Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.11.2006 | Общество

Их физики тоже шутят

Лауреаты игнобелевской премии отвечают на вопросы, которые кроме них никто не задает

В единственном в мире музее Плохого искусства в небольшом городке Дэдхэм к югу от Бостона куратор экспозиции Луиза Сакко отбирает несколько работ для участия в 16 церемонии награждения Игнобелевской премией (На самом деле церемония называется 16 first annual Ig Nobel prize ceremony, но по-русски эта «шутка юмора» звучит уже совсем коряво).

Музей посылает на церемонию целую делегацию, перед вручением премий они пронесут лучшие (худшие) картины перед переполненным концертным залом Сандерс гарвардского университета, где по традиции проходит церемония.

«Плохой» для Луизы – это не оценочная характеристика, а  эстетическая категория, ничем не хуже других «Мы любим наши работы и наших художников» - говорит она в интервью Ньюзвику, они чем-то похожи на игнобелевских лауреатов, может быть, своей серьезностью и искренностью в том, что они делают».  Сегодня в коллекции музея 250 работ – большая часть портреты и пейзажи. «Почему-то плохие художники очень любят жанр портрета, при этом они обычно не умеют рисовать руки, поэтому проявляют чудеса изобретательности, чтобы спрятать их так, чтобы это не слишком бросалось в глаза» - утверждает Сакко.

Как выглядит академический капустник по-американски. Темой нынешней церемонии стала «инерция» во всех ее проявлениях.  Каждый год организаторы выбирают главную тему, которая так или иначе проявляется во всех многочисленных скетчах и интелюдиях по ходу шоу, - год назад это была бесконечность, пять лет назад – сложность, в рамках которой на сцене был официально заключен супружеский союз между неким Вильямом Стефановым и его невестой (Стефанов рассказал Ньюзвику, что его суженая просто увидела объявление о поиске подходящей пары в одном из местных журналов). В этом году супруги Стефановы открыли церемонию, отметив таким образом пятилетний юбилей. Церемония по традиции предваряется небольшой музыкальной увертюрой, в этом году получившей название «Ференц Лист против инерции». Под музыку немецкого композитора в исполнении лауреата международных конкурсов ученые и их родственники «инертно» перемещаются по сцене, реагируя на изменения мелодии.  Звучит официальный гимн премии (игнобЕль, игнобЕль несколько десятков раз с ударением на последнем слоге) и традиционная приветственная речь в исполнении доктора наук (настоящего) Мишелины Матьюз-рот– (welcome c выражением, два раза) – видимо, самая короткая приветственная речь в истории международных премий. В этом году организаторы решили попытаться изменить одну из традиций игнобельской церемонии – метание бумажных самолетиков на сцену во время объявления лауреатов. Как рассказали Ньюзвику в оргкомитете, это сильно нервировало дирекцию зала Сандерс, которая привыкла к академической публике на классических концертах и выступлениях мировых знаменитостей (Сандерс, .открытый в 1920 году видел Мартина Лютера Кинга и Маргарет Тэтчер) Самолетики предложили передавать специальным людям, которые потом будут организовано сбрасывать их на сцену в торжественные моменты. Специальный отряд из четырех человек во главе с нобелевским лауреатом по физике 2005 года Роем Глобером отвечает за очистку сцены. Мини-опера в четырех актах «Инерция заставляет мир вертеться» о мальчике, который пытается привлечь внимание двух сестер, живущих по-соседству, - одна из них постоянно в движении, другая в покое. (Академический капустник отличается от любых других прежде всего тем, что «капуста» обычно очень качественная. Даже собаку мальчика, не говоря уже об остальных ролях, как рассказали Ньюзвику, играет самая настоящая оперная певица, даром, что за все представление она ни разу не открывает рта). Представления лауреатов чередуются с интеллектуальными дебатами между присутствующими нобелевскими лауреатами. Дебаты проходят в духе игнобелевской премии, скажем, нобелевские лауреаты в области химии и физики в течении примерно минуты повторяют «быстро» и «медленно» или «да» и «нет». Шутливые репризы не слишком изобретательны но воспринимаются аудиторией с энтузиазмом. Нобелевских лауреатов просят разломить надвое спагетти (премия в области физики), поцарапать специальными металлическими когтями по стеклу (акустическая премия) – собственно, завораживает именно сочетание великого и смешного, где еще можно увидеть пятерых нобелевских лауреатов на одной сцене, увлеченно что-то корябающих по стеклянной поверхности.. Вильяму Липскомбу «чудом» удается избежать ректального массажа, эксперимент с сыром чэддер (химия) «срывается» из-за того, что сыр «украли» и съели (съели без кавычек, аудитории предъявляется маленькая девочка, дожевывающая кусок сыра).  Завершается церемония традиционным прощальным словом в исполнении того же доктора наук (good bye с выражением два раза) и не менее традиционной «бессмысленной» групповой фотографией. Мастер церемоний Марк Абрахамс снимает цилиндр и поздравляет  зрителей с тем, что они не стали лауреатами игнобелевской премии. Это тоже традиция. Марк так заканчивает любое интервью или публичное выступление. «Я не знаю, что лучше стать или не стать лауреатом игнобелевки, поэтому на всякий случай поздравляю всех» - заключает он в интервью.

