Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.09.2007 | Арт

В нужном свете

На выставке ГМИИ историю американского искусства показали во всей красе, но в нужном ракурсе.

В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина проходит выставка «Новый свет. Три столетия американского искусства» – первый столь масштабный показ в России искусства США. Пару лет назад в Нью-Йорке на выставке «Россия!» демонстрировали наше искусство за те же 300 лет, с XVIII до конца ХХ века. Открывшуюся в ГМИИ американскую экспозицию можно было бы считать симметричным художественным жестом, если бы не одно «но». Если бы американская выставка не заехала к нам прямиком из Китая, где название несло несколько иной оттенок: «Американское искусство – 300 лет инноваций».

То есть для китайских зрителей, не слишком хорошо знающих историю европейского искусства, подчеркивали растянувшуюся на три столетия «новизну» американских художников, а для наших оставили нейтральный, особо ни на что не претендующий заголовок.

Несколько академическое название выставки сразу дает понять, на что можно, а на что не стоит рассчитывать зрителю. Игре концепций или параду национальных шедевров кураторы предпочли проверенный и несколько скучный хронологический принцип. Отчего экспозиция, разбитая на шесть разделов, соотнесенных к тому же с историей США, выглядит скорее дидактическим пособием, где всякому художественному явлению подобрана хронологическая ниша. «Колонизация и восстание» (1700-1830), «Экспансия и разделение» (1830-1880), «Патриотизм и космополитизм» (1880-1915), «Модернизм и регионализм» (1915-1945), «Процветание и разочарование» (1945-1980), «Мультикультурализм и глобализация» (1980-2007) – отобранные в эти разделы произведения знакомят с искусством Нового Света от эпохи колонизации до наших дней.

Подобная иллюстрированная история отчасти восполняет «белые пятна» – американское искусство (за исключением Уорхола и абстрактных экспрессионистов) почти неизвестно нашему зрителю.

И именно эти разделы выставки, наполненные традиционными, а иногда и просто наивными работами, могли оказаться более интересными, чем гремящая именами «современная» часть. История европейских влияний, их восприятия, использования и скорости распространения в местной, только рождающейся художественной школе – весьма увлекательный для глаза экскурс, который оживляет не слишком притязательные работы, и к тому же дарит повод для сравнения с русским искусством тех же лет.

Как и наши художники, американцы полюбили парадные портреты в духе английских портретистов, пейзажи романтические, а затем и реалистические – с индейцами вместо отечественных крестьян. 

Собственная, правда, не без оговорок, история отражена в части, посвященной ХХ веку: во время войны европейские модернисты стали переезжать в Америку – и тут, как говорится, понеслось. Появились художники международного значения – основатели школ и течений. Этот «звездный» период американского искусства представлен в главном Белом зале музея почти полным пантеоном, хотя о качестве экспонатов можно поспорить: проходные работы Джорджии О`Киф и Поллока, Мазервелла, Ротко и де Кунинга соседствуют с хрестоматийными «Электрическим стулом» Уорхола, комиксовым «Ррр» Лихтенштейна, «Пловцом в тумане экономии» Розенквиста и надписями Кошута. Разыгранные козыри (в виде «звездных» имен) и демонстрация новых молодых мастеров, пусть и сваленных в не слишком артикулированную кучу, тем не менее не избавляют от главного недостатка дидактических выставок – политкорректной избирательности. Немного картин с китайцами, немного с индейцами и афроамериканцами – и принцип великой страны с равными возможностями соблюден.

Только почему-то на выставке, где нашлось место современной агитке Кьянды Уайли «Защищайте и стройте остров вместе» с чернокожими героями, не нашлось места работам блистательного Эдварда Хоппера или Норманна Рокуэлла.











Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика