Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.05.2007 | Арт

Соц-фэшн

Советская мода в отсутствие таковой

"У вас, чего ни хватишься, ничего нет". Сакраментальная воландовская фраза сразу приходит на ум, когда думаешь об общераспространенном восприятии советской цивилизации.

"В СССР секса нет", - кричала на телевизионном экране экзальтированная дама в эпоху перестройки. Потом, само собой, оказалось, что все было. И "материально-телесный низ" долго смаковал постперестроечный кинематограф, разоблачавший ужасы коммунального быта. Продвинутые искусствоведы все как один лет пятнадцать отряхивали прах соцреализма с ног отечественной художественной практики, отказывая академическим монстрам в праве на существование.

А теперь - и в умах, и на выставках, и на арт-рынке, и в издательском бизнесе - спрос на Герасимова, Налбандяна, Коржева и др. пересиливает предложения.

Вот вроде и моды в ее западном понимании - как чего-то сиюминутного, но изысканного, элегантного, дорогого, буржуазного по определению - у нас не было. Но общая "переоценка ценностей" добралась и до нее. Сначала "актуальные" дизайнеры взялись нещадно эксплуатировать советскую атрибутику вроде герба, олимпийского мишки, логотипа "СССР", куцых пиджаков и спортивных штанов с лампасами. Потом подтянулись культурологи. Последний номер нового журнала "Теория моды: одежда, тело, культура", выпускаемого высоколобым издательством "Новое литературное обозрение", целиком посвящен теме "Мода и социализм". К самому журналу мы еще вернемся в ближайших номерах газеты (надо еще прочитать пятьсот с лишним страниц академических текстов). Однако его выход ознаменовался открытием выставки "Мода и социализм: новый взгляд" в Музее современной истории России на Тверской. И пока речь о ней.

Куратором проекта стала Юлия Демиденко - искусствовед, заместитель директора по научной работе Государственного музея истории Санкт-Петербурга, но при этом коллекционер старой одежды и ее исследователь. В художественной среде она прославилась как соавтор нашумевшей выставки "Память тела. Нижнее белье советской эпохи", где всякие трусы, носки, панталоны и лифчики соседствовали с работами современных художников. Выставка была скандальна, эффектна, масштабна, проехала от Красноярска до Хельсинки.

Нынешняя экспозиция куда более камерна, хотя сделана по схожему принципу. Аутентичные вещи, обложки модных журналов, советских и заграничных, эскизы отечественных модельеров 1950 - 80-х годов, видеозаписи советских показов мод и редких черно-белых рекламных роликов, старые фотографии и сегодняшние коллажи-постеры на их основе соседствуют с картинами и объектами "актуальных" художниц Ларисы Звездочетовой и Ирины Вальдрон на ту же тему. К тому же на вернисаже было продемонстрировано нечто вроде перформанса силами Детского театра моды (оказывается, есть и такое): девочки в возрасте от четырех до четырнадцати лет дефилировали в платьях, которые шили сами в духе их мам... Хотя каких мам? Теперь уже бабушек и прабабушек!

Проект остроумный, элегантный и своевременный - как сказано, мы переживаем период переосмысления советского опыта. И, слава богу, выставка обошлась без ностальгических ноток и выжиманий скупой слезы умиления.

Она показывает, что мода при социализме была, но только в эфемерном виде, в форме мечты о ней, брезжущего за горизонтом призрака. За горизонтом - в буквальном смысле, ибо этим горизонтом была государственная граница.

Дамские пиджаки, халаты, брюки, шарфики и блузки, выставленные в центре зала, - иностранного производства. Только не из Франции или Италии, а из Германии (ГДР), Венгрии, Индии. Или вообще: "костюм, сшитый для дочери академика Д.С.Лихачева по выкройке из иностранного журнала". Это даже академик не мог дочке приобрести что-нибудь "фирменное"! Ну а главные "герои" экспозиции - фотографии столичных магазинов типа "Лейпцига" или "Варшавы", куда могли завезти что-то похожее из того, недостижимого, мира.

То есть мода была, но как ее идея, "эйдос", как сказал бы Платон. И отношение к ней было чисто платоническое. На показы нарядов (помните: "брюки превращаются.., превращаются.., превращаются..."?) ходило, по обнародованным на выставке данным, десять процентов населения страны. В то время как западные дефиле являются уделом прессы и профессионалов. Тамошний же обыватель пользуется магазином. А у нас смотрели на все это без возможности приобрести, из любви к искусству.

Социализм и сам по себе был искусством, химерической конструкцией, театром. Но только "театром жестокости", если вспоминать Антонена Арто. Или театром желания, если смотреть выставку в МСИР (кстати, бывшем Музее революции).



Источник: "Культура" №17-18, 3.05.2007,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».