Есть свои необъяснимые закономерности и в ежегодных списках игнобелевских лауреатов. «Многие выигравшие работы 2006 года связаны с двумя сюжетами – сыром и шумом, я не знаю, как это объяснить, и не уверен, что здесь вообще возможны рациональные объяснения» - комментирует в интервью Ньюзвику список победителей американский журналист Марк Абрахамс, придумавший игнобелевскую премию в 1990 году.

В Гарварде идут последние приготовления к началу церемонии – бессменный мажордомо Гари Драйфус переодевается из гражданской одежды в «форменный» смокинг с бабочкой.

В «зеленой» актерской комнате собираются нынешние победители, призеры прошлых лет и приглашенные випы – нобелевские лауреаты и просто известные ученые, которые, впрочем, держатся несколько в стороне от «игнобелевцев» «Я расцениваю все это, как шутку» - коротко бросает Ньюзивку изобретатель фрактальной геометрии Бенуа Мандельброт, не вдаваясь в дальнейшие объяснения. «Вначале я испытывал определенные опасения по отношению к этой премии, но потом я обратился с вопросом к членам настоящего нобелевского комитета, которые сказали, что игнобелевская премия их очень веселит» - говорит нобелевский лауреат в области химии 1976 года Вильям Липскомб. «Вообще, они очень строго следят, чтобы никто не использовал имя Нобель без разрешения, но в данном случае, видимо, решили сделать исключение» - поясняет он Ньюзвику.    

Сами «игнобелевцы», напротив, охотно делятся со всеми желающими подробностями своих исследований. Из десяти лауреатов в Гарвард приехало восемь, двое прислали видео или аудио приветствия.

Для абсолютного большинства победителей, выигрыш стал абсолютной неожиданностью – многие работы были опубликованы много лет назад. Более того, почти никто из победителей никогда раньше даже не слышал об игнобелевской премии.

В целом, всех лауреатов можно разделить на две группы – для первых отмеченная работа была неким развлечением или небольшим отвлечением от основной сферы исследований, другие видят в своих внешне смешных и нелепых статьях возможность для решения серьезных научных проблем или широкого практического применения.

Лауреат игнобелевской премии по медицине 2006 года Фрэнсис Фэсмир признается Ньюзвику, что он вряд ли согласился бы приехать в Бостон, если  бы не двеннадцатилетний сын, который посчитал премию «клевой». Фэсмир, воглавляющий .центр неотложной помощи в одном из городов штата Тэннеси, больше всего боится, что останется в истории, как «тот парень, что пытался лечить икоту ректальным массажем».  Фэсмир, впрочем, настроен философски. «Это все равно, что выиграть дарвиновскую премию, и остаться при этом в живых» - говорит он, -  большая удача». «Вообще-то, я бы не стал рекомендовать ректальный массаж для лечения икоты, так и напишите в своем журнале, разве что в крайних случаях. Ко мне тогда привезли пациента который икал тридцать раз в минуту в течении последних 72 часов, все обычные методы не действовали, помог только  массаж, но лазить незнакомым людям в задницу это все же сомнительное удовольствие» - поясняет он. Тем не менее Фрэсмир захватил с собой на церемонию  несколько десятков патентованных комплектов по лечению икоты – латексные перчатки, лубрикант и подробную инструкцию по применению.

