Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.01.2007 | Архив "Итогов" / Общество

Ролики — не игрушка

А средство передвижения

Скажу сразу: я не прыгаю. То есть время от времени я запрыгиваю на тротуар, но о том, чтобы скакать вниз по лестнице в подземный переход не может быть и речи. Я опираюсь на перила. А перила в московских подземных переходах начинаются не с самого верха, а двумя ступеньками ниже. Это, я думаю, из соображений экономии, потому что иначе потребовалась бы более сложная конструкция: не дойдя доверху, перила должны были преломиться и сменить угол на параллельный поверхности земли - чтобы не торчать из перехода. На это денег, наверное, не было - не то что на мраморные и гранитные полы в подземных переходах. Впрочем, о покрытии чуть ниже. А сейчас начнем сначала.

Я живу в Москве на Смоленской площади, то есть возле самой неудобной станции самой неудобной ветки метро. Некоторые в этом районе ездят на велосипедах - но я же не сумасшедшая. Я езжу на роликах.

У роликов есть масса преимуществ перед прочими средствами передвижения. Роликам абсолютно не страшны пробки. Не возникает и проблем со стоянкой. Я езжу со специальным рюкзаком с карманами для роликов и, прежде чем войти в какое-нибудь, например, министерство, переобуваюсь. Что удивительно, окружающих пешеходов мой ритуал переобувания не удивляет совершенно. Куда-то недавно опаздывая, я переобувалась на Пушкинской площади, держась одной рукой за светофор на Тверском бульваре, а на зеленый свет пересекала улицу в одной туфле и одном ролике. Я не то что не услышала ни одного замечания в свой адрес - я не поймала ни одного взгляда.

Однако эта способность москвичей не видеть никого вокруг - одна из многочисленных опасностей, подстерегающих роллера-любителя на улицах города. Спешащие по делу горожане смотрят только вперед, сквозь встречных прохожих.

Как любой опытный водитель, профессиональный московский пешеход автоматически определяет дистанцию до ближайшего встречного и время, необходимое, чтобы избежать столкновения. К сожалению, москвичи еще, видимо, не знают, что человек на роликах передвигается раз в пять быстрее пешехода, а потому безбоязненно идут прямо на встречного роллера, все еще глядя сквозь него. Между тем те из нас, кто еще не научился толком прыгать, не научился как следует и останавливаться.

Вторая проблемная группа пешеходов в центре города - это гости столицы и прочие лица, передвигающиеся пешком без определенной цели. Эти люди смотрят, как правило, на витрины - иногда на себя в витрине, иногда на манекены. При этом они имеют обыкновение вилять, а потому представляют опасность не только для встречных, но и для обгоняющих роллеров. (Есть еще опасная категория пешеходов, поднаторевших ездить в метро в час пик и на улицах привычно распихивающих воздух локтями.)

Конечно, можно предпочесть тесным московским тротуарам проезжую часть, благо в центре города автомобили больше стоят, чем едут.

Тем более там, где асфальтовое покрытие тротуара неожиданно уступает место дощатому настилу, часто с барьерчиком и перилами, ухватившись за которые вы немедленно загоните шесть заноз. До самого праздника Садовое кольцо изобиловало такими настилами, по которым почти невозможно передвигаться на роликах. К 850-летию города настилы сняли, обнажив под ними - о горе! - плиты. Благодаря этому модному покрытию, улицы, которые должны бы быть любимыми магистралями роллеров - Старый Арбат, например, или широкие тротуары Тверской - наводят страх. В районе Арбата рядом с плиточным тротуаром часто оказывается мостовая с таким бетонно-каменистым покрытием, которое создает ощущение, что вам сверлят зубы через пятку.

Поклонная гора Как все-таки хорошо, что в Москве есть Поклонная гора. И в особенности Музей Великой Отечественной войны с невысокой, в три ступеньки, но очень широкой лестницей. Это раз. Еще там есть въезды для колясок - два. Деревянные скамейки со спинками - три. И, вдобавок ко всему, ночная подсветка.

Но есть места, где так и подмывает съехать на проезжую часть. Например, на Тверской после того, как ее покрыли свежим асфальтом. Летним воскресеньем, когда машин на улице практически не было, я поехала по Тверской, против движения. И вдруг прямо на меня двинулась машина. Прыгать, конечно, надо было на капот, но я ведь не прыгаю, и то, что я сумела запрыгнуть на тротуар, мне показалось чудом. В машине сидели два хохочущих лейтенанта милиции.


Городской маршрут

Совершим прогулку по улицам столицы. Выедем со Смоленской площади и полетим по чудесному широкому тротуару Садового кольца. Тротуар у дома # 17 по Смоленскому бульвару пересекает труба. Труба сама по себе небольшая, но залитая огромным количеством цемента, создает значительное и очень шершавое препятствие, которое ни перешагнуть, ни перепрыгнуть. Можно только переползти.

Переход через Садовую на Зубовской площади - по поверхности, один из немногих в этом районе. Тут очевидно преимущество роллера над пешеходом. Как и на других переходах через Садовую, зеленый свет здесь горит ровно столько, сколько необходимо, чтобы пешеходы добрались до середины улицы. До недавнего времени здесь был островок безопасности, но теперь его нет, и люди бегут через улицу, но все равно не успевают. А я успеваю.

