Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.11.2019 | Арт

Пришел на выставку — и вспотел

Рецензия студентки школы культурной журналистики Кристины Александровой на интерактивный проект «Весна блаженная» группы «Дальневосточные разлучницы» в Центре современного искусства «Артэтаж», Владивосток

публикация:

Стенгазета


Текст: Кристина Александрова


«Каждый есть разлучница» — это первое условие любого проекта художественной группы «Дальневосточные разлучницы» (ДВР). Условие можно игнорировать за пределами пространства, захваченного художниками, но раз уж сделал шаг внутрь — знай, что присутствие приравнивается к участию.
Участвовать предлагается в следующем: лепка пельменей; исполнение песен Аллы Пугачёвой акапелла; мытьё окон; стояние на горохе; разучивание асан и кадрилей; рисование на стенах и закрашивание рисунков на стенах; отправка писем в будущее; биробиджанская рулетка; прогулка в научный институт; нанесение татуировок по случайно созданным эскизам; прочее.

Все эти волнующие перспективы — часть интерактивного проекта «Весна блаженная», который полностью совпадает с календарной весной в ЦСИ «Заря». В течение трёх месяцев малый выставочный зал «Зари» становится территорией ДВР, где шутки про дальневосточный сепаратизм не запрещены. Интерактивный проект назван кураторами «процессуальная выставка» и поделён на четыре цикла: «Радение», «Пир», «Игра» и «Пот». Перед каждым циклом в зале возводятся новые декорации, после каждого цикла они ликвидируются почти полностью — в конце выставки обещают ликвидировать и саму группу ДВР. Для тех, кто не застал фазу активного действия, остаётся только облако слов на стене, собранное из анонсов и отзывов на концерты ДВР.

Количество участников, принимающих участие в запуске циклов выставки — около дюжины, среди них художники мужского и женского пола, одна школьница и комнатное растение. Но на деле их гораздо больше: фраза «каждый есть разлучница» говорит о том, что участником группы считается каждый — будь то наблюдатель, скептически хмыкающий, или зритель, ввязавшийся в танец.

Каждый из циклов предлагал свою модель включения: «Радение» — постановка мистерии, основанной на биографии разлучницы Рады, «Пир» — арт-ужин за общим столом, а во время «Игры» зал превратился в большое игровое поле с клетками, но без заранее существующих правил.

Последний цикл выставки, «Пот», буквально придуман, чтобы заставить участников взмокнуть. Тематически «Пот» перекликается с первым циклом, но если в «Радении» участники осмысливали тему рождения через абстрактные понятия и символы, то в «Поту» гораздо больше телесности: крики матери и ребёнка, испарина и соль на лице — но здесь и триумф, и тяжёлое дыхание на финише, и невозможность смотреть на мир по-старому.

Старт цикла «Пот» совпал с Ночью музеев, когда в выставочных залах практически нечем дышать от количества людей. Под звуки самодельных и электронных инструментов «разлучницы» в белых платьях качались под потолком, метались и сплетались в объятиях. Во втором зале под диджейский сет на полу извивалась одна из разлучниц, а под весом её тела лопались надувные ёмкости с краской, пришитые к одежде.

Степень и форму своего включения каждый зритель определяет сам, и в этом главный риск перформансов ДВР. В отличие от концерта, на выставке зритель привык получать впечатления, а не создавать их. Любой отзыв может стать частью новой композиции, любой жест — сюжетом для нового перформанса. Застав «Пот», большая часть озадаченных зрителей испарилась ещё на середине и оставила танцпол для тех, кто почувствовал ритм. Так, скорее всего, произойдёт и с ДВР — обещанный «распад», скорее всего, станет просто поводом для воссоединения в обновлённом составе.

 

Дополнительно:

Кто не лох, тот лох

Дальневосточные разлучницы, которые кричат летней ночью в мегафоны с балкона музея — так выглядело открытие музыкального фестиваля Я — ЛОХ в 2017 году. Это событие возникло как аллергическая реакция на шоукейс-фестиваль V-ROX, который, несмотря на название, практически не обращался к теме владивостокского рока и андеграундной музыки в целом. «Лохи», оставшиеся за бортом, собрали собственную двухдневную программу, в которой приняли участие исполнители в жанрах от панка до spoken word.

Создатели «Я — лох» позаимствовали айдентику оригинального фестиваля, сымитировав шрифт названия и заменив на афише краба на кота с клешнями. Недоброжелатели, которым увидели в этом зависть и попытку паразитизма, предсказывали, что дело кончится иском о плагиате. Крёстный отец V-ROX Илья Лагутенко подачу «лохов» отбил с безмятежной улыбкой и на пресс-конференции намекнул, что в 2018 году никакого V-ROX уже может не быть, поэтому тем лучше, что местные организаторы проявляют инициативу.

Фестиваль V-ROX действительно взял перерыв на год, а участники «Я — лох» не стали повторять шутку дважды. Они остановились на совместных концертах от трёх до пяти коллективов, которые проводятся раз в несколько месяцев, а «Дальневосточные разлучницы» переключились на полноценные концерты-перформансы.

 

 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.

Стенгазета
05.11.2019
Арт

Семь способов не потеряться во Владивостоке

Во Владивосток на несколько недель приезжали художники со всех стран мира, которые исследовали город со всех доступных им ракурсов — одни работали на сопках, другие забирались в бомбоубежища или отправлялись к морю, попутно расплетая собственные личные истории.