Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.03.2007 | Просто так

Ревизия повседневности

До сего времени я был кто? Моржовый хрен, синяк непродвинутый. А теперь у меня начинается новая жизнь: меня посчитали.

«Бар-хоппинг – более-менее долгая прогулка из бара в бар,
при этом в каждом заведении пропускается по рюмочке».
Журнал «Афиша», № 170.

Вот строки, которые потрясли мир. Живешь-живешь и ничего о себе не знаешь, как вдруг пожалста! Выясняется, что у каждого рода деятельности, даже самой обыденной, есть свое звучное имя в виде составного английского прилагательного (кажется, это еще называют ревизией повседневности). Половину сознательной жизни я провел в подпирании барных стоек и только теперь узнал, что оказывается, это было не какое-нибудь обыденное колдыряние. Настоящий бар-хоппинг! Вы не представляете, сколь много это для меня значит.

Это – как предчувствие близкой весны, как приглашение на белый танец или же долгожданное увольнение на берег! Это предвещает конец треклятого кризиса среднего возраста и грядущую новую юность. Потому что до сего времени я был кто? Моржовый хрен, синяк непродвинутый. А теперь у меня начинается новая жизнь: меня посчитали. Отныне я не буду больше сидеть на суку и орать проходящим нимфеткам: «Эй, матрешки, как насчет долбежки!», сами придут и обо всем попросят.

Я – продвинутый чувак, знаменитый специалист по ультрамодному бар-хоппингу. Спешите ко мне, прелестницы, я покажу вам, как это делается. Не слушайте мокрых куриц из «Афиши», не верьте им – они торгуют воздухом! Настоящий московский бар-хоппинг только здесь!

Прочтите, что эти профаны пишут дальше: «В Европе это давно состоявшееся понятие… В Москве – до недавнего времени вещь практически невозможная: когда в огромном городе пять приличных баров, а на улице минус 20, до следующего можно и не добежать». Если бы эта чушь не была написана дамами, я бы напомнил о том, что извечно мешает плохому танцору. Я не буду даже гадать, что они называют приличными барами, но за последние 15 лет я пересчитал в этом городе такое количество стоек, что могу сказать: лучше бы их было меньше. Так идите за мной, мои нетерпеливые бар-хопперы, я научу вас разбираться в деталях.

… Технология очень проста: если ты каждые полчаса вливаешь в себя дозу какого-нибудь нового, принципиально несовместимого с предыдущим пойла, то организм от этого приходит в полное замешательство. Он пугается, не знает, как реагировать на такую измену, и поэтому разом включает все имеющиеся механизмы противодействия. Если не перегнуть палку и ни разу не ошибиться в пропорциях, то можно круглые сутки держаться на плаву, не трезвея и не нажираясь. Огромное значение имеют и постоянные проветривания на пути в следующее заведение (так что вышеупомянутые минус 20, напротив, являются большим плюсом).

Есть тут и маленькие индивидуальные хитрости, позволяющие превратить процесс бар-хоппинга в совершенно феерическое приключение (я, например, благоговейно отношусь к маленькой рюмочке кальвадоса, пропущенной сразу после полуночи). В сравнении с изощренностью и изяществом этих технических изысков меркнет любая камасутра. Пропускальные навыки совершенно незаменимы в туристических поездках, когда на опьянения и отходняки просто нет времени. Весьма полезными они бывают и в повседневном быту, особенно для работников творческих профессий. Как чудесно, что теперь я могу говорить обо всем этом не краснея!

Попробуй, скажи прилично одетой и напедикюренной прелестнице: «Пошли забухаем!». Большинство прелестниц живет в плену мещанских предрассудков и не может оценить столь искренних жестов. Вместо честного «Дай поеть» приходится измышлять какие-то нелепые «Идемте, я покажу вам гравюры». Признаюсь, эта двусмысленность всегда была мне отвратительна. Теперь я наконец от нее избавлен: какая уважающая себя блондинка откажется от предложения заняться реальным бар-хоппингом в обществе видного специалиста!

