Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.02.2007 | Арт

Как он дышит, так и пишет

«Дневник художника» в ЦДХ

Центральный дом художника стал пропилеями Второго Московского биеннале, открыв подготовленную галереей Марата Гельмана, куратором Александром Пановым при участии Spiderprojects выставку «Дневник художника», которая является частью программы «Черный квадрат», инициированную Региональным общественным фондом поддержки художественных проектов и ЦДХ.

Выставку «Дневник художника» корректно сопоставить с открывшимся месяц назад другим проектом Второго Московского биеннале -- выставкой «Верю». В обоих случаях зритель вправе рассчитывать на вовлеченность в сильное экзистенциальное поле тех, кто заслужил право выкладывать звенья Цепи Бытия, руководствуясь прихотью творческого воображения. В обоих случаях художники очень старались соответствовать и быть на высоте. В обоих случаях некоторых подвела принятая в арткомьюнити ролевая модель: желание отработать свой известный заранее бренд и получить зачет в каком-то мифическом рейтинге.

Последние вопросы, жертвенность, кровь и пот пошли в ход особенно бойко (в первую очередь по воле самих мастеров, вытащивших из архивов опусы 5--7-летней давности). Восхитительна, конечно, самонадеянность и убежденность, что недорогой эпатаж и декоративная шокотерапия возымеют огромный успех. Хороший художник Юрий Альберт кровью написал слова о том, что написал слова кровью. Колбу, обернутую макрофотографией кожных ожогов и порезов, с кляпами-бинтами на концах вынесли в зал участники группы АЕС. На видеоэкране Вячеслав Мизин рукой, в которую воткнута игла с отводными трубочками для тока краски-крови, собственной животворной жидкостью пишет автопортрет. Подобные артефакты на редкость нарциссичны. По большому счету им или, например, придуманному молодежной группой «Наливка-Запеканка» тренажеру, движения рычагов которого синхронизируются с демонстрацией порновидео, никакой зритель не нужен. Это тот случай, когда тема в прямом смысле закрыта, а разговор окончен.

Заслуга кураторов в том, что большая часть работ все-таки оказалась посвящена умению художников не отвечать на вопросы, а задавать их. Даже выстроились диалогические пары. Александр Бродский с шарманкой, где внутри модель спального района и кружит игрушечная метель (проект был участником прошлогоднего Венецианского биеннале), стал прекрасным собеседником Валерию Кошлякову с картиной -- расписанием поездов. Оба мастера ищут маленькую родину в бесприютной Вселенной. Николай Полисский в деревянных супрематических пеньках устроил видеоэкраны, где члены его артели «Никола-Ленивецкие промыслы» рассказывают о своем художественном кредо. А в соседнем зале Татьяна Антошина предложила собственную версию альтернативного артсообщества: керамические куклы всех участников артпроцесса образовали скульптурную группу наподобие старинных сюрту-де-таблей с фарфоровыми «народами России». Хрупкая грация крошечного керамического человека-собаки Кулика вдруг задает новый масштаб философской интерпретации его творчества. Высокую меланхолию маньеризма и барокко аранжировал применительно к новейшему искусству и Гор Чахал. Не найдя в современном процессе ответов на принципиальные для себя вопросы, он поставил на contemporary art золотую точку, но она не есть повод для отчаяния: смоделированная с помощью сусального золота точка напоминает золотой вихрь -- тоннель в бесконечность -- барочный церковный свод.

Остроумное введение в тему «стоит ли художнику поступаться принципами?» предложили Алексей Политов и Марина Белова. Стильно выполненное панно: электричка с горящими фарами мчится по рельсам, на которых живописец в берете вдохновенно рисует движение поезда. И не замечает, что поезд несется прямо на него. В лобовых окнах электровоза лица испуганных машинистов -- художников Беловой и Политова.

Одновременно с выставкой «Дневник художника» в галерее Е.К.Артбюро Игнат Данильцев представил проект «Солнечные зайчики»: сценография мастерской художника, в которой играют свой спектакль «сигнальные системы» -- ночные лунные блики и утренние солнечные зайчики. Эти воспроизведенные с помощью изящной световой режиссуры всполохи света, пробивающиеся в темных ставнях, и становятся медиумом творческого настроения как такового. Сам художник сопроводил проект дневниковыми записями, в которых вспомнил о стажировке в мастерской Дюссельдорфа, о дружбе с ночными и дневными зайчиками, о сигналах природы, что ловятся нами сквозь ставни в комнате-норке. Дневниковая запись Игната Данильцева оказалась отличным комментарием масштабного проекта ЦДХ.



Источник: "Время новостей",20.02.2007 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика