Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.03.2006 | Нешкольная история

Жизнь и судьба Н.М. Тихомирова

Проблема исторической памяти. Работа учениц 11 классса из Новосибирска

   

АВТОРЫ 

Галина Емельянова, Маргарита Сырченко - в момент написания работы ученицы 11 класса школы № 132 г. Новосибирска.

Работа получила 3-ю премию VI конкурса Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век".

Научный руководитель: Яковлева Людмила Демьяновна

Одна из характерных особенностей нашего родного Новосибирска состоит в том, что среди известных городов-«миллионеров» это самый молодой и быстрорастущий город в мире. Совсем недавно мы отметили 110-летие Новосибирска и наблюдали, как особенно обострился интерес к истории нашего города. Юбилей нашей малой родины побудил и нас, подчиняясь порывам своей души, с интересом вглядеться в страницы прошлого, соотнести их с настоящим, попытаться найти точки их соприкосновения.

На выбор темы нашей краеведческой работы повлияло несколько факторов: интерес к отечественной истории, к истокам «малой» родины – родного города Новосибирска. Это способствовало открытию малоизвестных фактов, что вызвало много эмоций и желание разобраться в том, как судьбы отдельных людей отражаются в истории города. Всем известно имя Н.Г. Гарина-Михайловского, но мало кто знает, что блестящий проект моста через Обь предложил Н.А. Белелюбский, а восемь пролетов моста возвел Г.М. Будагов.

Наше внимание, прежде всего, привлекла личность одного из основателей города Новониколаевска Николая Михайловича Тихомирова. Его имя когда-то было незаслуженно вычеркнуто из истории края. А ведь именно он завершил мост через реку Обь,

руководил строительством собора Александра Невского, основал пожарное дело в Новониколаевске. И не только этим определяется значение Н.М. Тихомирова в истории Новосибирска.

 

Жизнь и судьба инженера Н.М. Тихомирова

Из истории Новосибирска было незаслуженно вычеркнуто имя одного из замечательных представителей первопроходцев Великого Сибирского пути Николая Михайловича Тихомирова, который внес свой солидный вклад в дело основания города. Каким он был, инженер-путеец, надворный советник, дворянин Тихомиров?

Самая полная информация о жизни инженера представлена в буклете «Тихомиров Николай Михайлович», выпущенном музеем истории Западно-Сибирской железной дороги, и в книге А. Брата «Звёзды светят из прошлого». Изучив эти издания, мы обнаружили сведения об истории его семьи и рода. О происхождении Николая Михайловича подробно рассказывает А. Брат, который строит свое повествование на документах и материалах личного фонда Тихомировых из краеведче-ского музея (НГКМ). Мать Тихомирова, Раиса Павловна, принадлежала к старинному дворянскому роду Филимоновых. Её отец, сенатор, посвятил государственной службе всю жизнь, а затем уехал в свое имение в город Вятку, взяв с собой и молодую дочь. Раиса Павловна, будучи воспитанной в столичном институте благородных девиц, влюбилась в местного крепостного артиста Михаила Тихомирова. Вопреки несогласию отца и нравам того времени, она вышла замуж за крестьянина. Отец смирился с безрассудным решением дочери: пожаловал Михаила чином и занял канцелярской работой. Но брак, не получивший родительского благословения, не выдержал испытаний судьбы. За недолгие 10 лет совместной жизни глава семейства лишь разорил родовое имение. Михаил умер, оставив Раису Павловну совершенно одну с семью детьми (пять дочерей и два сына – Павел и Николай). Отдушиной вдовы Тихомировой оказался Некрасовский кружок, где ей помогли. Дети получили хорошее образование. В 1893 году Тихомиров женился на Марии Ананьевне Родионовой. В 1896 году Тихомировы приехали в посёлок Новониколаевск.

Летом 2004 года в Томском областном архиве в фонде 197, описи 2, деле № 452 мы нашли его полный формулярный список о службе, выданный в 1901 году вдове Марии Ананьевне для предоставления в учебные заведения при определении детей. В нем была указана точные дата и место его рождения: 30 июня 1857 года в городе Вятке.

