Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.10.2006 | Общество

Внутренний калькулятор

Как определить, сколько ты стоишь на рынке труда

В жизни каждого родителя был такой день. В моем случае это был вечер. Мы ехали по заснеженной Москве из аэропорта Домодедово, я позвонила няне, чтобы договориться о времени ее завтрашнего выхода на работу и услышала в ответ холодное: «Я у вас больше не работаю. Няни стоят дороже». И повесила трубку. Как неродная.

На этом кончилось тепличное домашнее детство моей дочери: она пошла в детский сад, который в отличие от няни стоит каждый месяц одинаково.

И все же спрашивается: откуда у людей берется представление о том, сколько они стоят?

Возьмем нянь. Было бы логично предположить, что женщины, решившие выйти на рынок труда в этом качестве, проштудируют объявления работодателей и почерпнут свои представления об уровне зарплат оттуда. Но люди редко ведут себя столь логично. Вообще, если сравнить объявления работодателей и соискателей в газете «Из рук в руки», можно подумать, что речь идет о совсем разных рынках. Соискатели работы няни, очевидно, уверены, что для работодателя важно наличие у няни регистрации, и все как одна заявляют о себе как о москвичке или в крайнем случае зарегистрированной приезжей.

Соискателям свойственно напирать на наличие собственных детей и вообще на свои человеческие качества: бессмысленное слово «порядочная» украшает почти все объявления. Кто-то находит синонимы — например, «верующая». Работодателей же интересуют в основном профессиональные качества потенциальных нянь: знание языков, высшее образование, опыт работы в семьях. Иногда их интересует возраст. Иногда — комплекция. «Помощницу по хозяйству, иногородн. девуш. 25-33 лет, худеньк., чистоплот., добродушн., с пост. проживанием приглашаю, г. Владимир, автомобилист, после ранений».

Многое подчас можно узнать из объявлений работодателей, это правда. Но вот понять что-то про ценообразование на рынке нянь практически невозможно.

Можно было бы предположить, что няни делятся на ряд категорий, каждая со своей ценой. Но вот пожалуйста: «Няня-пенсионерка требуется к мальчику 7 лет… рядом с м. «Сходненская». Оплата — 60 р. за 1 час». И рядом: «Няня-гувернантка, ЮЗАО, к девочке 9 лет, оплата почасовая 60 р./ч». Больше почти в три раза предлагают у метро «Новослободская»: там одна семья готова платить 150 рублей в час за «няню с английским языком». За французский язык предлагают еще больше: 1500 долларов в месяц, то есть около 230 рублей в час при сорокачасовой рабочей неделе. Это около метро «Щукинская», так что географическую версию отметаем.

Недовольных нянь при этом должно быть много. Соискательницы, дающие объявления в газете «Из рук в руки», никогда не указывают собственную цену, что создает асимметричную ситуацию в переговорах с работодателем: с одной стороны, няня может получить предложение, превышающее ее неозвученные ожидания, с другой — работодатель рискует, совершенно не желая того, обидеть собеседницу. Второе представляется более вероятным: на сайте 7ya.ru, где потенциальные няни почему-то не стесняются назвать свою цену, «добрая, порядочная москвичка» без языков требует «не менее 150 р. в час», а 53-летняя женщина с подмосковной пропиской, без высшего образования и опыта работы в семьях пишет: «Желаемая зарплата — от 20000 рублей». На том же сайте есть и объявления работодателей, и таких зарплат там нет. Теперь мы понимаем, почему рынок нянь столь активен и непредсказуем, но по-прежнему не понимаем, откуда у нянь и прочих женщин и мужчин берутся представления о собственной стоимости на рынке труда.

Большинство западных исследований, посвященных этому вопросу, сравнивают зарплатные ожидания разных групп. Чем выше образование, тем более реалистичны зарплатные ожидания, показало одно британское исследование.

Целый ряд исследователей выяснили независимо друг от друга, что мужчины ожидают получить больше денег, чем претендующие на ту же должность женщины. Требуют больше и получают больше. Но к няням это в большинстве случаев не относится.

Интересна другая группа исследований, посвященных не ожиданиям, а удовлетворению существующей зарплатой. Чувство удовлетворения напрямую связано с чувством справедливости. При этом справедливость бывает двух видов: распределительная (справедливо ли делятся деньги?) и процедурная (справедливо ли принимаются решения?). Справедливость процедурная важна для работников корпораций, которые наблюдают за принятием решений о повышении зарплаты, выплате премий и прочем, — то есть устраивает ли их политика собственной компании по отношению к сотрудникам. А распределительная справедливость важна для оценки собственно зарплаты — то есть не получает ли кто-то за такую же работу больше денег. Теперь понятно, почему няни, как правило, считают, что им недоплачивают: они же по определению работают с людьми, которые зарабатывают значительно больше, чем они, — иногда в разы (и при этом пальцем о палец не ударят в собственном доме!).

Нанимателям нянь надо бы объединиться и договориться о зарплатах, чтобы избежать их неконтролируемого роста. Однако, к сожалению, работодатели договариваются не друг с другом, а с нянями — с очень, очень разными результатами.

Исследование, проведенное американскими учеными Сарой Солник и Морисом Швейцером, указывает по крайней мере на одну из причин, по которым некоторые соискатели получают куда больше других: они красивы. Исследование показало, что красивые и некрасивые люди выдвигают, в целом, одни и те же требования. Но получают красивые люди больше — правда, от них и требуют больше. Еще одна категория соискателей, получающих более выгодные предложения, — мужчины.И требуют с них меньше.

Потенциальным работодателям, таким образом, можно посоветовать искать няню попроще: «худенькая, иногородняя» — неплохое, пожалуй, описание. А совет соискателям: будьте красивее и будьте мужчиной. И заработаете больше, и работать придется меньше. Ну действительно, не требовать же от мужчины и знания английского, и приготовления пищи.



Источник: "Большой город", №18, 09.10.2006,








Рекомендованные материалы



Норма и геноцид

Нормальным обществом я называю то, где многочисленные и неизбежные проблемы, глупости, подлости, ложь называются проблемами, глупостями, подлостями и ложью, а не становятся объектами национальной гордости и признаками самобытности.


Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.