Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.05.2007 | Город / Общество

Ритуал

Петровская рубка бород, ленинская реформа календаря, монументальный химкинский ренессанс – это явления одного порядка

   

Мой родной город Химки снова прославился на всю страну. Последний раз о нем столько писали после бунта пенсионеров, перекрывших движение на Ленинградском шоссе. А теперь – «химкинские эстонцы», «очередные осквернители могил героев». Городская администрация крайне удачно выбрала время для того, чтобы воздать павшим героям должные почести. А виновными в раздувании нездоровой шумихи признаны журналисты и «определенные силы», которые пытаются «использовать святые праздники для дестабилизации политической обстановки». Да уж, определенные силы - они такие, им только повод дай.

Хотя по сути, действия химкинских властей вполне правомерны – инициатива исходила от самого Совета ветеранов, родственники не возражают, воинские почести возданы. Чиновники указывают на то, что согласно законодательству, могилы героев не должны находиться в промзонах, а химкинский мемориал располагался у проходной завода, да еще в 30 метрах от шоссе.

А вот историк Никита Ломагин, выступая на круглом столе ИА «Росбалт», указал на дополнительные протоколы Женевской конвенции, согласно которым эксгумация должна проводиться только в исключительных случаях. Правда, Круглый стол был посвящен ситуации с захоронением в Таллинне, где формальным поводом для переноса могил также стало их недостойное соседство с троллейбусной остановкой.

Нет-нет, параллели с Эстонией и в самом деле оскорбительны – там не только переносят памятники, но и разрешают слеты ветеранов СС. Однако необходимость поступка химкинской администрации все равно неочевидна. «Память Великой Победы оскверняется шумами, пылью и грязью Ленинградского шоссе» - бросьте, ими гораздо более оскверняются жители придорожных домов. Неубедительный повод для того, чтобы гонять с места на места мертвые кости. Если бы действительно затевалась какая-то нужная городу стройка, которая могла потревожить монумент, тогда о чем речь. Но нет, слышны лишь неубедительные разговоры о гипотетическом риске, связанным с близостью шоссе и подземных коммуникаций.

Морально-нравственная обстановка на прилегающих к трассе территориях действительно оставляет желать лучшего – по ночам чуть ли не под каждым кустом разворачивается бойкая ярмонка невест. И (кроме шуток) проще перенести памятник, чем изменить ситуацию. Но об этом городские власти сказать постеснялись.

А вот еще один мотив, сформулированный главным художником Химок Александром Мустафиным: новый памятник, воздвигнутый на новом месте захоронения солдат (в центре города, на красивой и удобной Аллее Героев) «характеризует гораздо более высокая монументальность». Вот это уже понятно. Город Химки сейчас переживает очевидный ренессанс – здесь строят огромный стадион, благоустраивают детские площадки, ремонтируют фасады домов и мостят тротуары улиц и скверов дорогостоящей плиткой. По мне так лучше б они на эти деньги наняли недостающих специалистов в городские поликлиники, но властям, как известно, виднее.

Предположим, это целевые ресурсы, которые можно тратить лишь на мощение улиц и строительство монументов. Тогда бы я напомнил о безобразной руине, стоящей в паре сотен метров от той же проходной завода Лавочкина. На ней еще висит мемориальная доска, но надпись окончательно стерлась. Насколько я помню, раньше там было написано про располагавшийся в доме лазарет для раненых воинов.

Но тратить средства на починку мемориального домишки, стоящего на пыльной и шумной обочине, как-то беспонтово. Это, знаете ли, как развешиваемые по городу праздничные плакаты – на них теперь принято изображать не героев войны, а большого начальника, сердечно их поздравляющего.

На мой очернительский взгляд, все это не случайность, а вполне определенная историческая тенденция. Два года назад торжественно отмечалось 60-летие Победы. Тогда администрация поселка Подрезково, входящего в городское образование Химки, также решила воздать почести героям и перенесла монумент погибшим жителям деревни Кирилловка из той самой Кирилловки в сквер перед зданием этой самой администрации. Старый монумент был неказист – простенький, но очень трогательный и искренний обелиск с красной звездочкой и фамилиями солдат – и тоже стоял на обочине дороги. Перед ним нельзя было устраивать праздничные торжества и возложения венков, лишь окрестные школьники приносили сюда в День Победы свои скромные гвоздички. А теперь вот нашлось более достойное место, ну и ладно, и кто бы возражал (тем более, что это был просто обелиск, не связанный ни с какими захоронениями).

Однако, одновременно с возведением нового памятника старый был уничтожен. В течение трех дней трое рабочих не спеша разваливали его ломами на виду у всего Ленинградского шоссе. Происходило это за неделю до 60-летия и выглядело чудовищно. Зато теперь у здания Администрации есть собственная благоустроенная святыня, а доживающей свой век Кирилловке на память о ее сыновьях-героях остался лишь обгрызенный цементный пень.

Вот таким интересным путем развивается русская история в течение последних трех столетий. Петровская рубка устаревших бород, ленинская реформа календаря и алфавита, монументальный химкинский ренессанс – все это явления одного порядка.

Нельзя просто так пойти и сделать что-нибудь новое и полезное, одновременно с этим необходимо сломать старое. Последствия этой болезни роста всегда оказываются крайне печальными. Поступки реформаторов прошлого не имеют ощутимого практического смысла, скорее это мистический ритуал санации и благоустройства собственной неказистой истории.

Однако упорство, с каким проводят в жизнь свою линию адепты ритуала, само по себе заслуживает отдельного памятника.

И все-таки, дорогие химчане. Это надо же было так удачно подгадать момент!..



Источник: "Архнадзор", 9.5.2007,








Рекомендованные материалы



«Кому должен, с тех и потребую»

Это раньше человеку казалось, что даже сфабрикованные обвинения должны содержать в себе какие-то признаки правдоподобия. Что следствие и суд так или иначе должны работать — пусть даже и жульнически — с такой священной юридической категорией, как доказательство.Всего этого нет теперь, даже на декоративном уровне. Вот просто нет, и все.


Субпродукты

Это не язык деревни, не язык колхоза, не язык завода или гаража. Это не язык курилки научно-исследовательского института или студенческого общежития. Это язык той специфической социальной группы, которая и во времена моего детства, и во времена моей молодости концентрировалась в непосредственной близости к пивному ларьку.