В 1885 году он окончил Санкт-Петербургский институт путей сообщения имени Императора Александра I со званием гражданско-го инженера с правом на проведение строительных работ, а также с правом на чин коллежского секретаря при вступлении на государственную службу.

Как стало ясно из Послужного списка, в этом же году Николай Михайлович был призван на военную службу и тут же освобожден от нее по причине негодности. Затем Тихомиров был определён в общество Балтийских железных дорог в качестве помощника начальника дистанции. В буклете музея железной дороги говорится, что в октябре 1886 года по приказу Министерства путей сообщения он был назначен начальником работ по постройке Самаро-Уфимской железной дороги. Однако в формулярном списке о службе сообщается, что инженер откомандирован в распоряжение начальника работ по постройке вышеуказанного участка, причем в ноябре. На строительстве этого объекта родилась дружба двух коллег Н.М. Тихомирова и Н. Г. Гарина-Михайловского. Позже их объединит наш город.

В 1887 году, 27 марта, Тихомиров утвержден в звании и чине, а в 1888 назначен сначала по-мощником начальника дистанции по постройке железной дороги на участке Уфа – Златоуст, затем штатным инженером IX класса, а позже начальником дистанции 3 разряда на том же участке, который был введен в эксплуатацию в 1890 году и составил 320 км в длину. Указом от 14 декабря 1889 года «за выслугу лет» Тихомиров произведен в чин титулярного советника. Годом позже он был зачислен в общество Оренбургских железных дорог. Этот промежуток времени ознаменовался стремительным ростом по службе: от сверхштатного до штатного инженера и начальника дистанции I разряда по постройке Западно-Сибирской железной дороги. С весны 1893 года работа Николая Михайловича связана со строительством Западно-Сибирской железной дороги. Приказом Министерства путей сообщения от 12 июля 1894 года он назначается начальником дистанции 1 разряда по постройке соединительной ветви между Уральской и Сибирской магистралей: участвует в возведении мостов через реку Кыштым Екатеринбург – Челябинской ветки и через реку Ишим у Петропавловска, за что в 1895 году пожалован орденом Святого Станислава 3 степени. С октября 1896 года становится начальником IX участка службы ремонта путей Каргат – станция Кривощёко-во. С этого и началась связь инженера с историей нашего города. В этом же году «за выслугу лет» он был произведен в надворные советники.

Изучив материалы биографии Н. М. Тихомирова, мы сделали вывод, что до приезда в Новони-колаевск он, будучи потомственным дворянином и окончив институт путей сообщения, имел достаточно большой опыт работы. За его плечами было строительство длинных участков железных дорог и нескольких мостов. Для Тихомирова работа в нашем городе была ещё одним заданием Министерства путей сообщения. Тогда, в 1896 году инженер не мог и представить, что в Новонико-лаевске совершит самые главные дела своей жизни.

 

Строительство девятого пролёта моста через Обь

Долгое время главной транспортной артерией, соединявшей Сибирь с Европейской Россией, был Московский, или Большой Сибирский тракт. Но он уже не соответствовал требованиям времени. Это побудило царское правительство в феврале 1891 года принять решение о строительстве в Сибири железной дороги.

Сооружение магистрали началось в мае 1891 года одновременно из двух пунктов - Челябинска и Владивостока, из которых путейцы шли навстречу друг другу.

Предполагалось, что линия соединит губернские города Сибири: Тобольск – Омск – Томск – Красноярск - Иркутск соответственно с мостами через Иртыш, Енисей и Ангару. Но встал вопрос: как быть с Обью, где на карте не значилось городов? 19 мая 1891года, когда воды Оби еще не опали от недавнего паводка, вверх по реке от деревни Овчинниково поднималась изыскательная партия Западно-Сибирского отдела будущей железной дороги, состоявшая из нескольких поисковых отрядов. Изысканиями руководил блестящий инженер и в будущем известный русский писатель Н.Г. Гарин-Михайловский. В книге М.Н. Щукина «Встречь солнцу» подчеркивается роль Гарина-Михайловского в выборе места будущего города: «Он проложил (не на планшете - на местности!) более восьмидесяти вариантов пересечения Оби, из которых, по предложению инженера В.Роецкого, был выбран наилучший, наикратчайший и самый оптимальный – у села Кривощеково». В дальнейшем строительстве Гарин-Михайловский не участвовал, его захватила и понесла дальше неспокойная жизнь инженера-изыскателя. До последнего времени он считался единственным основателем нашего города. Его имя носит привокзальная площадь и одна из библиотек Новосибирска.

