Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.11.2019 | Просто так

Краткая история пяти кратких историй

Не было в те времена такого жанра? Ну, не было. Зато теперь есть.

Относительно недавно мне пришло в голову перечитать некоторые из поздних, назидательно-воспитательных рассказов Льва Толстого.

Я люблю эти рассказы, как, впрочем, люблю более или менее все у этого автора. А неизбежный слегка комический эффект, не могущий не возникнуть в процессе  этого чтения, мою влюбленность ничуть не колеблет, а лишь добавляет к ней дополнительных обертонов, одним из которых является непрошенно возникающее чувство отчетливого умиления. А это очень хорошее чувство.

То, что эти дидактические истории с их демонстративно бедным словарем и по-детски корявым синтаксисом обнаруживают свою прозрачную связь с евангельскими текстами, это понятно и широко известно.

Я же, читая и перечитывая их в очередной раз, в очередной же раз подумал вот вот о чем.

Правомочно ли, — в очередной раз подумал я, — своевольно соотносить те или иные тексты, высказывания, жесты и прочие художественные явления и проявления прошедших эпох с художественными течениями и направлениями, возникшими в более поздние времена. Правильно ли, например, утверждать, что «Евгений Онегин» с его пропущенными строками, со скрытыми или явными цитатами и с «читатель ждет уж» — это в значительной мере вполне концептуалистское произведение? А ведь ужас как подмывает такое сказать! Или что в романах Достоевского много прямо образцового сюрреализма — можно так сказать? Можно? Можно, конечно. Но не правильно. Потому что всякое новое художественное течение возникает лишь тогда, когда ему присвоено имя, не раньше.

Так же дело обстоит и с новыми жанрами.

Тем не менее, читая рассказы Толстого, я все время ловил себя на том, что передо мной тексты, относящиеся к тому почтенному и даже модному ныне жанру прикладной словесности, который называется «социальной рекламой».

Не было в те времена такого жанра? Ну, не было. Зато теперь есть.
Вот мне и захотелось, — причем захотелось властно и мучительно, — по возможности деликатно, но и по возможности узнаваемо стилизуя некоторые языковые особенности толстовских поучительно-воспитательных историй, сочинить свои собственные, причем именно в жанре социальной рекламы и именно на сегодняшние темы.

Вот и принялся я сочинять первый такой текст. Я понимал, разумеется, что такой текст должен быть коротким. Какая же реклама с длинным текстом, сами подумайте.

Написал. И действительно коротко. Потом зачем-то посмотрел, сколько там получилось слов. Их получилось семьдесят два. Зачем-то, видимо, для того, чтобы таким образом обозначить чисто формальные рамки нового для меня жанра, я решил, что и второй текст должен состоять непременно из того же количества слов.

Также я решил, что и начинаться второй текст должен непременно так же, как и первый. Ну, и все остальные — так же, а как же еще. Ну, и написал я второй текст. За ним я написал третий, а потом и четвертый, и пятый. И в каждом из них — да, именно семьдесят два слова, — не больше и не меньше, хотите, посчитайте. Почему именно столько? До откуда же я знаю? Так получилось. Семьдесят два и все тут!

Ну, и начинаются они одинаково, как нетрудно заметить.

В общем, такие вот получились у меня пять дидактических историй о нормах цивилизованного поведения современного горожанина, сочиненные автором этих историй без особой надежды на то, что они смогут плодотворно повлиять на читателя, не привыкшего к упомянутым нормам, но с надеждой на то, что читатель, и без того придерживающийся указанных норм, лишний раз убедится в правильности своего повседневного поведения.

Все понятно? Тогда вот.

1

Соблюдайте правила дорожного движения

Один мужчина всегда куда-то спешил и перебегал дорогу на красный свет. Однажды он стал перебегать дорогу, а одна из машин не успела затормозить и совершила наезд на мужчину. Больше полугода провел он в больнице.

