Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.03.2019 | Анимация / Интервью

Смешно, если бы две зебры занимались сексом, и этого бы никто не видел, кроме меня.

Разговоры с дебютантами: Мария Конева

О Маше Коневой,  как о режиссере, все мы услышали внезапно и были заинтригованы. Она появилась не в команде выпускников школы-студии ШАР, где училась, а позже, сама по себе, как дебютант. И до того, как мы увидели ее фильм, мы узнали, что Машина короткометражка “Вдоль и поперек”, единственная из российских мультфильмов, взята в конкурс Берлинале-2018, где  и пройдет ее мировая премьера. А когда мы посмотрели сам фильм, удивились снова – он совсем был не похож на отечественную анимацию. История о том, как зебра искала и находила  себе пару среди природы, полной любви,  - пряталась внутри как будто абстрактной элегантной полосатой картинки так, что ее можно было и не увидеть. Многие и не видели, принимая фильм за стильную ритмическую абстракцию с элементами животного мира. В условной черно-белой картине было много юмора  и парадоксальных решений, гэгов, построенных прежде всего на визуальных эффектах, - все это очень отличалось от традиционной отечественной анимации, стремящейся к нарративу. Ну а потом Маша пошла работать в молодую сериальную команду “Союзмультфильма”, чтобы испытать себя в индустрии, снимая фильмы, совсем не похожие на ее дебютное кино. Об этом всем мы с ней и поговорили.

-       Я рисовала всегда. В какой-то момент училась в студии в Москве. В детстве всегда рисовала бытовые картинки. Но до того, как учиться в Школе-студии ШАР, я поступила в Третий медицинский.

-       Вы работали врачом до ШАРа?

-       Нет. Но в меде я очень сильно загрустила. И пока училась, уже начала снимать мультфильмы.

-       А что ж вы не бросили институт?

-       Я до 17 лет вообще ничего не хотела, очень инфантильная была. Очень много врачей в семье, это было предрешено, я так по этим рельсам и ехала. Ну поступила и поступила. Мне больше нравилась идея, что я в Москву поеду.

-       А вы откуда?

-       Из Калуги. Мне казалось, что в Москве какой-то движ. Так и оказалось. Анимационное образование мое началось с курсов, которые устраивал Илья Юдович, потом мы с теми, кто закончил курсы, и с ребятами-организаторами студии 7BIOZ сколотили студию и снимали рекламу,  и с детьми мы на БФМ проводили занятия от 7BIOZа лет шесть, наверное. При этом я продолжала учиться в меде и не принимала никаких решений о своей судьбе. А еще я по вечерам работала в чайной – это была крутая работа. Вела традиционные китайские чайные церемонии. В 2012-м я закончила мед и должна была вернуться работать в Калужскую область, но не вернулась и никто не настаивал. А в 13-м году поступила в ШАР. В ШАРе я училась на платном и параллельно работала, но у нас все работали. У детей вела анимацию, а по ночам мы снимали на 7BIOZе. Еще когда училась в ШАРе   делала ролики для проекта Ильи Эпельбаума "Полукруглый год".

-       Знаю, это проект театра «Тень», где на каждый день года в связи с какими-нибудь неочевидными датами Лев Рубинштейн писал маленькие лирические тексты. Они иногда его частями показывают в театре. Знаю, что для него многие аниматоры делали ролики.

-       Мне очень мил и дорог этот проект. И это был очень интересный креативно-соревновательный процесс. Мы придумывали, кто интереснее. И кто лучше придумывал, получал этот день. Можно было урвать шесть дней или восемь дней в месяце. Так что, как только вывешивали новый месяц, начинался такой весёлый процесс. Илья приходил в ШАР и нас приглашал. Поэтому мои одногруппники участвовали. Точно помню, что делал ролики Вася Ефремов и Милана Сафонова. Наверняка ещё кто-то хоть по денёчку да сделал.

 

Полукруглый год:

 


Стахановец from Maria Koneva on Vimeo.


Синяя птица from Maria Koneva on Vimeo.

 


Дядя Сэм from Maria Koneva on Vimeo.

