» стиля - Михаил Посохин и Владимир Колосницин, и так далее.

А в Казани существует один стиль современной архитектуры:?он не имеет названия, но уходит корнями в идеи суверенитета Татарстана и тысячелетия его столицы. Последние полтора десятилетия Казань показывала феноменальные темпы и объемы строительства, и, что немаловажно, это было не только жилье и офисы.

Правда, все построенное: первый метрополитен, открытый в России в постсоветское время, восстановленная мечеть Кул Шариф и президентская резиденция («приземлившиеся» прямо в местном Кремле, памятнике ЮНЕСКО), сформированный заново ансамбль двух центральных площадей Тукая и Свободы - демонстрирует полное отсутствие вкуса и пристрастие к историзированному постмодерну в самых худших его проявлениях. Досталось и историческим зданиям: некоторые кварталы просто снесли, а вот «потерявшееся» в результате укрупнения масштаба площади Свободы здание Дворянского собрания пришлось делать «наряднее», надстраивая ещё этаж, купол, шпиль и т.д., заодно превратив его в Ратушу. И вот посреди этого татарского Диснейленда возникает проект совершенно другого уровня, который, конечно, тоже можно назвать Диснейлендом, но если первый - это дешевая подделка, то проект ван Эгераата – оригинал. Основа его предложения – новое здание Национальной библиотеки, которое, впрочем, обрастает офисными башнями и жилыми апартаментами. Это т.н. «инвестиционный проект»: широко распространенная в Москве схема, по которой что-нибудь «культурное» строится за счет инвестора, возводящего себе что-нибудь коммерческое. По такой схеме в Москве построены вторая очередь галереи Шилова, «Другая сцена» «Современника», театр Александра Калягина Et Cetera, новая штаб-квартира Союза архитекторов России.

Споры о допустимости смешения в одном архитектурном объеме духовного и материального (притом, что последнее всегда превосходит первое) не прекращаются, тем не менее, в процессе строительства и проектирования находится еще множество подобных объектов. В Казани же эта идея доведена до абсурда: две «падающие» башни, которые, по словам ван Эгераата, символизируют раскрытую книгу, вовсе не являются библиотекой, как можно было бы предположить.

Это всего лишь офисные центры, между которыми и зажата Национальная библиотека. Её собираются строить с запасом: книгохранилище на 5 млн. книг (сейчас в фондах 3 миллиона), 20 читальных залов, конференц-зал на 400 мест и выставочный зал. Чуть поодаль возвышаются ещё две башни-кукурузы, предназначенные для потенциального инвестора «библиотечного квартала», банка АК Барс. Кроме того, по мысли ван Эгераата, здесь будут расположены жилые апартаменты, а также парк. Что касается архитектуры «библиотечного квартала», то в ней отображено некое представление о современной архитектуре: если небоскреб - то не классическая этажерка с повторяющимися этажами, а нечто падающее, извивающееся неправильной формы с «природными» фасадами. В общем, все в соответствии с мировыми трендами, только гораздо эмоциональнее, приторнее, ярче -? как обычно бывает у ван Эгераата. Плюс к этому - обычный для Запада, но не для нас - комплексный подход: сбалансированное сочетание общественных, деловых и приватных пространств, много зелени. Словом, все, как принято «там», и, безусловно, на высоком уровне.

Что касается высотности башен, то они, по местным меркам, почти небоскребы (у банковских - более 20 этажей, «библиотечные» - чуть ниже). Но, в отличие от Петербурга, где небоскребы воспринимаются как покушение на исторический город, для Казани высотки – это символ обновления. Разумеется, можно спорить о том, насколько архитектура ван Эгераата изящна, играет ли он в высшей лиге мировой архитектуры или первой (хотя не будем лукавить: все-таки в первой).

Но для Казани само появление подобного проекта – это почти революция: приглашенный иностранный архитектор демонстрирует принципиально другой уровень проектного мышления и культуры, в котором роль и ответственность архитектора несравнимо выше той, что принята в отечественной практике. Одна беда: понять, что это был за конкурс – открытый или закрытый, архитектурный или архитектурно-инвестиционный (как в случае с петербургской Новой Голландией) -и что, собственно, являлось предметом конкурса – национальная библиотека или центральный квартал, - решительно невозможно.

Как объяснил г-н Эгераат, ему пришлось неоднократно вылетать в Казань, с тем чтобы помочь администрации сформулировать задание «открытого архитектурного конкурса на здание библиотеки». В общем, возникает ощущение, что имя победителя конкурса было известно до того, как сам конкурс был объявлен. Кроме того, именно архитектор ван Эгераат предложил ту самую инвестиционную схему, согласно которой, библиотека стоимостью 80 миллионов долларов (при общем объеме инвестиций порядка 202 млн.) строится за счет инвестора. Другие же участники конкурса честно рисовали здание именно библиотеки, правда, имена этих 40 участников узнать не удалось. Однако, пока опыт работы Эрика ван Эгераата в России труден: его самый известный российский проект «Русский авангард» (пять башен, названных в честь художников-авангардистов) сначала долго перемещался по Москве, затем оказался в Ростове-на -Дону,?а потом и вовсе?бесследно исчез. Сейчас ван Эгераат проектирует гостиницу в Ханта-Мансийске и квартал в Санкт – Петербурге. В стадии переговоров - четыре объекта в Сочи, кроме того, один объект уже строится - это торгово-развлекательный центр в Сургуте. Что касается Казани, то шанс реализовать свой проект у ван Эгераата, как ни странно есть, ведь инициатива постройки библиотеки исходит от властей. А власти Татарстана любят реализовывать задуманное: решили ликвидировать ветхое жилье - ликвидировали, за что получили Почетный диплом ООН, решили построить метро - построили. Теперь же заявка сделана на создание «экспортных» объектов, конвертируемых не только внутри Татарстана, и иностранные архитекторы в этом - лучшие помощники.



Источник: "Независимая газета", 17.08.2007,








Рекомендованные материалы



Топ года. Московская архитектура

Многие городские новости 2017 года были связаны не столько с архитектурой, сколько с политикой, общественным мнением, большими деньгами и другими аспектами, которые неизбежно усложняют обсуждение собственно архитектурных достоинств того или иного проекта. Но на фоне общего ажиотажа вокруг массовой застройки, были и более спокойные и позитивные архитектурные новости.


Скажи, Собянин, ведь не даром Москва затоплена была?

Но вот газета РБК публикует сенсационное расследование, из коего следует, что Москву затопило не даром, а за довольно крупные деньги. На улицах, где произошел потоп, был только-только проведен капитальный ремонт ливневой канализации.