Из Петербурга в Кривощеково приехал профессор института путей сообщения Н.А. Белелюб-ский, главный мостостроитель России. Этот выдающийся ученый и первоклассный инженер одобрил вариант своего бывшего ученика, и сам взялся проектировать мост через Обь, который отличался оригинальностью как один из первых в России консольных мостов и который впоследствии простоял более ста лет без серьезного ремонта.

Николая Аполлоновича Белелюбского по праву можно назвать одним из основателей нашего города – это еще один крупный человек, который вложил свой талант и мастерство в будущее Новосибирска.

20 июля 1893 года состоялась закладка моста. Его строительство возглавил инженер Г.М. Буда-гов, приехавший из Самары с небольшой группой техников и опытных рабочих. Талантливый специалист и организатор, он сумел обеспечить успех масштабной по тем временам стройке.

Практически во всех источниках информации о Н. М. Тихомирове в первую очередь говорится о том, что он руководил работами по строительству последнего пролёта моста через Обь. Почему же именно Николаю Михайловичу пришлось завершать строительство? Дело в том, что Г. М. Будагов по окончании главного этапа работы был переведён на другой участок, и место руководи-теля осталось вакантным. Строительство шло медленно и неэффективно. Началось воровство государственных средств, и потребовался честный и квалифицированный руководитель. Тогда Н. М. Тихомирова и назначили начальником 9-го участка.

Работа оказалась тяжелой, так как после ухода Будагова ситуация на стройке вышла из-под контроля. Как нельзя лучше это показывают слова Марии Ананьевны: «Несколько месяцев он спал по два-три часа в сутки… На мои вопросы - когда будешь отдыхать? – Николай Михайлович отвечал так: «Вот организую всё, налажу контору и кадры, покатится правильное движение, тогда и буду лежать и поплёвывать в потолок». На строительство моста был дан определенный срок, от которого его предшественники намного отстали. Поэтому Тихомирову приходилось исправлять недоделки, наверстывать упущенное и входить в установленный график работ. Успешное испыта-ние моста прошло зимой 1896 года. По мосту проехало четыре сцепленных паровоза-«кукушки». Их пассажирами было принимавшее мост начальство, строители, среди них сам Тихомиров.

Возведение 9-го пролёта моста - первый и один из самых значимых шагов инженера в Новониколаевске. Именно это дело позволило историкам и краеведам считать Тихомирова одним из основателей Новосибирска.

 

Добровольное пожарное общество

В книге «Вековой путь на службе Отечеству» говорится следующее: «Его стараниями была построена пожарная каланча – для часто горевшего деревянного Новониколаевска объект чрезвы-чайно важный».. Долгое время пожарный обоз находился на территории начальника IX участка службы пути. «Тихомировская ограда» - так долго её называли. А. Брат приводит выписку из одного документа: «Милостивый Государь, Николай Михайлович! Общее собрание членов Новониколаевского Пожарного общества 8-ого февраля 1899 года единогласно избрало Вас Почетным Членом помянутого общества…». Также он подробно рассказывает о каланче, которую якобы построил Н. М. Тихомиров: «Кирпичная пожарка была выстроена в виде корабля с капитан-ской будкой и высоченной трубой-каланчой, на которой крупными буквами вывели девиз: «Один за всех, и все за одного!».