В доме 40 по Пречистенке выезд из арки отделан плитами. Тут же от подъезда к подъезду по тротуару ползет толстый электрический кабель. На доме 28 висит человек. Он висит без каски на уровне четвертого, предпоследнего, этажа, а его веревка, закрепленная на крыше, стелется по тротуару, и на конце у нее толстый узел. Если бы я об нее споткнулась, нам обоим не поздоровилось бы.

Напротив дома № 7, судя по вывеске, идет реконструкция музея Пушкина. Еще ничего не построено - во дворе лишь расставлены ярко-синие вагончики - но на тротуаре уже плиты.

Пересечь улицу не представляется возможным: хоть здесь и нарисована пешеходная дорожка, машины явно не намерены останавливаться. Возможно, потому, что я тоже на колесах.

Едем по проезжей части и сворачиваем в Чертольский переулок, который плавно переходит в Большой Афанасьевский. Здесь, на тротуарах Большого Афанасьевского переулка, находится, быть может, самая значительная коллекция плитки. Если у дома 16 покрытие состоит из крупных квадратов, то у дома 14 плиты пятиугольной формы; у дома 10 плиты образуют странный волнообразный узор. К тому же разные участки тротуара отделены друг от друга порожками. Подозреваю, что за всеми этими изысками лежит история какой-то внутрирайонной вражды, но нас это уже не касается. Главное: кататься на роликах в Большом Афанасьевском переулке категорически не рекомендуется.

Преодолев еще пару арбатских переулков, я выезжаю на Новый Арбат. Тут, как ни вертись, избежать подземного перехода не удастся. Правда, этот крайний переход под Новым Арбатом отличается от прочих приятным для пяток асфальтовым покрытием. Конечно, прежде чем доберешься до вожделенного асфальта, придется переехать островок решеток, который поджидает на входе и выходе из любого перехода. На этот раз в решетчатой сетке не хватало одного квадрата - на его месте торчит лохматая голова и плечи.

Выехав из подземного перехода, проехав вдоль Гоголевского бульвара (как жаль, что в этой части Бульварного кольца нет асфальтовой дорожки на самом бульваре), затем по Спиридоновке (о, милая Спиридоновка с практически непрерывным тротуаром, не уступающим ни метра аркам и иным въездам-выездам), вверх к Патриаршим, вокруг них, начинаем спускаться по Ермолаевскому переулку. Он тих в любое время дня, так что едем по проезжей части - и тут на уровне глаз нас поджидает огромный ржавый заточенный крюк. Раньше им, видимо, была закреплена фонарная растяжка, но теперь дом по правой стороне улицы ремонтируется, и вырванный крюк сиротливо свисает посреди улицы, подстерегая роллеров и джипы.

Составив лишь частичный список опасностей в центре Москвы, я начинаю подозревать, что ролики - не лучшее средство передвижения в нашем городе. Но на следующий день, потратив час за рулем на преодоление пробки на 1-й Брестской улице, я решаю, что преимущества роликов все же перевешивают. Знакомый рассказывает мне про своего брата-виолончелиста, который ездит на роликах на работу, в одной руке держа инструмент, а в другой - мобильный телефон. Но это в Берлине. Если же вы отправляетесь на роликах по Москве, вам придется мобилизовать и верхние конечности.

И все же есть в Москве места, где от езды на роликах можно получить ни с чем не сравнимое удовольствие. Есть Поклонная гора, есть ВДНХ. Но самое лучшее место - Нескучный сад.

Рекомендую войти со стороны Ленинского проспекта и спуститься по асфальтовой дорожке направо. Внизу, вдоль Москвы-реки, идет дорога с идеальным покрытием. Тут вам не помешают ни машины, ни даже пешеходы - для них почему-то есть тротуары. В будний день вам попадется лишь парочка велосипедистов и кучка подвыпивших тинэйджеров. С противоположной стороны реки доносятся гудки застрявших в пробке автомобилей, а вы едете на роликах будто в собственном заповедном лесу - мимо пруда с плакучими ивами, мимо таинственного здания с вывеской "Галика АО", к Андреевскому мосту и дальше, в какую-то забытую всеми Москву.



Источник: "Итоги", №38, 1997,








Рекомендованные материалы



Перехваты перехватов

Мы живем в неофольклорную эпоху, когда такие почтенные фольклорные жанры, как слух, сплетня, «оценочное суждение», донос в прокуратуру, самая очевидная (как в данном случае) фальшивка ничем не отличаются от «реки по имени факт». А если и отличаются, то в не выгодную для упомянутой реки сторону. Для этого положения вещей был придуман подловатый термин «постправда».


Приключения знаков

Мы жили не столько в стране советов, сколько в стране полых, ничем не обеспеченных знаков. Важно ведь не то, что есть, а то, что должно или по крайней мере могло бы быть. Важно не то, что обозначено посредством знака – важен и в известном смысле самодостаточен сам знак.