Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.01.2021 | Арт

Вирус памяти

Рецензия студентки школы культурной журналистики Наташи Берновик на онлайн-выставку рисунков Зои Черкасской «Утраченное время» в Нью-Йоркской галерее современного искусства «Fort Gansevoort»

публикация:

Стенгазета


Текст: Наташа Берновик


8 апреля, в день начала еврейской пасхи, на сайте галереи «Fort Gansevoort» (Нью-Йорк) открылась онлайн-выставка израильской художницы Зои Черкасской «Утраченное время». Тема 19 небольших рисунков на бумаге - жизнь евреев Восточной Европы до Второй Мировой Войны. Художница обращается к травматичному опыту прошлого для осмысления кризиса, связанного с пандемией коронавируса.

Зоя Черкасская, родившаяся в Украине в 1976 и уехавшая в Израиль в 1991 году, получила мировую известность благодаря работам, посвященным советскому детству, критике израильского общества и художественных институций. На выставке «Action painting» (2006) она изображала музеи современного искусства, выставляющие гигантские кучи экскрементов, а в своей «Правде» (2018) разоблачала лицемерие политики ассимиляции репатриантов. Рисунки и картины Черкасской напоминают иллюстрации детской литературы, что контрастирует с их содержанием и обличительными интонациями. На выставке «Утраченное время» представлены не характерные для художницы работы, в них нет присущей ее искусству сатиры и ярких красок.
Все рисунки были сделаны в самоизоляции, по одному в день. Отправной точкой для создания серии стала запись церемонии «Черной хупы» на кладбище под Тель-Авивом, увиденная художницей на ютюбе. «Чумные» свадьбы сирот и бедняков, целью которых было отражение несчастья, проводились евреями только в критические моменты истории, например, во время эпидемии холеры в 19 веке. Возвращение этого ритуала говорит о зашкаливающем уровне тревожности в обществе. Черкасская утверждает, что любая беда заставляет евреев вспоминать о Холокосте и уничтоженном им мире. Пандемия не исключение.

На рисунках Черкасской погромы, нацистские казни (ангел смерти в форме офицера СС) и советские притеснения (Сталин - Бог, победивший ангела смерти - единственная ироничная работа). На нескольких из них мы видим девочку, напоминающую Анну Франк, с желтой звездой на груди. Есть и работы, посвященный мирной жизни: ребе учит детей читать, семья прогуливается по штетлу. Часть рисунков связана с празднованием исхода из Египта (Песахом).

Черкасская, конечно, не сравнивает пандемию с Холокостом, а фиксирует логику ее восприятия в Израиле: коронавирус - продолжение череды несчастий, преследующих евреев. Она воспроизводит цепную реакцию воспоминаний, запускаемую страхом, одинаковым во все времена.

«Утраченное время» создавалось в диалоге с куратором и писательницей Элисон Джинджера, с которой Черкасская переписывалась на протяжении месяца. Наиболее загадочные для зрителя рисунки: «Субботний гой» - юноша с внешностью Ивана-дурака помогает еврейской паре в работе по дому или уже упоминавшаяся «Черная хупа», сопровождаются ее комментариями и дневниковыми записями о ситуации в Нью-Йорке: «Выгуливая собаку...я увидела «короновирусный тент», который появился на углу парка перед Бруклинской больницей. Обе конструкции - хупа и тент, мгновенно слились в моем воображении».

Джинджера пишет о важности воспоминаний и сохранении ритуалов повседневности, служащих своего рода якорем в это неспокойное время. Формат онлайн-выставки оказывается очень удобным для чтения ее объемных комментариев, напоминающих не кураторские тексты, а фрагменты эссе.

«Утраченное время» кажется самой мрачной выставкой Зои Черкасской. Не только из-за тематики, но и из-за преобладающих в экспозиции цветов - черного, коричневого, темно-синего. Словно сама выставка - ритуальный жест, призванный отвратить эпидемию, вписав ее в ряд невзгод, победу над которыми евреи празднуют в Песах.

Дополнительно:

Несколько лет Зоя Черкасская жила и работала в Берлине, где познакомилась со скандальным художником 90-х - Авдеем Тер-Оганьяном, бежавшем из России из-за уголовного дела, заведенного на него за акцию «Юный безбожник» (1998). В 2008 году в галерее Марата Гельмана (Москва) они провели совместную выставку под названием «Olga Sviblova is Shit or the End of the Critical Discourse», в которой высмеивали современное российское искусство и главных его представителей.

В 2010 году Черкасская, вместе с 4 другими художницами-репатриантками из СССР (Наталией Зурабовой, Асей Лукин, Анной Лукашевской и Ольгой Кундиной), создала группу «Новый Барбизон». Как и французские художники Барбизонской школы (Теодор Руссо, Франсуа Милле и Камиль Коро), они используют реалистическую традицию и рисуют на пленэре. Но, в отличие от своих предшественников, природе художницы предпочитают городские джунгли. В центре их внимания жизнь людей, не интегрированных в общество, в котором они живут: репатриантов, гастарбайтеров, мигрантов из Африки.

«Утраченное время» - уже третья выставка Зои Черкасской в галерее «Fort Gansevoort», где состоялся ее американский дебют (2019). Две предыдущие выставки были посвящены советскому детству. К основной эскпозиции «Утраченного времени» добавлен текст Агады, проиллюстрированной Зоей Черкасской в 2004 и изданной в количестве 100 экземпляров. 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
28.07.2021
Арт

Внутренний фронт

Зангева родилась в Ботсване, получила степень бакалавра в области печатной графики в университете Родса и в 1997 переехала в Йоханесбург. Специализировавшаяся на литографии, она хотела создавать работы именно в этой технике, но не могла позволить себе студию и дорогостоящее оборудование, а образцы тканей можно было получить бесплатно.

Стенгазета
18.06.2021
Арт

Далекие близкие

Табурэ получила европейскую известность как художник-портретист. В центре ее внимания всегда находится человек, его взаимоотношения с другими и самим собой. Одним из центральных в поэтике художницы является мотив отражения, как способа самопознания. При этом зеркалом, позволяющим понять что-то о себе, оказывается другой.