Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.08.2007 | Арт / Архитектура

Ревизская сказка

Новые артпроекты российской провинции

   

Культурная жизнь русской провинции редко освещается столичными СМИ. И причина в том не высокомерие, а банальная нехватка времени и информационных ресурсов. Да и сам хронотоп провинциальной жизни трудно улавливается неводом электронных столичных СМИ. События информационную сетку не могут плести так часто и суетно, как того требуют московские газеты и телепередачи. И какие-то очень важные проблемы жизни и культурной деятельности оказываются неувиденными, неуловленными, неосмысленными, заточенными на ньюсмейкерство репортерами и критиками.


Благословенная летняя пора позволяет хотя бы чуть-чуть перевести дух и оглядеться. Взять рюкзак, положить в него фотокамеру, блокнот. Выехать в Подмосковье и граничащие с Московской областью районы. И там уже оценить иной ритм жизни, культуру зрения и качество восприятия разных сторон бытия. Три экспедиции июля-августа целью имели знакомство с теми артпроектами российской провинции, что в разное время были поддержаны грантовым конкурсом «Меняющийся музей в меняющемся мире» (конкурс инициирован Благотворительным фондом В. Потанина). Импровизированная инспекция лауреатов подтвердила, что участие в конкурсе активно стимулирует меняться к лучшему различные культурные институции.


Пейзаж взаймы


В старинном городе Коломна на пограничье Московской и Рязанской областей проходит выставка «Belle Vue, или Прекрасный вид». Она представляет проект, созданный Дмитрием Ойнасом, Сергеем Сазоновым, реализуемый НП Трастом «Культурное наследие», фондом «Возрождение русской усадьбы». Лауреатом конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» проект стал в прошлом году. Идея проекта -- реставрировать рожденное дворянской усадебной жизнью XVIII столетия понятие Belle Vue. В переводе с французского Belle Vue -- прекрасный вид. Во времена расцвета пейзажного парка сложился культ наслаждения очаровательными «живыми картинами», место созерцания которых специально оформлялось. В XVIII--XIX веках сложилось несколько типов Belle Vue, среди них камерный усадебный (уголок парка, вид на который часто фиксируется беседкой), забавно названный усадебный «пейзаж взаймы» (специально насыпанная горка-парнас, поднимаясь на которую можно созерцать лепоту простирающихся за оградой усадьбы окрестностей), городской (смотровые площадки в местах публичных гуляний, а также колеса обозрений, башни и т.п.), «естественный» (просто восхитительные точки экспозиции на дороге, в поле, в лесу, на берегу водоема; их никто не планировал). В XX веке культура Belle Vue деградировала до навязчиво однообразных, унифицированных под образ коллективного советского человека туристических площадок. Возродить культуру зрения во всей ее великолепной сложности и призван проект Дмитрия Ойнаса и Сергея Сазонова. Главный герой проекта -- сайт www.scenery.ru. Именно он мыслится создателями открытым ресурсом архивации, каталогизации всех сохранившихся прекрасных видов России. Зайдя на сайт, вы можете почитать историю Belle Vue, узнать о том, как научиться искать вид и охотиться за ним, наконец, разместить найденный вами лично «прекрасный вид» на сайте с собственными комментариями; пополнить таким образом бесценный архив нерукотворных шедевров России.

Поскольку главным героем проекта является интернет-ресурс, постольку главным героем выставки стал размещенный в палатах древнего Коломенского кремля экран, на котором демонстрировались серии собранных Belle Vue. Дополнением послужили развешанные по стенам фотографии, знакомящие с разными типами прекрасных видов. В Коломне выставка Belle Vue поселилась не случайно. Идеально вписанный в природу древний город с храмами, монастырями, домиками, памятными с пушкинских времен -- подлинный кладезь видов, один краше другого. Впору устраивать состязание: кто насчитает (нащелкает фотиком) больше.


Шоу со стеклом


Другой победитель интерросовского конкурса прошлого года -- Егорьевский историко-художественный музей. Двадцать пять тысяч долларов он получил за проект «Феерия света», оживляющий обычно быстро надоедающие во всех музеях витрины с уцелевшими с незапамятных времен стеклянными кружками и штофами. Понять, с чегой-то вдруг егорьевцам понадобилось расцвечивать чинные витрины дискотечными огнями, можно, познакомившись ближе с историей самого музея. Оценив, что три кита, лежащие в его основании, это азарт, кураж и страсть к эксперименту. Как и все значимые очаги культуры и образования в Егорьевске, своим появлением музей обязан инициативе и средствам текстильного фабриканта второй половины XIX века Михаила Бардыгина. У него была коллекция старинных икон, изделий декоративного искусства, народных промыслов, стекла, керамики, которую купец сделал общедоступной. Архитектор А.В. Щусев даже спроектировал в 1915 году специальное здание музея -- стилизованную под русское средневековье башню с декоративными бойницами. Однако после революции о новом здании речи быть не могло. Оно так и осталось в эскизе. Главной задачей было спасти коллекцию. Советская власть справлялась с задачей скверно. Экспонаты расхищались, портились от неправильного хранения, передавались в другие собрания. Музей был перепрофилирован в краеведческий.