А другой мужчина всегда терпеливо ожидал зеленого света, когда переходил улицу. Когда он стоял на перекрестке, он всегда обдумывал какую-нибудь важную мысль. Однажды он придумал нечто такое, что решительно изменило его жизнь в лучшую сторону.

Кто прав?

2

Соблюдайте тишину в культурных учреждениях

Один мужчина приобрел сотовый телефон. Раньше у него его не было, а вот появился. Он был очень этому рад и все время звонил знакомым, и знакомые звонили ему.

Однажды ему пришлось пойти на концерт симфонической музыки. Вся публика выключила свои телефоны, а он не догадался. Раздались звуки оркестра. Все стали слушать музыку. Вдруг среди тишины громко что-то зазвонило. Это был телефон нашего незадачливого героя. Многие недовольно обернулись.

Впечатление от музыки было испорчено.

3

Соблюдайте чистоту на улицах родного города

Один мужчина шел по улице и встретил другого мужчину, по-видимому, своего знакомого. Мужчины остановились и стали разговаривать.

Разговаривая, мужчины курили. Сначала одну сигарету, затем вторую, а потом и третью. Разговаривая, мужчины смеялись и хлопали друг друга по плечам.

Когда мужчины перестали разговаривать, они попрощались друг с другом и пошли в разные стороны. А в том месте, где они разговаривали, смеялись и курили, осталась целая кучка окурков. Кто будет убирать?

Мусорить не красиво.

4

Убирайте за своими домашними животными

Один мужчина имел собаку и выводил ее гулять.

Собака резвилась во дворе. Известно, что собаки, гуляющие во дворе, не только резвятся, но и еще кое-что делают.

Другие владельцы собак ходят с совочками и подбирают за своими питомцами, а наш герой — нет. Однажды его собака сделала кое-что, да так это и осталось лежать. Вечером шла старая женщина, поскользнулась на том, что осталось после собаки, упала и сломала ногу.

Разве это хорошо?

5

Будьте терпимы к людям, не похожим на вас

Один мужчина крепко не любил приезжих, особенно из Азии и Кавказа. «Понаехали разные, — говорил он недобро, — а тут самим жрать нечего». И так он говорил часто. И зло смотрел.

Но однажды ему приснился сон, что идет он по улице и вдруг захотел есть. Захотел шашлыку — шашлычная закрыта. Захотел плова — нету. Арбуз подумал купить — опять нету.

Когда он проснулся, то сразу понял, что был неправ.

Почаще бы снились людям подобные сны.

***

Сочинив эти пять коротких текстов подряд, я решил — временно, надеюсь, — остановиться. Остановился я не потому, конечно, что не нашлось больше на свете важных социальных проблем. Ох, этого добра на наш век хватит! И не только, боюсь, на наш. Но где-то же все равно надо было остановиться. И в любом случае лучше это сделать раньше, чем позже, и, главное, самому.

Источник: inliberty,16.07.2018,








Рекомендованные материалы



«А первому — не бывать»…

Именно отсюда, чтобы вы знали, и пошла есть, пить и спать Святая Русь. Именно здесь, если вы еще этого поняли, настоящий Киев и есть, а вовсе он не где-то там. И хорошо еще, что все это случилось именно здесь, все-таки как-никак в историческом центре столицы всего человечества и порта пяти или сколько их там морей, а не где-нибудь, скажем, в Ново-Косино или в Бирюлево Товарном.


Сосиски в тексте

Или вот кино. Вот, допустим, кто-то из героев кинофильма — выдающийся поэт. Как тут быть — нужны ведь, извините, образцы его непревзойденной поэзии. А где их взять, если твой поэт не Живаго и не итальянский импровизатор из «Египетских ночей». Текст для песенки можно, допустим, кому-то заказать — такие специалисты имеются. А кому заказать «выдающиеся стихи выдающегося поэта», совершенно непонятно.