Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.09.2007 | Арт

В нужном свете

На выставке ГМИИ историю американского искусства показали во всей красе, но в нужном ракурсе.

В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина проходит выставка «Новый свет. Три столетия американского искусства» – первый столь масштабный показ в России искусства США. Пару лет назад в Нью-Йорке на выставке «Россия!» демонстрировали наше искусство за те же 300 лет, с XVIII до конца ХХ века. Открывшуюся в ГМИИ американскую экспозицию можно было бы считать симметричным художественным жестом, если бы не одно «но». Если бы американская выставка не заехала к нам прямиком из Китая, где название несло несколько иной оттенок: «Американское искусство – 300 лет инноваций».

То есть для китайских зрителей, не слишком хорошо знающих историю европейского искусства, подчеркивали растянувшуюся на три столетия «новизну» американских художников, а для наших оставили нейтральный, особо ни на что не претендующий заголовок.

Несколько академическое название выставки сразу дает понять, на что можно, а на что не стоит рассчитывать зрителю. Игре концепций или параду национальных шедевров кураторы предпочли проверенный и несколько скучный хронологический принцип. Отчего экспозиция, разбитая на шесть разделов, соотнесенных к тому же с историей США, выглядит скорее дидактическим пособием, где всякому художественному явлению подобрана хронологическая ниша. «Колонизация и восстание» (1700-1830), «Экспансия и разделение» (1830-1880), «Патриотизм и космополитизм» (1880-1915), «Модернизм и регионализм» (1915-1945), «Процветание и разочарование» (1945-1980), «Мультикультурализм и глобализация» (1980-2007) – отобранные в эти разделы произведения знакомят с искусством Нового Света от эпохи колонизации до наших дней.

Подобная иллюстрированная история отчасти восполняет «белые пятна» – американское искусство (за исключением Уорхола и абстрактных экспрессионистов) почти неизвестно нашему зрителю.

И именно эти разделы выставки, наполненные традиционными, а иногда и просто наивными работами, могли оказаться более интересными, чем гремящая именами «современная» часть. История европейских влияний, их восприятия, использования и скорости распространения в местной, только рождающейся художественной школе – весьма увлекательный для глаза экскурс, который оживляет не слишком притязательные работы, и к тому же дарит повод для сравнения с русским искусством тех же лет.

Как и наши художники, американцы полюбили парадные портреты в духе английских портретистов, пейзажи романтические, а затем и реалистические – с индейцами вместо отечественных крестьян. 

Собственная, правда, не без оговорок, история отражена в части, посвященной ХХ веку: во время войны европейские модернисты стали переезжать в Америку – и тут, как говорится, понеслось. Появились художники международного значения – основатели школ и течений. Этот «звездный» период американского искусства представлен в главном Белом зале музея почти полным пантеоном, хотя о качестве экспонатов можно поспорить: проходные работы Джорджии О`Киф и Поллока, Мазервелла, Ротко и де Кунинга соседствуют с хрестоматийными «Электрическим стулом» Уорхола, комиксовым «Ррр» Лихтенштейна, «Пловцом в тумане экономии» Розенквиста и надписями Кошута. Разыгранные козыри (в виде «звездных» имен) и демонстрация новых молодых мастеров, пусть и сваленных в не слишком артикулированную кучу, тем не менее не избавляют от главного недостатка дидактических выставок – политкорректной избирательности. Немного картин с китайцами, немного с индейцами и афроамериканцами – и принцип великой страны с равными возможностями соблюден.

Только почему-то на выставке, где нашлось место современной агитке Кьянды Уайли «Защищайте и стройте остров вместе» с чернокожими героями, не нашлось места работам блистательного Эдварда Хоппера или Норманна Рокуэлла.











Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».