Австралийский математик Пирс Барнс также несколько смущен вниманием игнобелевского комитета, оказанным его работе о том, сколько фотоснимков нужно сделать, чтобы на групповой фотографии все получились с открытыми глазами.

«На решение этой проблемы у меня ушло два обеденных перерыва, вообще-то я занимаюсь вопросами фотосинтеза и разработки новых видов энергии, и никогда не думал, что моя первая международная премия будет именно такой» - говорит он в интервью в Ньюзвик. Формула Барнса такова : для того, чтобы узнать необходимое количество снимков, нужно разделить общее число участников фотосессии на три в случае хорошего освещения, и на два в случае плохого. Заняться этой проблемой его попросила коллега, которой по работе приходилось делать много групповых снимков.

По другому к своему исследованию относится Барт Нолс, получивший премию в области биологии за доказательство того, что москитов равно привлекает как запах сыра limburger, так и запах человеческих ног. «На основе моего исследования была создана ловушка для малярийных комаров, таких ловушек уже продано 25 тысяч штук» - говорит голландский ученый. «А сыр ли это пахнет ногами, или ноги пахнут этим сыром – это уже предмет отдельного исследования, ясно, что они пахнут почти одинаково». Столь же коммерчески успешен и изобретатель отпугивателя для тинэйджеров Ховард Стэплтон – ученый установил, что уши тинэйджеров более восприимчивы к звуку, идущему на определенной частоте, чем слуховые органы взрослых. На основе этого изобретения уже разработаны и активно продаются рингтоны для сотовых телефонов, слышимые только подросткам. Уверены в важности своего открытия и авторы работы о том, почему сухие спагетти обычно разламываются более, чем на два куска «Мы вынесли спагетти в заголовок для того, чтобы привлечь внимание к нашему исследованию» - делится секретом с Ньюзвиком один из авторов Базиль Аудоли. «На самом деле мы говорим о том, как твердые материалы ведут себя при внешних воздействиях, это может быть применимо в самых различных областях, например строительстве» - поясняет он.

Серьезнее всех настроена Фатем Аль-Мусалам из департамента по охране окружающей среды правительства Кувейта, потом, уже во время церемонии она будет откровенно шокирована раскатами хохота, которыми аудитория встретит ее рассказ о вкусовых предпочтениях навозных жуков (жуки, оказывается, предпочитают конский навоз любому другому).

«Исследование поведения навозных жуков очень важно для наблюдением за состоянием окружающей среды, особенно в Кувейте, где экологии был нанесен огромный урон в результате иракской интервенции в 1991 году» - говорит она в интервью.

Нынешние лауреаты пока не знают, как полученная премия отразится на их научной карьере, но можно сказать, что по меньшей мере для одного ученого игнобелевская премия стала настоящим пропуском в мир серьезной науки. Орнитолог Кис Моликер получил премию два года назад за исследование гомофобских и некрофильских склонностей у уток. «Сегодня, благодаря этой премии, ко мне стекается вся информация о случаях ненормального поведения любых птиц» - говорит он в интервью Ньюзвику. «В частности в Голландии появилась птица, которая по непонятным причинам все время бьется в окна одного из домов, я хочу получить ее мозг для исследования» - Кис немного задумывается и смягчается «Впрочем, я согласен и на живой экземпляр».

Кто знает, возможно, интервью автору давал будущий первый двухкратный обладатель игнобелевской премии.



Источник: "Русский Newsweek" 10.10.2006 (опубликовано в сокращении),








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!