Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.02.2007 | Арт / Колонка

Парадоксальность очевидного

В новых артпроектах главным героем станет проверенный временем реализм

В последнее время опять заговорили о «возвращении живописи», которая вроде бы давно устарела по сравнению с новыми художественными технологиями. С чего бы это? Да потому, что зритель окончательно утерял критерии оценки работы художника.

Чтобы искусство вновь пробуждало проверенные, простые и сильные эмоции, нужно возродить умение рисовать, которое современники основательно подзабыли.

Может быть, поэтому берлинская художница и писательница Юлия Кисина решила собрать тех, кто серьезно думает о живописи, чтобы ночью вызвать на спиритическом сеансе дух Репина и посоветоваться с ним. Главный передвижник знал, как сделать искусство и народ ближе, недаром на его недавнюю берлинскую ретроспективу стояли очереди. Спиритический сеанс с духом Репина будет записан и издан в сборнике, куда войдут встречи с другими авторами – например, с Марселем Дюшаном, который ввел писсуар в искусство. Было бы интересно устроить перекрестный допрос Репину и Дюшану, ведь Репин сделал редимейд чуть ли не раньше Дюшана, только не называл это искусством. Дело было так: одна дама, купив на Сухаревке за десять рублей картину якобы кисти Репина, сказала торговцу, что проверит лично у Репина ее подлинность, и если это фальшивка, вернет обратно. Репин удостоверил подделку, написав в углу: «Это не Репин. И. Репин». Картина опять попала на Сухаревку, и благодаря автографу мастера была продана за сто рублей.

Сейчас, чем более нагло художник обманет зрителя, тем дороже продастся его произведение.

Это порядком надоело сознательным потребителям и производителям искусства.

Интересна реакция некоторых посетителей выставки «Верю». Как известно, ее куратор Олег Кулик был против того, чтобы выставлять живопись, хотел ограничиться инсталляциями и видео. Несколько попавших в экспозицию холстов не были слишком заметны. Но художник Дмитрий Гутов, известный своей любовью к классике, сумел-таки внести смятение в ряды зрителей. Даже напечатанный им на баннере фрагмент картины эпохи Возрождения навел зрителя на мысль, что великолепный рисунок сильнее остроумных поделок. Пораженные им пользователи ЖЖ делились впечатлениями: «Современный художник соразмерен с Мантеньей так же, как человек с ногой Христа на этой фотке...Мантенья и по маниакальности, и по техническим качествам не только чисто художественный статус нынешнего творца способен поколебать, но и столь дорогое уму положение «современного» и «актуального». Приди сегодня тот же Мантенья на «Арт-Москву», от одного его взгляда со всех картинок краска посыплется, а фотобумага пузырями пойдет». Но посещение художественной ярмарки Мантеньей в силу отсутствия машины времени вряд ли возможно, поэтому придется разоблачать подделки своими силами.

Простыми средствами выразить глубокую мысль – как раз этим занимается реализм. Тут Россия, протащившая в современность остатки такого восприятия через долгие годы социалистического искусства, впереди планеты всей.

Как в анекдоте про парадоксальность очевидного: на международном конкурсе технических новинок всех поверг в изумление русский изобретатель, сказав, что придумал прибор для того, чтобы видеть сквозь стену. Оказалось – это окно. Именно такая неожиданность взгляда на привычное и создает ценность настоящего искусства.

Реализму посвящено целые две выставки предстоящей Московской биеннале. В проекте Екатерины Деготь, который откроется 2 марта в Третьяковке в Лаврушинском, произведения современных художников будут вкраплены в постоянную экспозицию русской классики. Ведь по сути светское фигуративное изображение было внедрено Петром Первым в противовес «вневременной» иконе, именно как «современное» искусство, которое обладает критическим потенциалом. Оно до сих пор впечатляет, а почему – можно будет услышать на грядущих экскурсиях «Реализм глазами сегодняшнего дня».

Классическим воплощением реалистического взгляда была живопись, но испорченное знанием новых технологий юное поколение пытается исправиться и изменить вектор развития современного искусства, сделав «реалистические» видео и инсталляции.

Что у них получается, можно будет видеть с 6 марта в проекте куратора Юлии Аксеновой «Свидетели невозможного» (МЦИ на Неглинной). Название напоминает о сектантах, и недаром: нереально без машины времени переместиться в ту эпоху, когда искусство было чем-то большим, чем часть шоу-бизнеса. Но свидетели реализма пытаются сделать это с тем же маниакальным упорством, с каким свидетели Иеговы утверждают, что видели ангелов. О таком самозабвенном продвижении своих идей – видео «Куда бегут собаки». Четверо косарей косят бескрайнее снежное поле, уходя за горизонт. Рассчитывать на скорые результаты труда нельзя, но трудиться надо. Участвующий в выставке в качестве почетного гостя Дмитрий Гутов любит цитировать из Маркса «сознание – такая вещь, которую мир должен приобрести себе, хочет он этого или нет».

Ну а пока в ожидании больших проектов можно повеселиться, несознательно глядя на картинки художника Алексея Елизаветского в клубе «Дума». Он криво-косо детской акварелькой и цветными карандашами перерисовал шедевры передвижников. Издевательство, конечно, но, кроме шуток, приятно понимать, что на картине нарисовано, приятно, когда произведение вносит ясность в жизнь. С этим дух Репина точно бы согласился.



Источник: "Время новостей" N°23, 9.02.2007,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».