Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.01.2007 | Арт

Наши руки — не для скуки

Фотоколлекция Генри Буля как зеркало души XX века

Феномен собирательства искусства занимает сегодня кураторов, музейщиков, арт-теоретиков и философов ничуть не меньше, чем само искусство. Коллекционер, пополняя свои запасы, даже в идеальном случае неограниченных финансовых ресурсов все равно обречен делать выбор, пропуская бескрайние пространства художественной реальности через игольное ушко личного интереса. И тут он подобен самому автору, придумывающему новый сюжет и неожиданный ракурс.

В этом смысле нью-йоркский филантроп, общественный деятель, автор одной из крупнейших в мире частных фотоколлекций, насчитывающей более тысячи снимков, Генри Буль - настоящий художник. Десять лет назад он нашел свой подход к фотографии, сосредоточившись на изображениях руки. Простой и наиважнейшей части тела, которая - правы старинные хироманты - способна многое рассказать о человеке и отразить его суть не хуже глаз. Кстати, неслучайно на обложку каталога коллекции Буля вынесена сюрреалистическая работа Пьера Яхана "Рука с пятью глазами" (1947), где глазные яблоки "проросли" на подушечках пальцев и прямо посредине ладони.

Каталог издан Русским музеем, где осенью в Мраморном дворце уже показали проект "Разговор руками", теперь переехавший в Московский музей современного искусства на Петровке в качестве подарка к его 7-летию. До того фотографии из собрания Генри Буля посмотрели посетители "Фолькванг музея" в Эссене, музеев Гуггенхайма в Нью-Йорке и Бильбао (Фонд Соломона Р. Гуггенхайма - соорганизатор и российских гастролей проекта вместе с нашей компанией "Proactive PR"). То, что коллекцию Буля принимают именно институции, отвечающие за современное искусство, абсолютно справедливо.

Американскому собирателю удалось создать убедительную квинтэссенцию эстетики и этики XX века, для которого фотоязык стал одним из основных. (Справедливости ради следует отметить, что начинается экспозиция еще с дагерротипов 1840-х годов.)

Списку имен авторов, большинство из которых в своей творческой жизни занимались не только профессиональным фотографированием, может позавидовать любой музей, - Мэн Рей, Роберт Раушенберг, Энди Уорхол, Зигмар Польке, Гилберт и Джордж, Роберт Мэпплторп, Синди Шерман, Ширит Нешат, Маурицио Каттелан и т. д. Сюда же попали наши Александр Родченко и Эль Лисицкий - куда же теперь без русского революционного авангарда?

Неожиданно компанию им в последнем зале ММСИ составил скандальный Олег Кулик с видеодокументацией своего давнего экспозиционного проекта 1992 года в галерее "Риджина" под названием "Апология застенчивости, или Искусство из первых рук". Тогда нанятая рота солдат внутренних войск, спрятанная за тонкой перегородкой, протягивала из-за нее зрителям работы "актуальных" художников из коллекции хозяина "Риджины" Владимира Овчаренко. Неизвестно, купил ли Буль этот фильм (все-таки кино, а не фото), хотя куликовская работа в самом деле пришлась, как говорится, "в тему".

Просто тема руки оказывается навязчивой и для художников-модернистов, и для постмодернистов, и просто для обычных бытописателей-реалистов. Даже главенствующей, если верить Генри Булю. И тут дело, конечно, не в самой руке.

Главным героем выставки современного искусства может быть и нога, и глаз, и внутренние органы, и еще что-то более шокирующее - в нынешней экспозиции тоже хватает откровенных кадров с "обнаженкой". Но родовой чертой "актуальной" оптики является сама ее фрагментированность, расчлененность или, если угодно, склонность к синекдохе - демонстрации целого через часть.

Единство картины мира в XX веке безвозвратно потеряно, универсум распался на мозаичные осколки, и художник растерянно перебирает их, подобно бедному Каю в чертогах Снежной королевы. У того никак не выходило сложить из льдинок слово "вечность" - и у наших авторов схожие метафизические проблемы. Бог умер, цементирующие классическую культуру "великие истории" и "метарассказы" (Лиотар) закончились, последним носителем истины осталось лишь тело, да и то, как мы видим, развалившееся на части. Руки - отдельно, человек - отдельно, за кадром.

Потому лучшей работой проекта "Разговор руками" я бы, как ни парадоксально, признал трагичнейший снимок Жиля Переза "Французский госпиталь. Сараево, август-сентябрь 1993". На нем - лежащее на больничной койке искалеченное обнаженное мужское тело. Лицо, что характерно, опять остается за кадром. Но у инвалида нет и рук - только задранные вверх культи.

Современное общество - а вместе с ним и искусство - лишилось уже последних опор. Теперь невозможен даже "разговор руками" - в отсутствии рук. Осталось лишь отдельное авторское высказывание, обращенное в пустоту. В несуществующую Вечность.



Источник: "Культура" №51 (7561) 28.12.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
03.12.2018
Арт

Под страхом истории

На нынешней выставке российский гастарбайтер оказывается обобщенным мигрантом. Мигрант с большой буквы – главный герой двухчасового фильма «Свидетельство», созданного Хаимом Соколом в 2015 году, ставшего центральной работой сегодняшней выставки.

17.04.2017
Арт

Детки в гетто

По идее, попадая в помпезное здание особняка ММСИ в Ермолаевском, этот школьный панк должен был бы победить обстановку, превратить скучные своды серьезной культуры в пространство игры и мечты. Но этого не получается. Скорее, бродя по ретроспективе ЗИПов, чувствуешь себя в детской комнате на взрослом празднике.