Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.06.2006 | Книги

Пять имен

Пожалуй, и впрямь, имена эти необходимо знать каждому, кто интересуется современной литературой

Под жизнеутверждающей оранжевой обложкой собраны пять имен. Пожалуй, и впрямь, как написано на обложке, имена эти необходимо знать каждому, кто интересуется современной литературой. Пять прекрасных женских имен, фонтанирующих радостью, талантом, изобретательностью, невероятными историями, пять авторов, понимающих о жизни и искусстве что-то такое, без чего и впрямь трудно обойтись.

«Игра в разгаре, не пропустите самое интересное!» – сигналит нам оранжевая обложка. «Запомните эти имена, они вам еще пригодятся», – недвусмысленно намекает составительница.

Эти пять авторов – немного диссиденты в современном отечественном литературном мейнстриме. Немного первопроходцы. Они как будто знать не хотят, что литература вообще-то важнейшее из искусств, потому что русский читатель логоцентричен. Они как будто позволили себе забыть, что все мы вышли из «Шинели», что русская литература миссионерствует, просвещает, смягчает нравы и решает вопросы.

Они позволили себе детскую игру: в волшебные превращения, в «секретики», в таинственные места, необыкновенные обстоятельства и необыкновенных людей. Они позволили себе поселиться внутри сказки, которую сами же и придумали.

А если задуматься о природе вымысла, то тут надо будет вспомнить и о традициях народных сказок (их, кстати, совершенно не рекомендуется читать маленьким детям), и о традициях фэнтези, и о прекрасных и пугающих сказаниях и легендах африканского континента.

Лея Любомирская, известный многим пользователям ЖЖ автор, описывает, к примеру, маленькие лавочки Лиссабона, которые под ее пером из торговых точек превращаются в абсолютно волшебные места. Она выкладывала некоторые рассказы цикла в Сети. Но что значит контекст! Собранные в книге, эти рассказы приобретают дополнительное измерение, и каждый читатель как будто становится свидетелем превращения тыквы в карету. И это волшебство, возникающее из бог знает какого сора, вообще из ниоткуда, из черных букв на белой бумаге – его и литературой-то назвать сложно… Так что жанр этой прозы определить затруднительно. Можно было бы назвать сборник беллетристикой, но по непонятным причинам этот термин пользуется у нас неважной репутацией. Поэтому имеет смысл для начала запомнить эти имена: Элтанг, Любомирская, Морозова, Крайнер, Некрасова.

А потом разберемся.



Источник: "Inout.ru", 13.06.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.03.2020
Книги

Мир, которым невозможно управлять

История о путешествии начинается не со сборов, полных энтузиазма, а в кабинете психотерапевта. Юля страдает тревожным расстройством. Шум и суета большого города давит на девушку, разжигая в ней панику и страх. Сборы проходят в сомнениях и самоедстве. Юля не может оставаться на месте, но для того чтобы его покинуть, нужно приложить большие усилия.

Стенгазета

Как понять и полюбить классику

По содержанию книга больше напоминает популярное научное исследование, у Кандауровой есть огромное количество ссылок на статьи музыкальных теоретиков и видно, что автор не просто в теме, а он «свой в доску» и понимает о чем пишет. Но информации настолько много, что через несколько страниц сложно вспомнить о том, что было написано раньше.