В книге «100 лет пожарной охране» говорится о том, что

Н. М. Тихомиров действительно был инициатором создания Добровольного пожарного общества (ДПО), помог жителям посёлка направить повторное обращение к томскому губернатору с просьбой выделить средства для борьбы с пожарами,

и утверждается, что здание пожарного депо, где позже разместится телефонная станция, было создано в 1903 году, когда Тихомирова уже не было в живых. На фотографии освящения здания в 1903 году депо нет той самой каланчи с надписью, это было совершенно другое здание. А на фото ДПО 1987 года вообще нет никакой каланчи. В книге «Времён связующая нить», рассказывающей об истории создания городской телефонной сети, сообщается, что Добровольное пожарное общество занималось устройством сети общего пользования.

Чтобы уточнить информацию, мы обратились к автору книги «100 лет пожарной охране» Алексею Петровичу Корзюку, начальнику пожарно-технической выставки. Он сказал, что до 1903 года в Новониколаевске не было каланчи, а Тихомиров умер в 1900-м. В 1903 построили на средства ДПО и пожертвования горожан здание депо, которое позже арендовала первая телефонная станция. А. П. Корзюк объяснил, что это здание находилось на территории современной фабрики «Синар». Каланча, которую якобы построил Тихомиров, как утверждал А. Брат, находилась там, где сейчас стоит стоквартирный дом. Действительно, там была каланча с той самой надписью «Один за всех, и все за одного», но она, как объяснил Владимир Иванович Андреев, главный методист Пожарно-технической выставки, была построена лишь в 1906 году на средства города. Интересно, что в городском краеведческом музее утверждают, что Тихомиров построил в 1897 году кирпичную каланчу.

Таким образом, Николай Михайлович в 1897 году не строил каланчу, а просто организовал Добровольное пожарное общество. Этим Н.М. Тихомиров буквально спас Новониколаевск. Ведь деревянный город постоянно страдал от пожаров, гибли сотни людей, скот, сгорало имущество.

Также примечателен тот факт, что Николай Михайлович, как создатель Добровольного пожарного общества, имеет косвенное отношение к телефонизации города. Совершенно ясно, что деятельность Тихомирова в этой области должна заслуживать особого внимания и почёта.

 

Возведение собора Александра Невского

О том, что Н. М. Тихомиров руководил строительством собора Александра Невского, сказано во многих источниках. В книге «Новосибирск – 100. События. Люди» говорится об этом буквально в двух словах. В издании «Вековой путь на службе Отечеству» информации немного больше: «Более двух лет отдал Н. М. Тихомиров возведению собора Александра Невского», а также напечатана фотография храма рядом с портретом строителя. В буклете информация более насыщенная, в книге А. Брата «Звёзды светят из прошлого» - весьма подробная. Именно на основе этих источников можно представить историю создания храма. По завершении мостовых работ Николаю Михайловичу приказом Министерства путей сообщения было определено руководить строительством собора во имя Александра Невского. Закладка храма состоялась в 15 мая 1897 года.

Строительство велось на средства фонда Александра II и Александра III, а также частные пожертвования.

Вот что вспоминала Мария Ананьевна: «Муж мой – натура горячая, творческая. Не успел закончить мост через Обь, с большим вдохновением взялся возводить…собор… Когда брал меня с собой на разные этапы строительства, я просто любовалась им. Устроил хоры для певчих, алтарь. Бегает по всему зданию, кричит: «А здесь как слышно, а здесь?!»  Тихомиров проверял каждую мелочь. В конце 1898 года была закончена кладка стен, 29 декабря 1899 года состоялось освящение храма, а позже, в 1904 году – освящение боковых приделов. За работу по строительству храма Тихомиров получает орден Святой Анны третьей степени. В поисках новой информации о возведении храма мы обратились в сам собор. Материалов об истории строительства и биографии Тихомирова там не было. Нам выдали историческую справку о соборе. Как было сказано в части 2.1 данной работы, информация о Н. М. Тихомирове составляет в справке всего два предложения. Он называется строителем храма и одним из основателей Новосибирска. Говорится также о том, что инженер был похоронен на территории храма. Больше никаких сведений нет. Придя в современный собор Александра Невского, трудно почувствовать, что его строительство было главным делом Н.М. Тихомирова. Никакой таблички или памятника нет, а узнать о захоронении Николая Михайловича на территории храма можно лишь из литературы. Может, ещё и поэтому в нашем городе так мало людей знакомы с именем Н. М. Тихомирова.

