Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.05.2007 | Арт

Соц-фэшн

Советская мода в отсутствие таковой

"У вас, чего ни хватишься, ничего нет". Сакраментальная воландовская фраза сразу приходит на ум, когда думаешь об общераспространенном восприятии советской цивилизации.

"В СССР секса нет", - кричала на телевизионном экране экзальтированная дама в эпоху перестройки. Потом, само собой, оказалось, что все было. И "материально-телесный низ" долго смаковал постперестроечный кинематограф, разоблачавший ужасы коммунального быта. Продвинутые искусствоведы все как один лет пятнадцать отряхивали прах соцреализма с ног отечественной художественной практики, отказывая академическим монстрам в праве на существование.

А теперь - и в умах, и на выставках, и на арт-рынке, и в издательском бизнесе - спрос на Герасимова, Налбандяна, Коржева и др. пересиливает предложения.

Вот вроде и моды в ее западном понимании - как чего-то сиюминутного, но изысканного, элегантного, дорогого, буржуазного по определению - у нас не было. Но общая "переоценка ценностей" добралась и до нее. Сначала "актуальные" дизайнеры взялись нещадно эксплуатировать советскую атрибутику вроде герба, олимпийского мишки, логотипа "СССР", куцых пиджаков и спортивных штанов с лампасами. Потом подтянулись культурологи. Последний номер нового журнала "Теория моды: одежда, тело, культура", выпускаемого высоколобым издательством "Новое литературное обозрение", целиком посвящен теме "Мода и социализм". К самому журналу мы еще вернемся в ближайших номерах газеты (надо еще прочитать пятьсот с лишним страниц академических текстов). Однако его выход ознаменовался открытием выставки "Мода и социализм: новый взгляд" в Музее современной истории России на Тверской. И пока речь о ней.

Куратором проекта стала Юлия Демиденко - искусствовед, заместитель директора по научной работе Государственного музея истории Санкт-Петербурга, но при этом коллекционер старой одежды и ее исследователь. В художественной среде она прославилась как соавтор нашумевшей выставки "Память тела. Нижнее белье советской эпохи", где всякие трусы, носки, панталоны и лифчики соседствовали с работами современных художников. Выставка была скандальна, эффектна, масштабна, проехала от Красноярска до Хельсинки.

Нынешняя экспозиция куда более камерна, хотя сделана по схожему принципу. Аутентичные вещи, обложки модных журналов, советских и заграничных, эскизы отечественных модельеров 1950 - 80-х годов, видеозаписи советских показов мод и редких черно-белых рекламных роликов, старые фотографии и сегодняшние коллажи-постеры на их основе соседствуют с картинами и объектами "актуальных" художниц Ларисы Звездочетовой и Ирины Вальдрон на ту же тему. К тому же на вернисаже было продемонстрировано нечто вроде перформанса силами Детского театра моды (оказывается, есть и такое): девочки в возрасте от четырех до четырнадцати лет дефилировали в платьях, которые шили сами в духе их мам... Хотя каких мам? Теперь уже бабушек и прабабушек!

Проект остроумный, элегантный и своевременный - как сказано, мы переживаем период переосмысления советского опыта. И, слава богу, выставка обошлась без ностальгических ноток и выжиманий скупой слезы умиления.

Она показывает, что мода при социализме была, но только в эфемерном виде, в форме мечты о ней, брезжущего за горизонтом призрака. За горизонтом - в буквальном смысле, ибо этим горизонтом была государственная граница.

Дамские пиджаки, халаты, брюки, шарфики и блузки, выставленные в центре зала, - иностранного производства. Только не из Франции или Италии, а из Германии (ГДР), Венгрии, Индии. Или вообще: "костюм, сшитый для дочери академика Д.С.Лихачева по выкройке из иностранного журнала". Это даже академик не мог дочке приобрести что-нибудь "фирменное"! Ну а главные "герои" экспозиции - фотографии столичных магазинов типа "Лейпцига" или "Варшавы", куда могли завезти что-то похожее из того, недостижимого, мира.

То есть мода была, но как ее идея, "эйдос", как сказал бы Платон. И отношение к ней было чисто платоническое. На показы нарядов (помните: "брюки превращаются.., превращаются.., превращаются..."?) ходило, по обнародованным на выставке данным, десять процентов населения страны. В то время как западные дефиле являются уделом прессы и профессионалов. Тамошний же обыватель пользуется магазином. А у нас смотрели на все это без возможности приобрести, из любви к искусству.

Социализм и сам по себе был искусством, химерической конструкцией, театром. Но только "театром жестокости", если вспоминать Антонена Арто. Или театром желания, если смотреть выставку в МСИР (кстати, бывшем Музее революции).



Источник: "Культура" №17-18, 3.05.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
04.03.2020
Арт

Когда ты становишься меньше, чем кролик

За счет того, что Пестовы гиперболизируют предметы и увеличивают их размеры в несколько раз, зритель при просмотре превращается в Гулливера в стране великанов. Искаженное понимание действительности дает зрителю возможность посмотреть на реальность совершенно под другим углом.

Стенгазета
28.01.2020
Арт

Конфета со вкусом революции

Чтобы привлечь внимание посетителей кураторы позвали уральского художника Владимира Селезнева. Специально для «Революции» Владимир разработал художественное оформление – четыре эскиза муралов для «Круглого зала» Ельцин Центра, где выставка расположилась.