Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.05.2006 | Книги

Тайны второй свежести

Издательство «Захаров» интригует: таинственный писатель Кирилл Шелестов срывает все и всяческие маски.

Чем «мужской» детектив отличается от женского? В женском больше приятных мелочей, непосредственно связанных с реалиями нашего общего быта, иногда бывает претензия на психологическую достоверность, кровянки поменьше, но зато «про отношения» побольше. И в «женском», и в «мужском» всегда есть любовная линия, закрученная в соответствии с ожиданиями целевой аудитории, в «мужском» она может быть средуцирована. «Женский» детектив бывает снабжен каким-то ярлыком (чаще всего это «иронический»), что избавляет авторш от следования логике.

«Мужской» же детектив - это всегда жесть! Это круто. Это всегда масштаб – и героев, и злодеяний. Если рефлексия – то мирового масштаба. Если юмор – то сразу сарказм. Если герой – то сразу «бешеный». Бывает мужской детектив и политического свойства – вспомним «Большую пайку» Юлия Дубова, триллер о бизнесе и власти, написанный непосредственным участником событий.

Все эти приметы «мужского» крутого детектива есть в романе «Пасьянс на красной масти» (вышел под псевдонимом Кирилл Шелестов). Книга – вторая часть трилогии «Губернские тайны»; первая часть, «Укротитель кроликов», опубликована в прошлом году. Тайны эти, надо заметить, совсем не таинственные: просвещенный и циничный наш современник давно уже в курсе, что самый верный способ обогатиться – это быть допущенным к государственному пирогу и иметь возможность «пилить» региональный, а лучше федеральный  бюджет. Знает читатель и о том, как продажны политики и пиарщики, и даже примерно знают, каковы расценки на организацию протестного митинга или создание партии, поддерживающей того или иного кандидата.

Издатели с удовольствием сообщают о том, что ничего не знают об авторе, скрытом под псевдонимом, что общаются с ним только через его агента. Намекая на то обстоятельство, что таинственный писатель сам был причастен к кровавому переделу собственности конца 90-х, что, собственно, и составляет фабулу книги. Уж не готовит ли изобретательный издатель Захаров читателям в лице Кирилла Шелестова новый проект, уступающий, конечно, по силе воздействия на читательские массы акунинскому, но все же?

Вопрос, конечно, интересный: заинтересует ли читателей главный герой книги, интеллектуал-наемник на службе у олигарха, притянет ли их, как магнитом, к описаниям нравов и образа жизни нелепых бояр и царьков, правящих в некой губернии? Заворожат ли его нравственные терзания бандита Плохиша, или преступление и наказание бизнесмена Собакина? Или же достаточно нелепые эротические фантазии автора?

Сравнение с книгой Дубова «Большая пайка» неслучайное – и там и тут в центре внимания тайные пружины власти времен большого перелома, и там и тут повествование ведется от лица участника драматических и криминальных событий. Нельзя сказать, что Дубов это наш отечественный Честертон, но его герои хотя бы мучаются нравственным выбором, ностальгируют по общему прошлому и страдают от того, что точка невозврата в него пройдена. А уж увлекательной и завиральной конспирологии сколько! Книга же Шелестова, несмотря на обилие персонажей и разнонаправленность сюжетных линий, плоская, как картон ее же обложки.

О втором плане или о каких-то других, кроме как разоблачительный нарратив, средствах выразительности, наш автор, видимо, и не слыхивал, и уж тем более совсем не имел в виду сообщить читателям что-то еще, кроме сведений о том, чем живут и дышат нынешние олигархи, мэры и прочая сволочь.

Все просто, как мычание: кушайте, дорогие читатели, уж чем богаты, я вам чистую правду рассказываю, своими глазами все видел, руками щупал.

Кушать надоедает довольно быстро, потому что все время подмывает спросить: ну и что? Ну, узнали мы в одном из персонажей финансиста тольяттинской преступной группировки Гасанова, вспомнили, что писали в газетах про его участие в делах АвтоВаза и про его гибель. Ну, рассказал нам автор, как мерзки, мелки и ничтожны эти люди, называемые «элитой», как неотличимы подчас от бандитов, как смехотворны их потуги на величие и как отвратительны и продажны их женщины. Еще раскрыл пару схем увода государственных денег (это как раз увлекательно, жаль, вряд ли удастся воспользоваться). И что? Что мне, читателю, с этим знанием делать?

Есть еще, правда, в книге роковая красавица, «надменная и беспомощная, как бабочка», и роковая же любовь – тут все развивается как раз по законам дамского романа, и герой наш доблестно и изобретательно излечивает свою подругу, вдову Гасанова, от фригидности. Правда, только наступает у голубков гармония, вдову убивают. Трагедия, да. А когда автор всяких губернаторов с подлипалами описывает – там сарказм. Так что есть в книге некоторое разнообразие, регистры Шелестов переключать умеет. И еще умеет демонстрировать благородные мужские качества героя (alter ego автора) – снисходительность к женщинам, верность слову и мужской дружбе,  и даже, несмотря на логику войны, которую ему навязывают его боссы и коллеги, невозможность преступить главную библейскую заповедь «не убий».

То есть для чтения в электричке это сочинение годится совсем не хуже прочих, иногда даже хорошее чувство юмора автор демонстрирует, и знание логики, и саспенс кое-какой возникает в процессе. Если закрыть глаза на неизбежные издержки в виде отсутствия редактора с корректором, корявости и нелепые стилистические и грамматические ошибки, наверное, можно даже сказать что книжка в качестве «мужского детектива» удалась. Считать же ее чем-то более масштабным, чем вариант «Бригады», оснований никаких нет.

Так что если и имел в виду Захаров какой-то «проект»,  не получилось. И даже не факт, что третья часть трилогии появится на свет божий – сколько же можно жевать одну и ту же жвачку, даже будь она трижды с восхитительным вкусом.



Источник: InOut.Ru, 02.05.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.03.2020
Книги

Мир, которым невозможно управлять

История о путешествии начинается не со сборов, полных энтузиазма, а в кабинете психотерапевта. Юля страдает тревожным расстройством. Шум и суета большого города давит на девушку, разжигая в ней панику и страх. Сборы проходят в сомнениях и самоедстве. Юля не может оставаться на месте, но для того чтобы его покинуть, нужно приложить большие усилия.

Стенгазета

Как понять и полюбить классику

По содержанию книга больше напоминает популярное научное исследование, у Кандауровой есть огромное количество ссылок на статьи музыкальных теоретиков и видно, что автор не просто в теме, а он «свой в доску» и понимает о чем пишет. Но информации настолько много, что через несколько страниц сложно вспомнить о том, что было написано раньше.