Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.03.2006 | Книги

Тамплиеры с кинокамерой

Теодор Рошак предложил оккультный взгляд на историю кинематографа

Сравнивать сегодня что-либо с «Маятником Фуко» Умберто Эко означает повторять опыт мальчика, злоупотреблявшего криком «Волки!».

От неадекватного использования сравнение это девальвировалось, однако «Киномания» американца Теодора Рошака — тот случай, когда мысль об Эко не просто первой приходит в голову, но и оказывается наиболее уместной. Роднит два романа не столько конспирологический сюжет, сколько единый композиционный принцип: и тот, и другой представляют собой детективные фантасмагории, покоящиеся на мощном культурологическом субстрате. Однако если у Эко роль фундамента сыграла история как таковая, то Рошак выбрал предмет позатейливей, а именно кино.

В 60-е годы молодой киновед Джон Гейтс заново открывает миру творчество забытого немецкого режиссера-экспрессиониста Макса Касла. Его поздние фильмы, снимавшиеся в Америке, — дешевые ужастики, однако от них веет такой немыслимой жутью, что поставить их создателя в один ряд с прочими голливудскими ремесленниками невозможно. Занявшись творчеством режиссера всерьез, Гейтс обнаруживает на пленке поразительные оптические эффекты, изобретенные Каслом и призванные воздействовать на подсознание зрителя. За всем этим кроется какая-то мрачная древняя идеология, а ниточка от Касла напрямую тянется к странному сиротскому приюту, где он провел детство и где, судя по всему, выучился своим необычным приемам...

Впрочем, детективно-тамплиерская линия (без тамплиеров, как водится, не обошлось) — лишь эффектный задник, на фоне которого разыгрываются куда более занимающие автора интеллектуальные драмы.

Глубокое и неожиданное исследование потенциального зла, заложенного в самой природе кинематографа, сменяется ироничным очерком истории американского кино-андеграунда, а горький реквием по этическим и эстетическим устоям, крах которых пришелся на 60-е годы, — остроумным разбором фильма «Гражданин Кейн».

При таком разнообразии тем, мастерски увязанных в тугой узел посредством залихватского сюжета, соскучиться читателю не удастся при всем желании. Более того, примерно к 800-й странице он скорее всего поймет, что, несмотря на циклопический объем романа, продолжение «Киномании» было бы отнюдь не лишним.



Источник: "Эксперт", № 9 (503), 6.03.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
03.09.2021
Книги

Homo kombini

Кэйко всегда была странной: ребенком она мечтала поджарить и съесть мертвого попугайчика, найденного в парке, разнимала школьную драку лопатой, а однажды сдернула с учительницы юбку при всем классе. Она совершенно не чувствует, что прилично, а что нет. Она и сейчас проявляет социопатические черты, но находит себя в работе.

Стенгазета
07.07.2021
Книги

Именем дредов, светлячков и пластинок

На страницы любых своих произведений – будь то проза или кинодраматургия – писатель охотно призывает демонов, но относится к ним без религиозного трепета. Пускай посланцы ада наделены дьявольскими силами, современный человек, даже утратив веру, способен противопоставить им чувство юмора, смекалку и секулярный взгляд на мир.