Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.07.2007 | Книги

В плену у троллей

Роман Мари Хермансон одновременно напоминает и сказки Туве Янссон, и лучшие фильмы Ингмара Бергмана

Вскормленная обильными государственными субсидиями, на протяжении двух десятков лет остающаяся любимым культурным проектом правительств Дании, Швеции и Норвегии и объектом их неусыпной заботы, современная скандинавская литература и в самом деле достигла того состояния, при котором место происхождения служит гарантией качества: откровенно плохие романы стали в этом регионе большой редкостью.

Но даже на таком добротном фоне роман Мари Хермансон, шведского аналога нашей литературной гранд-дамы Людмилы Улицкой, выглядит более чем просто неплохо.

Одинокая и застенчивая Ульрика, дочка скромного зубного врача, страстно и взахлеб дружит со своей сверстницей и соседкой по даче Анн-Мари — младшим ребенком в большом, лучезарно счастливом богемном семействе Гаттманов. Волей случая Ульрика становится свидетельницей трагедии, разворачивающейся в доме ее подруги: четырехлетняя приемная дочь Гаттманов Майя, немое аутичное создание, в младенчестве вывезенное из индийского приюта, странным образом исчезает, чтобы обнаружиться при еще более загадочных обстоятельствах шестью неделями позже. Эти страшные шесть недель становятся отправной точкой, меняющей жизнь всех героев: дает трещину и распадается счастливый дачный мирок, рушатся детские иллюзии, рвутся дружеские и семейные узы.

Лишь через много лет Ульрике, уважаемому этнологу, специалисту по так называемым пленникам гор — персонажам скандинавского фольклора, якобы побывавшим в плену у троллей, удается узнать, что же случилось тем давним летом.

И хотя к исчезновению Майи тролли непричастны, разгадка оказывается неожиданной, странной и щемяще печальной…

Насквозь пропитанный ощущениями летнего дачного счастья, неразделенной детской полудружбы-полувлюбленности, юношеского неясного томления, тайны, надежды и разочарования, роман Мари Хермансон одновременно напоминает и сказки Туве Янссон, и лучшие фильмы Ингмара Бергмана — так же, как они, оставляя по себе долгое сложное послевкусие и источая легкое, не объяснимое в рассудочных терминах золотистое свечение.



Источник: «Эксперт», №22, 11 июня 2007,








Рекомендованные материалы


22.01.2021
Книги

Из Рейкьявика в ад под названием «восьмидесятые»

Сёлви приезжает на хутор Аспен убежденный, что его бабушка — сумасшедшая нацистка, и он попал в ад под названием «восьмидесятые». Но проходят дни, затем недели, постепенно Сёлви привыкает к новой рутине, начинает общаться с соседями и работать по дому, читать старые книги и слушать The Smiths, пробует водить машину, сгонять овец с гор и впервые влюбляется.

Стенгазета
28.12.2020
Книги

По Фрейду. Почти

Нево подчеркивает зыбкость этих историй: вот-вот страшная тайна выплывет на поверхность, и открытый финал превратится в настоящую трагедию. Вот сейчас твоей жене скажут об измене. А вот тебя, женщину со второго этажа, обвинят в «прикрытии» преступника, да и ты сама вот-вот сойдешь с ума, как когда-то твоя мать. И твою дочь тоже давно пора отдать в психбольницу.