-       А вы сколько сделали?

-       Не помню. Был какой-то месяц, когда я треть точно урвала. Набрал роликов, прогулял несколько дней в ШАРе и разом все сделал. Нам платили не очень много. Но мы тратили много сил и времени на ресеч, отрабатывали скетчи, снимали и композили, и это было абсолютно в кайф. Предметы всякие доставали. Мне как-то понадобился целый пакет розовых лепестков, а в другой раз - манифест компартии, чтобы в нём рисовать. У нас в ШАРе была хорошая дружная компания: Лиза Астрецова, Женя Фадеев, Дима Иванов, Катя Филиппова.

-       Да, компания хорошая, но они все гораздо раньше сделали дипломы, почему?

-       Они были запущены в производство, им выделили какие-то деньги,  у них были сроки. Но запускали не всех, а выбирали тех, в кого верили, что закончат. У нас было четыре мастера:  Лена Чернова, Иван  Максимов, Алексей Демин и Андрей Юрьевич Хржановский и сначала все ходили ко всем подряд, а потом я как-то больше стала обращаться к Черновой, она минимально старается влезть и дает больше практические советы. А в том, как я фильм придумала, кстати, сыграла свою роль оранжевая тельняшка БФМ, которая у меня была. Я как-то увидела оранжевые шторы в клеточку и подумала, как смешно было бы, если бы это были две зебры, которые занимаются сексом и этого бы никто не мог увидеть кроме меня. Чтобы люди смотрели минималистическую, уведенную в абстракцию мультипликацию, и ловили себя на мысли, что они смотрят мультик про секс, чтобы у них было состояние легкой измены: «Ого!». Уйти в абстракцию, продолжая рассказывать историю. Эта шутка и осталась. А сюжета не было. И очень долго я просто рисовала гэги. И зебры у меня выглядели очень по-разному. Они были и квадратные, и в виде какого-то тетриса складывались, и в виде иероглифов. У меня было много бумаги, измаранной условными почеркушками, и на худсоветах я пыталась сложить из них историю.  В общем, нужен был сюжет, чтобы это все оказалось частью единой линии. Надо было как-то подвести к сексу, чтобы он стал кульминацией. В аниматике это было непонятно никому, и мне тоже не было понятно, что это за  сюжет. Был унизительный худсовет, когда еще пригласили почетных гостей: ДмитрияГеллера, Светлану Филиппову и тут я вышла показывать какую-то невменяемую ересь. А потом мне одногруппница втюхнула эту музыку кубинскую. И вдруг все, что  долго-долго копилось, на эту музыку легло и по развитию музыки появились какие-то опорные точки истории, я увидела что попа виляет -  так и сложился сюжет. Когда он сложился, я поняла, что я уже от этой музыки завишу и мне стало немножко страшно, потому что ни шагу вправо или влево, оно просто взяло и легло. Но меня не запустили и защищалась я разработкой фильма.  А потом сидела и думала, что никогда не закончу его, поскольку работала на многих работах и он как-то медленно загибался. А потом появился мой продюсер Вадим Пегасов и спонсор, которого он нашел – Вадим Богданов. Невероятный случай: Вадим взял фильм и не лез в него, просто дал денег. Вот, пожалуйста, деньги и все: делай фильм.

-       А вы как-то договорились  с ШАРом, что вы будете снимать фильм вне школы и он будет значиться не дипломом, а дебютом?

-       Я не то что очень сильно продумала это решение – передачи прав… Ну да, там был какой-то непонятный момент, я пыталась с Пегасовым поговорить, но он отправил меня саму выяснить. Я спрашивала окольными путями: мол, казнят меня или не казнят. У меня было какое-то страшное чувство вины и я никому не могла это выразить,  спрашивала у Черновой,  а она говорит: так и надо, пусть кино снимается, говорила еще кому-то, мне говорили: да ладно мол, какие обиды.  Но все равно был осадок, так что у меня каждый триумф был омрачен. Когда ехала на Берлинале думала: Господи, как мне стыдно! ШАР меня проклянет! А ШАР в соцсетях эту новость перепостил: Господи, ШАР меня простил! Вот только на днях я подошла к Хржановскому каяться и говорила, что мне жалко что не от ШАРа, я рада, что фильм получился и не могу не сказать спасибо Вадиму. И что мне в благодарность за все  хотелось бы что-то для ШАРа сделать. Но Андрей Юрьевич просто порадовался. Сказал, что рад, что выпускники что-то делают и что он видит своих учеников в титрах.