Собор был первым каменным сооружением Новониколаевска, и, возможно, благодаря храму, мы сейчас именуемся столицей Сибири.

Тайна смерти Тихомирова

«Смерть застигла внезапно. 24 октября 1900 года его не стало – кровоизлияние в мозг», - пишет в своем историческом очерке «Звезды светят из прошлого» Анатолий Брат. Это общепринятая версия смерти инженера и, на наш взгляд, достаточно объективная. Наряду с официальной версией существовала гипотеза об убийстве инженера. В статье Вадима Глухова «Вы продаете славянский шкаф?», опубликованной в газете «Советская Сибирь»(№ 135 /10 июля/ 1993 г.), было написано:

«Еще известно, что Тихомиров <…>в сорок три года был убит при загадочных обстоятельствах». Эту гипотезу разрушили документы, найденные нами в городском архиве.

Дело в том, что среди свидетельств по опознанию тела Тихомирова, обнаруженного в 1971 году, были показания Уросьевой Натальи Геннадьевны, в которых действительно утверждалась мысль об убийстве инженера Тихомирова, но множество фактических нестыковок позволили нам не принимать всерьез ее слова. Не совпадало время смерти (лето вместо осени), место (респондентка свидетельствовала о близости происшествия к современному театру «Красный Факел», хотя доподлинно известно, что на улицу Барнаульскую, ныне Щетинкина, семья переехала уже после смерти Тихомирова). Наконец, свидетельнице в 1900 году было всего 5 лет, а не 12-13, учитывая год рождения (1895). Мы окончательно убедились в ложности этого суждения, обнаружив осенью 2004 года  в ГАНО метрическую книгу Собора Александра Невского за 1900 год.

В графе «Причина смерти» значилось, что надворный советник инженер-путеец Николай Михайлович Тихомиров скончался от удара – так в старину называли кровоизлияние в мозг.

Кроме того, в ходатайстве жены от 17 ноября 1900 года о назначении эмеритальной пенсии и пенсии из Государственного казначейства в качестве главной причины смерти указывается сильная простуда, полученная в процессе работы. Таким образом, слухи об убийстве оказались необоснованными.

 

Судьба семьи Тихомировых

Жена Н. М. Тихомирова Мария Ананьевна вспоминала, как муж, предчувствуя свою раннюю смерть, говорил ей: «Ты долго будешь жить… Не плачь, тебя не бросят, за мной 15 лет полезной работы…». Он был прав. Когда в 27 октября 1900 года Н.М. Тихомиров умер от неожиданного кровоизлияния в мозг, его семья  осталась под опекой государства, помнящего о великих заслугах инженера. Жена с детьми вскоре переехала в новый добротный дом на улице Барнаульской, построенный Управлением железной дороги. В архивах НГКМ в личном фонде Тихомирова имеется фотография этого деревянного здания. Главный хранитель музея Западно-Сибирской железной дороги, Татьяна Николаевна Козлова, уточнила, что

дом для семьи Тихомировых построили буквально «всем миром» и в очень короткие сроки, настолько глубоким было уважение народа к труду инженера-путейца.

В городском архиве в фонде 675, описи 1, деле № 147 мы нашли документы Новониколаевского Общества взаимного страхования имущества от огня, среди которых обнаружили и страховой план строения, принадлежащего вдове Тихомировой, от 6 июня 1912 года. Как стало ясно из документов, дом действительно был большой, площадь усадьбы составляла 1020 кв. саж. Строение включало жилой дом, два амбара, флигель, сарай. Благодаря этой находке, нам удалось узнать точный адрес проживания семейства – ул. Барнаульская, 15, квартал 50. Однако в книге прописки этого дома мы не нашли записей о проживании Тихомировых. Оказались они в доме №. Видимо, это следствие смены нумерации домов. Позже, после смерти Ольги Николаевны Крюгер, дом снесли, а на его месте построили здание школы № 10.

Как пишет Ольга Николаевна в своей автобиографии, ее мать устроили  работать на железнодо-рожный вокзал Обь кассиром. Подтверждение тому, что детям назначили денежное пособие, мы нашли в ГАТО: Мария Ананьевна после смерти мужа ходатайствовала Начальнику Управления железных дорог о назначении эмеритальной пенсии и пенсии из Государственного Казначейства.

 

Мария Ананьевна Родионова-Тихомирова

Оставшиеся в Новосибирске Мария Ананьевна и Ольга после революции имели большие за-труднения. «Две женщины, жена и дочь Тихомирова, жили в большом доме, который нужно было ремонтировать, поддерживать, зимой отапливать и т.д., одним словом, содержать. Однако жене дворянина Советская власть в пенсии отказала. Жили на скромную зарплату, а затем на мизерную пенсию дочери Тихомирова, Ольги Николаевны». В 50-е гг. Мария Ананьевна стала болеть все чаще и чаще, но оставалась бодрой. Одна из  учениц Ольги Николаевны Светлана Валентиновна Трегубенко, часто гостившая в доме Тихомировых, вспоминала:

«Мария Ананьевна болела и уже не вставала, но была бодрой, все время пеняла на современность, которая попортила всю красоту в городе, а Ольга Николаевна переводила быстро разговор на другую тему, часто приговаривая: «Тише-тише…»,

предлагала почитать газету Марии Ананьевне, а та любила слушать, интересовалась тем, что там печатали». В это время Мария Ананьевна не раз обращалась к властям, чтобы оставить сведения о своём муже, рассказать об истории основания Новосибирска, но её информаци-ей никто не заинтересовался.

В последние годы жизни вдова Тихомирова потеряла зрение, но даже тогда пенсию ей не дали. По свидетельствам Тамары Михайловны Кучеренко, выпускницы школы № 41 1957 года, ухаживать за больной матерью Ольге Николаевне помогала семья Малашиных, жившая в их доме на подселении. Марья Ананьевна умерла в 1961 году в возрасте 90 лет.

 

Проблема исторической памяти

Согласно документам фонда 33, описи 1, дела № 163 Новосибирского Городского Архива, 5 мая 1927 года Новосибирский Городской Совет постановил Общине Александро-Невского Собора, в ограде которого был похоронен Н.М. Тихомиров, произвести устройство асфальтовых тротуаров длиной 125 метров и шириной 6 метров по Красному проспекту. Позже из беседы отцом Александром Новопашиным, настоятелем Собора св. Александра Невского, мы узнали, что

в 1927 году уничтожение могилы строителя храма было допущено, потому что Собор Александра Невского в 20-е гг. принадлежал раскольникам-обновленцам.

Подтверждение этому мы нашли в книге Е.А. Шабунина «Храмы Новосибирска».

Во времена борьбы с религией (1923-1938), а именно в 1938 году, собор Александра Невского на многие годы был закрыт. В нем находилась Западно-Сибирская студия кинохроники, хранился киноархив. Для нужд студии в 1971 году возле стен бывшей каменной церкви рабочие коммуналь-ной службы копали траншею под кабель. Тогда и был обнаружен склеп с останками Н.М. Тихомирова, захороненными на территории храма. Подробно происходящее в 1971 году описывает А.Брат: «Когда пыль улеглась, в склепе увидели гроб, на котором лежала форменная фуражка с кокардой и перекрещенные шпага и ножны. Все это доставили в одну из комнат фондов краеведческого музея, создали комиссию, собрались, открыли крышку и … ахнули!». В газете «Вечерний Новосибирск» (№178 от 30 июля 1971года) по этому поводу была опубликована заметка «Пока только предположения…». Там кратко сообщалось о найденных останках, также шла речь о том, чьи останки предположительно найдены.

Мы разыскали двух непосредственных свидетелей этого события: корреспондента газеты «Вечерний Новосибирск», автора заметки Тимофееву Ирину Борисовну (псевдоним – И.Борисова) и заместителя районного отдела РУВД в период 1971 года, а теперь специалиста Главного Управле-ния МВД России по Сибирскому Федеральному округу Щербака Евгения Владимировича.

Корреспондент газеты «Вечерний Новосибирск» оказалась на месте событий случайно: редак-ция газеты тогда находилась на улице Советской. К тому моменту, когда Ирина Борисовна пришла к месту происшествия, собралось много народу. «Уже докопали до крыши склепа, - делится впечатлениями журналистка. - Я показала свое удостоверение: милиция все оцепила. Было больше пяти вечера, очень жарко, кругом женщины с сумками, одна даже каблук сломала – босиком стояла. Я дождалась, пока гроб вытащат». На следующий день в подвале музея - позже это место стали называть «подвалами Тихомирова» - происходило вскрытие гроба. Чтобы подробнее узнать о фактах опознания останков Тихомирова, мы обратились к главному хранителю городского краеведческого музея в 1967-1998 гг. Копытовой Лидии Ивановне. Она сообщила, что на момент вскрытия работники НГКМ знали, что останки принадлежат Н.М. Тихомирову, поскольку в архивах музея уже имелся личный фонд инженера. Однако Горисполкому нужны были свидетельские показания, поэтому о немедленном перезахоронении не могло быть и речи.

Гроб был обит парчой зеленого цвета с серебряной нитью, на крышке нашит крест из плотной парчовой тесьмы. Внутри, помимо останков, обнаружили фрагменты одежды, золотой нательный крестик 56 пробы, перламутровую запонку, остатки погребальных цветов и головной шелковый венчик. Рядом с гробом в склепе - кусок материи с вышитым вензелем «Н.Т.» Как рассказывала Копытова Л.И., «судебный эксперт выбрала из гроба все возможное». Тогда не шло речи о православной этике по отношению к праху усопшего, так что даже его нательный крестик представлял собой материальную и фактическую ценность.

Перед музейными работниками стояла задача найти факты, подтверждающие личность Н.М. Тихомирова. Сестры Лебедевы, присутствовавшие при вскрытии, сказали, что Марья Ананьевна, жена покойного инженера, на внутренней стороне его фуражки вышивала две заглавные буквы «Н.Т.», что и обнаружили при исследовании.

Эти буквы и еще пять объективных данных, представленных работниками НГКМ  позволили считать, что обнаруженные останки принадлежат Н. М. Тихомирову, инженеру-путейцу, одному из основателей нашего города. 18 августа 1971 года вышло решение №527 исполнительного комитета Новосибирского Совета депутатов трудящихся «О перенесении на Заельцовское кладбище останков М Н. Тихомирова – инженера, руководившего строительством последнего пролёта моста через реку Обь». Город взял на себя все расходы, связанные с перенесением праха инженера-путейца на Заельцовское кладбище.

В статье А. Брата «Реставрация» есть такие слова: « Могилу его едва ли теперь отыскать, да и кому нужно?». Действительно, место захоронения было трудно определить, но с помощью смотрителя Заельцовского кладбища Казанина Олега Юрьевича в конце февраля 2003 года нам удалось найти затерявшуюся среди обычных захоронений семидесятых годов 20 столетия могилу Н. М. Тихомирова, одного из основателей нашего города. Она находится на развилке между 5 и 6 новыми кварталами.

В настоящее время могиле присвоен статус вновь выявленного памятника истории.

 

Станция Тихомирово

Перечень заслуг Н.М. Тихомирова перед городом и его жителями свидетельствует о той боль-шой роли, которую он сыграл в истории и дальнейшем становлении города. Исследуя в связи с этим проблему исторической памяти,

мы постарались найти хоть какие-то попытки увековечить имя Н.М. Тихомирова в истории города, но, к сожалению, таковых не оказалось.

В музее железной дороги НСО мы узнали, что на западном направлении движения железной дороги есть остановоч-ная платформа Тихомирово, названная в честь инженера, и что когда-то на станционном здании висела мемориальная доска. Чтобы хоть каким-то образом удостовериться в справедливости этих утверждений, мы в конце лета 2004 года совершили поездку на станцию и провели опрос жителей поселка Тихомирово. Мемориальной доски не оказалось, более того, никто из опрашиваемых не мог вспомнить, была ли она когда-нибудь. Сама станция производит впечатление забытого Богом и заброшенного людьми уголка.

Никифорова Варвара Антоновна - самая старшая в округе, живет в Тихомирово уже 64 года, но о том, отчего произошло название села, никогда не задумывалась, а на наш вопрос предположила: «Может, жил здесь какой-то Тихомиров».

Примерно в ста метрах от железнодорожной линии располагается само село, с жителем которо-го нам довелось поговорить на платформе. Им оказался Хаустов Владимир Сергеевич, бывший военнослужащий, а теперь пенсионер. В Тихомирове он живет уже 10 лет и всегда думал, что оно названо в честь какого-нибудь местного озера. Совершенно другим оказался взгляд Асанова Владимира Николаевича, рабочего сельскохозяйственной базы.

«Живем мы тут тихо и мирно, потому и Тихомирово».

Пенсионер Пырсиков Геннадий Николаевич живет в селе вместе с женой Бычковой Тамарой Ивановной около 25 лет. Тамара Ивановна родилась в Тихомирове, но никогда не слышала ни от соседей, ни от родителей об инженере, который дал поселку имя. Конечно, они с мужем предполагали, что был какой-то Тихомиров, но ничего конкретного не знали. Супруги с большой охотой рассказали нам о селе и его истории: «Дворов здесь около семидесяти и только десять принадлежат старожилам. Раньше здесь и колхоз был «Ленинский путь», и школа 4-летняя, и станция, большая, людная…» - «А сейчас, - завершил рассказ жены Геннадий Николаевич, - умрешь, никто и не заметит».

Анна Дмитриевна Шалупина была привезена в Тихомирово младенцем и провела вместе с братом Александром в доме, построенном родителями, всю жизнь. Именно от него мы услышали долгожданный ответ: «Тихомиров? Инженер такой был, дорогу строил…мост…». Александр Дмитриевич около 15 лет назад прочел заметку в газете «Советская Сибирь» о его заслугах перед городом. Шалупины подтвердили факт существования колхоза, школы, станции, вот только мемориальной доски они не вспомнили.

Следует отметить, что в беседе со многими старожилами и дачниками в течение дня

мы успешно работали в жанре агитбригады, восполняя обнаруженный нами пробел. Но чувство горечи осталось: «А в Тихомирове практически никто не знал, кто такой Тихомиров!»

***

Очевидно, что до сих пор имя Тихомирова неизвестно большей части населения города. Долгие годы все шли вперед, в светлое будущее, забывая, зачёркивая прошлое. Потому и не знают свою историю жители Новосибирска. Хотелось бы, чтобы люди хранили вечную память о тех, кто стоял у истоков развития города, чтобы имя Тихомирова знали не только краеведы и историки, но и все новосибирцы.

При работе над исследованием мы  испытали удовольствие  от  внесенного, хотя и небольшого, но значимого для нас вклада в восстановление  памяти о забытом, когда-то глубоко уважаемом в Новониколаевске Н.М. Тихомирове. В поисках материалов об инженере мы открыли множество интересных фактов, установили несоответствия в различных источниках, систематизировали найденный и выявленный материалы, определили горизонты последующей работы по данной теме,  выявили новый круг краеведческих проблем для будущих исследований краеведов школы.











Рекомендованные материалы


Стенгазета

В лесу родилась елочка… и не только. Часть 3

В каждой советской семье в кладовке или на верхней полке шкафа имелась заветная коробка или почтовый посылочный ящик, в котором хранились обернутые в куски газеты стеклянные игрушки, игрушки из ваты, картона. На верхушку водружали красную звезду, под елку клали вату, изображавшую снег, и ставили Деда Мороза и Снегурочку

Стенгазета

В лесу родилась елочка… и не только. Часть 2

Плату за обучение в старших классах школы и вузах ввели еще в октябре 1940 года. В столичных школах плата составила 200 рублей, в провинциальных – 150, в столичных вузах – 400 рублей. Учитывая, что в крестьянских семьях воспитывалось 6–7 детей в среднем, в рабочих 3–4 ребенка, за всех платить было невозможно. Отменили плату за обучение только в 1956 году.