Остается лишь одна помеха: пальто. Иногда оно их отпугивает. Но ведь важно не то, что вы видите, а то, как вы это называете! Не смотрите на мой оторванный хлястик и подозрительную замшелость воротника, в этом сезоне так одеваются все истинные адепты актуального бар-хоппинга. Это… Это чистейший стрит-лайф-стайл, вот что. Во всяком случае, у нас на Рождественском бульваре такие воротнички носят самые преуспевающие профессионалы. Идемте со мной, красавица, я расскажу вам о новейших тенденциях ультрамодного стрит-лайфинга, я буду Колумбом, открывающим для вас архипелаги неведомых удовольствий. Только главное – не забывать давать им правильные и благозвучные имена, а то вы, пожалуй растеряетесь.

Начнем мы, конечно с Пятницкой улицы – о, это Золотая миля столичного бар-хоппинга! День, начатый в рюмочной «Второе дыхание» обещает быть интересным – если только вы потом сможете его вспомнить. Под столом обязательно дремлет какая-нибудь бабушка (так модно), а в углу сосредоточенно ершат красивые усатые мужчины. Не пугайтесь, это они микшируют коктейли в популярном этно-стиле. Давайте и мы последуем традиции этого славного заведения и закажем по сто и пива. И вот к нам уже подходит один из мастеров вдумчивого корнер-миксинга, ставит на наш столик свой столовый прибор и, глядя в глаза, гордо произносит: «Анатолий». Кажется, начинается…

Если дружище Анатолий не склонит нас к спортивному стрит-файтингу, то позже мы перейдем Москву-реку по широкому мосту, с которого открывается величественная панорама древнего Кремля. Радость любования красотами зодчества можно дополнить изящным бридж-писсингом, но впрочем, я на этом не настаиваю. Ведь впереди еще столько интересного: нас ждет Солянка со своими незабываемыми барами «Чебуречный» и «Аист», а после я приглашу вас на бизнес-ланч в изысканное заведение с названием «Обеды по реальным ценам».

Нас ждут шыт-итинг и шыт-дринкинг, корнер-каунтинг и шуз-лузинг, а если повезет, то мы окончим наш вечер старым, добрым, безмятежным сноу-слипингом…

Впрочем, все это фигня. Приходите лучше весной, когда вся продвинутая Москва будет предаваться знаменитому бульварному бэнч-ситтингу! Вот там романтика, там настоящая клубная жизнь на свежем воздухе при полном отсутствии фэйс-контроля. Утро начинается ненавязчивым глэсс-ресивингом в пункте приема стеклотары, после чего клубящаяся молодежь отправляется в дринк-сторы, изживать подступающий хэнгин-овер бесстрашным сто-граммингом.

А потом мы завалимся на свежеокрашенную скамейку (не промахнитесь, проказница!) и будем созерцать парящие над нами облака, считать пролетающих ворон, изумляться танцу солнечных зайцев в юной зелени тополей.

И не просите, чтоб я перестал так бессовестно пялиться на ваши сиськи, это всего лишь приятельский, ни к чему не обязывающий тит-гейзинг. Но если это вас не раздражает, то может быть, вы согласитесь пройти со мной в эту славную подворотню, столь удобную для молодежных занятий веселым и беззаботным бэк-ярд-факингом…

И не смущайтесь, если временами я буду зарубаться или заваливаться. Это тоже модно, просто не все втыкаются. Чаще читайте журнал «Афиша» и не бойтесь логических обобщений. Ведь кажется, именно это называется «ловить дух времени»?..



Источник: Архнадзор, 12 марта 2007 ,








Рекомендованные материалы



Величина точки

Разномасштабные события мелькают, не успев толком устояться в сознании, но ко всем вместе и к каждому из них в моей голове неизменно повторяется один и тот же эпиграф — две строчки из хармсовской «Елизаветы Бам»: «Давай сразимся, чародей! Ты — словом, я — рукой».


Курица и Сальери

Однажды в дружеском кругу неожиданно зашел разговор на странную тему. Почему-то заговорили именно о ней, о зависти. То есть все стали вдруг по очереди признаваться в том, кто когда кому и чему остро и болезненно завидовал. В основном, речь шла о детстве — это всегда интереснее, потому что ярче и жанрово чище.