-       А как фильм попал на Берлинале?

- Я сама послала, Вадим не хотел этим заниматься. Когда я фильм закончила, буквально через два дня закрывался прием на Берлинале, а я такая: о, фестивали, Берлин! И это было первое куда я отправила , сгоряча, дерзко. Сейчас бы я наверное уже не стала, потому что тогда было нужно было платить какой-то взнос, недорого, несколько евро, но платно. Шиканула, потом уже не отправляла на такие фестивали. Рада что съездила.

- И как вам этот опыт?

- Классный опыт и опыт взаимодействия с фестивалем был здоровский, еще куча квестов для меня. Например: нужно сделать постер. Я такая: ага, сейчас, посмотрю, как это делается. Смотрю примеры, делаю постеры, Вадиму отсылаю. Фестиваль: нужен пресс-кит. Я: ага, сейчас погуглю. Сделала пресс-кит. Они: да, хорошо. Наверное у нормальных фильмов должен быть какой-то отдел, какие-то дизайнеры все это делают. Мне интересно было повариться в этой кухне, не менее интересно, чем поехать. На Берлинале просто интересно посмотреть: ух ты, такой фестиваль, все в красных флагах, медведи повсюду, я сходила на одну короткометражную программу, на ту, где была Река Букши, я хотела посмотреть ее фильм. И мне очень понравилось, что там в конце было обсуждение и в зале сидели люди на порядок умнее, чем я, и задавали такие вопросы, что обсуждение было лучше, чем просмотр фильмов. Я поняла, что обсуждение должно состоять из вопросов. Потом посмотрела «Довлатова» и полный метр про теракт в Норвегии. Я мало на самом деле посмотрела, много по Берлину ходила и мне было здорово. Тем более, что мне каждое утро нужно было быть на моем показе. Фильм показывали в детской программе, для меня это было странно.

- Там секс не особенно читается, кроме общего ощущения, что между зебрами что-то есть.

- Тем не менее мне было странно перед этой аудиторией стоять. Я и на вопросы им отвечала, и зебру им рисовала: у нас там была автограф-сессия, я рисовала зебру и жаб.  Фильм показали четыре раза на фестивале и попросили еще дополнительный показ на закрытии программы. Написали: а можно взять ваш фильм на специальный показ  для маленьких детей, чтобы они не видели те фильмы, которые им не предназначены? И тем самым еще раз мне напомнили, что мой фильм для самых маленьких. Я такая: ну ладно, конечно, на ваше усмотрение, мне очень приятно, спасибо. После Берлинале мне стали писать детские фестивали, какой-то берлинский фестиваль даже попросил продать права для показа в школах. Это уже из анекдота, что я падаю все ниже и ниже и уже даже в школах показывают мой мультик.

 


Between the lines Trailer ENG - Вдоль и поперёк (Трейлер, англ) from Maria Koneva on Vimeo.

 

- Ну ладно, это не падение.

- Да, мне даже приятно, когда мне люди говорят, что им понравилось, хотя ясно, что они не поняли, что там происходит. Дети, например, спрашивали: почему все так быстро и почему нет цвета? Это были два таких каверзных вопроса. А еще в моей программе был классный мультик «Кошачьи дни». Про маленького мальчика, которому доктор сказал, что он кошка. И про то, как с этим жить, если тебе говорят, что ты кошка, а ты явно не кошка. Очень трогательный. Правда он тоже ничего не получил.  Получили все, кого я не видела. Получил мальчик из Индии – он сразу написал мне в фейсбуке,  стал знакомиться и я его поздравила. Потом фильм брали много куда (хотя мне не с чем сравнивать), а наград немного. Два диплома и приз в Сиэтле, который, правда, давал аккредитацию на Оскар. Сейчас уже не рассылаю, но иногда программные директора сами запрашивают, и я отправляю.

Ежедневные скетчи:



Clink (daily sketches) from Maria Koneva on Vimeo.

Шоурил:



Animation Showreel from Maria Koneva on Vimeo.

 

- А сейчас что вы делаете?

- Сейчас я включилась в сериалы, поскольку мне было интересно как работает индустрия. Может быть я так много сетовала на то, что все повсюду плохо организовано, что мне захотелось впервые в жизни стать взрослее и начать разбираться, как устроено производство. Сначала меня позвали на сериал на «Мастер-фильме». Это был совсем первый опыт и немного бесконтрольный. У меня был готовый сценарий, я его сделала и поняла, что как-то не очень. Потом меня Лена Чернова позвала на Союзмультфильм на «Оранжевую корову» режиссером эпизодов. С июля на нем работаю. И еще Володя Сахновский позвал на сериал  «Бодо Бородо». И мне кажется, с ним очень прикольно работать. Мне нравится Бодо, с ним можно пошутить, он свободный, дурашливый и может получиться смешно.  И мне нравится, что Володя снимает по любви к этому персонажу. И все ребята, кого он позвал работать на сериал говорят: нам так нравится Бодо!

- Вы что, будете сразу на двух проектах?

- Жалко что это как-то совпало, бывает же. На самом деле на «Оранжевую корову» Лена позвала меня давно, и я так сначала ждала и была уверена, что у меня есть работа, даже тем , кто мне предлагал работу говорила: я сию минуту могу метнуться на сериал, я не здесь, я могу вас подвести и прошло больше полугода, когда пошел движ. Я согласилась на две работы и они совпали, так что Бодо я делаю после работы фактически. На  Союзмультфильме здорово и даже в начале, когда мне Лена намекала: может ты выберешь какой-то из сериалов, я ей говорила, что я с опаской отношусь к «Простоквашино» и «Кеше», а когда пришла и увидела, что там Миша Солошенко сидит и хохочет и Женя Жиркова сидит и хохочет, я поняла, что с «Простоквашино» наверное все весело и хорошо. И на "Корове" у нас собрался неравнодушный и классный коллектив. Руководители Лена Чернова и Алёна Оятьева относятся к сериалу как почти к авторском проекту, они собирали людей сами. Меня Лена позвала - она была моим мастером в ШАРе. Проект вышел из годового нелегкого запуска (и из восьмилетней комы) и достаточно благополучно развивается. Мне кажется, к работе на производстве приспосабливаешься быстро, мне после сдачи своей первой серии стало многое понятней. (Моя серия "Торт для мамы", №2). Много технической, рутинной работы, есть сроки и разделение обязанностей. И при этом сериальный этаж на Союзмультфильме - самое весёлое пространство, преимущественно молодые девчонки и ребята. И там никому не плевать на результат. Я предложила проводить мозговые штурмы на студии - на них собираются режиссёры, сценаристы, редакторы -  все желающие и делятся насущной болью. У кого аниматик болит, у кого сценарий. До сих пор для меня это немного эксперимент, но полезные плоды от него есть. А ещё у нас есть блог Шарика!

- Да уж знаю, я подписана на него в инстаграмме. Sharrrik-фотограф. Блог очень смешной, прямо видно, что люди удовольствие получают, когда его делают.

- Мы его целой командой придумали, поэтому теперь это наш фан, как и задумывалось. Так что на Союзмультфильме по-разному: есть рутина, есть плохие и хорошие моменты, люди потрясающие тоже есть. Не могу загадывать, сколько это продлится и где буду работать дальше. Будущее туманно, я привыкла.

«Оранжевая корова». Серия «Торт для мамы»

Ролик от работников Фабрики мультфильмов к юбилею БФМ


Большому Фестивалю Мультфильмов от работников Фабрики from Maria Koneva on Vimeo.

 

 

 

 

 

 









Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.