Лишь в 90-е годы возрождением художественного музея в Егорьевске занялись подвижники-энтузиасты, среди которых автор концепции и художественного проекта экспозиции академик Евгений Розенблюм. Активно участвовала в деле возрождения музея и администрация Егорьевского района.

Сегодня музей живет в отлично отреставрированном неоклассическом особняке середины XIX столетия. И коллекции его радуют какой-то совершенно неправильной, фольклорной красотой. Тоже очень дерзкой и куражистой. Взгляните на парсуны великих московских князей, нарисованных умельцами в XIX веке, на ажурно-хрупкие портреты на костяных пластинах императоров российских в виде галантных принцесс и рыцарей, сделанных в Холмогорах в XVIII веке, на схожий по форме с комодиком соликамский самовар для кофею, на богородскую деревянную игрушку с чудо-юдо-рыбой-кит и щелкунчиком, на гжельское блюдо «Прием у Наполеона», на деревянные рельефные иконы, на стилизованную под орнаменты старообрядческих книг орнаментику залов, в конце концов... Тогда станет понятно, что в этом причудливом, обаятельном и искреннем мирке придумка с размещением в витрине со стекольной коллекцией реагирующих на присутствие зрителей переливчатых разноцветных огней родиться просто-таки была обязана. Сложная программа управления световой партитурой предполагает несколько режимов: радужные волны света в темноте, свет, спешащий за посетителем, наконец, самый концептуально обоснованный режим -- «угадай-ка». На панели нужно нажать кнопку рядом с названием какого-нибудь знатного стекольного завода старой России (Дятьковского, Никольско-Пестровского, Милятинского, Императорского). И наблюдать затем мерцающие в темноте образцы выбранной стеклодувной школы. Полезное в этом проекте сочетается с приятным просто-таки до детского визга. С детьми в этот волшебный музей и следует отправляться.


На том и «архстоим»!


О жизнеспособности поддержанных грантами конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» проектов свидетельствует фестиваль "Архстояние", проводящийся в любимой всей художественнойобщественностью России деревне Никола-Ленивец Калужской области.  В прошлом году фестиваль поддержали грантом, а в этом он уже сам нашел себе хороших спонсоров: «Масштаб 1:1», Forbo, «Новый город», международный Банк Азербайджана -- Москва, Typo Graphic Design, Vuokatti, Союз московских архитекторов, посольство Королевства Нидерландов.

Если на предыдущем фестивале случился парад архитектурного остроумия в форме замысловатых объектов, читаемых в контексте семиотических конструкций концептуализма, то в этом году было представлено два звездных спектакля -- трудоемкие инсталляции артели Николая Полисского (Россия) и Адриана Гезе (Нидерланды). Эти спектакли стали мастер-классами для многочисленных европейских студентов, которые приехали на «Архстояние» с целью пообщаться, поучиться мастерству, сымпровизировать что-то свое, нетрудное по исполнению и смыслу. Кураторы Юлия Бычкова и Антон Кочуркин умно решили сделать «Архстояние» подобием интернационального workshop -- места обмена идеями, совместного творчества. Тема фестиваля -- «Граница».

Два мэтра, русский и нидерландец, отыграли тему на антитезе: тщета империй приручить Вселенную (Полисский) -- отвоевание частички частного приватным человеком (Гезе). Два подхода: экстравертный (Полисский) -- интровертный (Гезе). Оба предъявлены с отточенной виртуозностью, остроумием и мастерством.

Николай Полисский на гигантском поле сымитировал из дерева руины гигантского античного храма или азиатского святилища. Обломки колонн с митьковской непринужденностью превращены в пародийные боевые снаряды, а может, фаллические символы (одно не отрицает другого), а может, стелы с государственной атрибутикой (двуглавыми орлами). И вся эта арматура с комической серьезностью ощетинилась на космос. И отчаянно весело иронизируют мастера Полисского над жаждой тоталитарных правителей мира положить пределы (установить верстовые столбы, колонны и стелы) самой бесконечности.

Адриан Гезе идеологию презрел вовсе. Просто поляну с тремя сосенками обнес металлической сеткой, сплетенной в форме стен воображаемого дома. Сетка ограничивает две поверхности дома: интерьер и фасад. Собственно стены между ними образует слой специально привезенных с Алтая шишек. В этот «Шишкин дом» можно зайти, как в комнату без крыши. Пол тоже выложен шишками. Шишки вкусно пахнут и приятны на ощупь. Павильон -- отличное место для релаксации и шедевр минимализма. Действительно хорошая альтернатива: не воюйте с небом, а обустройте свой уютный угол на земле.

Эта формула может быть лейтмотивом фестиваля. На том и «архстоим»!



Источник: "Время новостей", № 146, 16.08.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров